Власть
11.10.2017

Убийственная Гульнара Каримова

Убийственная Гульнара Каримова

  • Гульнара Каримова. Фото Getty images
Вымогательница Гугуша запугала МТС психушкой, тюрьмой и могилой
2 октября суд Стокгольма внес свидетельские показания бывшего главного директора телекоммуникационной компании МТС-Узбекистан Бекзода Ахмедова, которые в 2012 году он давал российскому следователю, а в 2015-м — следователям Швейцарии, в ряд документов, открытых для ознакомления общественности. Именно показания Ахмедова, который на протяжении десяти лет считался «правой рукой» Гульнары Каримовы, сыграли большую роль для заведения одного из самых крупных в истории антикоррупционных уголовных дел и превратили президентскую дочь из самой могущественной женщины Узбекистана в заключенную.

Четырехчасовой "допрос"

Первый официальный документ, объявленный судом Стокгольма открытым для ознакомления общественности, называется «Протокол допроса свидетеля». В нем приводится основной смысл сказанных экс-главой телекоммуникационной компании МТС-Узбекистан Бекзодом Ахмедовым во время допроса, проведенного 10 сентября 2012 года старшим следователем по особо важным делам 3-го отдела Управления по расследованию организованной преступной деятельности Следственного департамента МВД России О. Сильченко.

На каждом листе 17-страничного протокола допроса стоит подпись Бекзода Ахмедова, на последем — его адвоката Валерия Орлова.

Как приводится в данном протоколе, Бекзод Ахмедов допрашивался в качестве свидетеля в рамках уголовного дела №369659 (уголовное дело, заведенное в 2012 году относительно нарушения закона против монополии в деятельности российской телекоммуникационной компании МТС в Узбекистане — Ред.), возбужденного по статьям 189¸190 и 191 УК РФ.

До начала допроса Бекзод Ахмедов попросил следователя, ссылаясь на статью 3 Уголовно-процессуального кодекса РФ, гарантировать ему обеспечение безопасности в качестве свидетеля, отказался давать показания против себя, своей семьи и близких, а также дал свое согласие на использование его показаний в качестве доказательств по данному уголовному делу в случае последующего отказа им от своих показаний.

Проведение допроса началось после того, как 20 августа 2012 года российская сторона удовлетворила просьбу Ахмедова о предоставлении ему гарантии безопасности.

"Предложения, от которых невозможно отказаться"

В своих показаниях Бекзод Ахмедов говорил в основном о своих отношениях со старшей дочерью ныне покойного первого президента Узбекистана Гульнарой Каримовой и об их бизнес-партнерстве.

Как рассказал российскому следователю Ахмедов, он познакомился с Гульнарой Каримовой в 2001 году через свою старшую сестру Нилюфар, которая училась с президентской дочерью на философско-экономическом факультете Ташкентского государственного университета. По его словам, начиная с декабря 2001 года он начал числиться менеджером компании СТОРЕС, владелецей которой являлась Каримова, и одновременно занял должность директора ташкентского сервисного центра узбекско-американской телекоммуникационной компании «Уздунробита».

«Я не смог отказать Гульнаре Каримовой в просьбе указать меня в документах в качестве управляющего ее компании, потому что отказать ей было нельзя», — сказал во время допроса Бекзод Ахмедов, добавив при этом, что никогда не получал от Каримовой зарплату за данную работу.

Согласно показаниям, приведенным в протоколе, Бекзод Ахмедов познакомился с председателем совета учредителей узбекско-американского СП «Уздунробита», президентом американской компании ICG Inc. Дадли Кристи в 1996 году во время учебы в США. Ахмедов помог Кристи, владевшему 45 процентами акций «Уздунробиты» и пожелавшему познакомиться и вести совместный бизнес с Гульнарой Каримовой, встретиться с президентской дочерью в 2001 году в Лондоне.

Из подробностей этой встречи становится ясно, что Ахмедов являлся основным переговорщиком Гульнары Каримовой и «правой рукой» президентской дочери в деле по взятию ею под свой полный контроль телекоммуникационный рынок Узбекистана.

Захват "Уздунробиты"

В конце переговоров, проведенных в Дубае после встречи в Лондоне, американские акционеры «Уздунробиты» соглашаются под угрозой «столкнуться с серьезными проблемами в Узбекистане» передать 20 процентов акций этой компании в распоряжении компании Реви Холдингс, принадлежавшей Гульнаре Каримовой. Взамен Каримова обещает американским инвесторам решить проблемы компании с конвертацией и помочь получить лицензию на услуги международной телефонной связи.

Как приводится в признательных показаниях Ахмедова, меморандум о передачи 20 процентов акций «Уздунробиты» в распоряжение компании Гульнары Каримовой был подписан в ноябре 2001 года управляющим директором Реви Холдингс Фарходом Иногамбаевым и главным учредителем компании ICG Шахидом Ферозом. А в январе 2002 года Реви Холдингс официально присоединился к группе учредителей «Уздунробиты», Ахмедов был назначен гендиректором компании.

После того, как Фарход Иногамбаев после разногласий с Гульнарой Каримовой был вынужден бежать в США, в конце 2002 года президентская дочь, по свидетельским показаниям Ахмедова, оформила акции «Уздунробиты» на компанию Swisdorn Limited, оформленную на имя ее гражданского мужа Рустама Мадумарова.

В 2003 году американские инвесторы начали искать покупателя для «Уздунробиты». Российский МТС одним из первых выразил заинтересованность в покупке узбекско-американской телекоммуникационной компании. В августе 2004 года Гульнара Каримова, которая к этому времени владела 59 процентами акций «Уздунробиты», продала россиянам 33 процента своих акций за $100 млн, а американская сторона подписала с МТС соглашение о продаже своих 41 процента акций за $21 млн. Оставшиеся 26 процентов акций «Уздунробиты» Каримова в 2007 году продала российской телекоммуникационной компании МТС за $250 млн.

Согласно показаниям Бекзода Ахмедова, он являлся основным переговорщиком в процессе преобретения буквально за бесценок у американских инвесторов и узбекского государства компании «Уздунробита», а в дальнейшем помог Каримовой продать компанию российскому МТС. Он играл центральную роль в присвоении президентской дочерью $350 млн.

Однако Бекзод Ахмедов, заявивший вначале допроса в Москве о том, что не будет давать показаний против себя, не сообщил следователю о том, какую сумму он заработал сам в процессе купли-продажи «Уздунробиты».

Coscom постигла участь "Уздунробиты"

Спустя совсем немного времени после того, как $350 млн Каримовой были размещены на банковские счета в Гонконге, Ахмедов приступил к процессу по передаче еще одной телекоммуникационной компании Coscom в распоряжение президентской дочери, а затем начал разрабатывать стратегию по выгодной продаже данной компании зарубежным инвесторам.

Как приводится в протоколе допроса, весной 2007 года второй крупный игрок на телекоммуникационном рынке Узбекистана — американская компания MCT Corp., являвшаяся владельцем 97 процентов акций Coscom, подписала договор о продаже данного мобильного оператора Катар Телекому.

Каримова, потребовавшая доли от этой сделки, после отказа американской стороны приняла решение о приостановлении лицензии мобильного оператора Coscom сроком на 10 дней. После данной угрозы американская сторона была вынуждена расторгнуть договор с Катар Телекомом, и по требованию Каримовой, вынужденно продала свою долю в Coscom'е телекоммуникационной компании TeliaSonera (ныне Telia), акциями которой владели правительства Швеции и Финляндии.

И в данной сделке, по требованию Каримовой, основным переговорщиком выступил Бекзод Ахмедов, являвшийся на тот момент гендиректором МТС-Узбекистан. В результате переговоров, проведенных Ахмедовым, TeliaSonera перевела на банковские счета офшорной компании Takilant (ею через подставные лица владела старшая дочь Ислама Каримова Гульнара — Ред.) в Латвии и Швейцарии в общей сложности более $330 млн.

Напомним, что после долгого расследования шведская компания признала, что давала взятки окружению Каримовой на общую сумму $331 млн, и выплатила штраф в почти $1 млрд.

"Черная кошка" в $15 миллионов млн

Чуть позже между Гульнарой Каримовой и Бекзодом Ахмедовым, который играл главную роль в деле по захвату двух крупных мобильных операторов в Узбекистане — «Уздунробиты» и Coscom, а также в процессе перевода более $1 млрд на банковские счета за рубежом, пробежала «черная кошка». Согласно протоколу допроса, причиной разногласия между Каримовой и Ахмедовым стал спор вокруг $15 млн.

16 декабря 2011 года налоговые органы и прокуратура начали комплексную проверку в компании МТС-Узбекистана (бывшая «Уздунробита»), возглавляемой Бекзодом Ахмедовым. В результате проверок, которые продлились три месяца, обнаружилось, что в 2008-2010 годах «Уздунробита» не доплатила в казну государства налог в размере $1,5 млн. По словам Ахмедова, позже компания выплатила государству эту сумму в назначенное время.

Как рассказал российскому следователю Бекзод Ахмедов, еще до окончания проверок в компании Гульнара Каримова отправила к нему свою помощницу Гаяне Авакян с требованием выплатить ей $15 млн.

«В ходе проверки 15 февраля 2012 года Гаяне Авакян пригласила меня в офис «Шошкент», находящийся в Ташкенте. В офисе Авакян предъявила мне компьютерную распечатку на двух листах с рукописными пометками на полях, сделанными Каримовой. В этой распечатке были указаны расходы компании «Уздунробита» на рекламу с 2007 года по ноябрь 2011 года. Причем, суммы, указанные в распечатке полностью совпадали с теми данными, которые были представлены компанией «Уздунробита» сотрудникам налоговой инспекции, проводившим проверку. В распечатке, предъявленной мне Авакян, Каримова требовала возратить ей из моих собственных средств и средств менеджмента сумму порядка 30 млрд сум ($15 млн), а также предоставить ей расшифровку командировочных расходов сотрудников компании и суммы спонсорских и благотворительных расходов, произведенных компанией «Уздунробита» за рассматриваемый период (с 2007 года по ноябрь 2011 года). С точки зрения Каримовой, все рекламные услуги должны были преобретаться компанией «Уздунробита» не напрямую, а через компании «Терра групп», которые принадлежат Каримовой», — сказал во время допроса в Москве Бекзод Ахмедов.

По словам Бекзода Ахмедова, Гульнара Каримова угрожала ему тюрьмой в случае, если он в назначенное время не переведет на ее счет данную сумму. Ахмедову, по его словам, пришлось продать дом и отдать Каримовой первую часть суммы в размере $1,163 млн наличными.

Кроме того, во время допроса в Москве бывший директор телекоммуникационной компании МТС-Узбекистана рассказал следователю о том, что Каримова потребовала от него заплатить $250 тыс за ее совместную фотографию с бывшим президентом США Биллом Клинтоном и принцем Монако Альбертом II, сделанную во время благотворительного вечера в рамках Каннского кинофестиваля. По словам Ахмедова, данную сумму он перевел на банковский счет Каримовой в США.

Гульнара Каримова, не прекратившая угрожать и оказывать давление на Бекзода Ахмедова с требованием выплатить остальную часть задолженных им $15 млн, со слов Ахмедова, предложила ему продать квартиру в Москве. По его словам, она заявила, что в противном случае, под давлением окажется не только он сам, но и его жена и дети.

«В указанной связи, опасаясь за свою жизнь и здоровье, а также за жизнь и здоровье моей семьи, 6 июня 2012 года я был вынужден нелегально покинуть территорию Узбекистана и впоследствии приехать в Москву», — сказал на допросе в Москве Бекзод Ахмедов.

Арест приближенных Гульнары

Ахмедов, заявивший во время допроса о том, что был вынужден покинуть Узбекистан из-за угрозы его жизни и жизни его семьи, сказал, что узнал через СМИ о задержании 30 июня в Швейцарии двух приближенных Гульнары Каримовой — Алишера Эргашева и Шахруха Сабирова.

Алишер Эргашев и Шахрух Сабиров были задержаны сотрудниками швейцарской прокуратуры летом 2012 года в банке Lombard Odier в Женеве при попытке снять деньги со счетов, открытых на имя Гаяне Авакян.

Однако, по словам Ахмедова, истинной владелицей денег на этих банковских счетах и недвижимости в Европе, является Гульнара Каримова. Во время допроса он утверждал, что не имеет к ним никакого отношения.

После задержания в Швейцарии приближенных Каримовой, Бекзод Ахмедов согласился сотрудничать со швейцарской прокуратурой и дать показания. В этих целях он нанял себе адвоката.

Ранее «Озодлик» сообщал о подробностях допроса, проведенного в 2015 году следователями Швейцарии. Во время четырехдневного допроса экс-глава МТС-Узбекистан Бекзод Ахмедов предоставил следствию больше подробностей о преступлениях старшей дочери ныне покойного президента Узбекистана.

В 2012 году в интервью швейцарскому журналу «Билан» Гульнара Каримова обвинила Ахмедова в распространении компромата против нее.

Напомним, что о подозрительных суммах, которые несколько телекоммуникационных компаний переводили на счета компаний Гульнары Каримовой стало известно еще в 2012 году. Через год в США и нескольких европейских странах начались расследования по этим делам.

Под подозрение тогда попали TeliaSonera, VimpelCom и МТС. По утверждению финансовых экспертов, совокупно Гульнара Каримова получила от телекоммуникационных компаний порядка $1 млрд. Часть была отмыта через покупку активов в разных странах, включая роскошную виллу в Швейцарии. Суммы, которые компании ей переводили, были взятками, которые должны были обеспечить доступ компаниям на рынок Узбекистана.

После начала расследований в США и Европе, узбекские власти начали свою проверку. В 2015 году Гаяне Авакян, близкий человек старшей дочери президента Узбекистана, была приговорена к тюремному сроку. Сама Гульнара Каримова была взята под домашний арест.

Летом этого года Генеральная прокуратура Узбекистана сообщила о том, что в августе 2015 года Ташкентский областной суд признал дочь экс-президента Узбекистана виновной в хищениях и вымогательстве денежных средств и приговорил к пяти годам ограничения свободы.

****

Бекзод Ахмедов о Гульнаре Каримовой: "Я мог спокойно оказаться в психушке! Она даже могла приказать убить меня"

В распоряжении «Озодлика» оказались материалы допроса, проведенного в 2015 году прокурорами Швейцарии с самым близким бизнес-партнером Гульнары Каримовой — Бекзодом Ахмедовым. Во время четырехдневного допроса, проведенного четырьмя швейцарскими следователями, Бекзод Ахмедов — экс-глава принадлежавшего российской МТС сотового оператора «Уздунробита» — предоставил следствию больше подробностей о преступлениях старшей дочери ныне покойного президента Узбекистана.

Сам себе адвокат

В мае 2015 года в Генпрокуратуре России в Москве четыре следователя Федеральной прокуратуры и Федеральной криминальной полиции Швейцарии в течение четырех дней допрашивали Бекзода Ахмедова — экс-главу сотового оператора «Уздунробита», принадлежавшего российской телекоммуникационной компании МТС.

​Допрос, который длился с 12-го по 15-е мая, проводился под руководством федерального прокурора Патрика Ламона (Patrick Lamon) в рамках уголовного дела, возбужденного Федеральной прокуратурой Швейцарии против Бекзода Ахмедова.

Вначале допроса швейцарский прокурор сообщил Ахмедову, что, кроме него, уголовное дело по обвинению в отмывании денег и по другим обвинениям возбуждено против самой Гульнары Каримовой, ее гражданского мужа Рустама Мадумарова, а также в отношении нескольких приближенных к ней лиц — Гаяне Авакян, Алишера Эргашева и Шахруха Сабирова.

После того, как следователи ознакомили Бекзода Ахмедова с его правами согласно законодательству Швейцарии, он изъявил желание отвечать на их вопросы без присутствия адвоката.

Во время первой сессии допроса, начавшейся 12 мая, в 11 часов по московскому времени, Ахмедов, в основном, отвечал на вопросы, связанные об отношениях Гульнары Каримовой с компанией «Уздунробита», которой он руководил на протяжении более десяти лет, а также с процессом перехода большей части акций этой компании из рук американских инвесторов и правительства Узбекистана в распоряжение Каримовой.

Отвечая на эти вопросы, Ахмедов повторил то, о чем ранее рассказывал следователю Следственного департамента МВД РФ во время допроса, проведенного 12 сентября 2012 года. Он рассказал о том, что Гульнара Каримова, не инвестировав ни копейки, захватила все операторы мобильной связи и телекоммуникационную сферу в Узбекистане.

"Почему Гульнара назначила вас гендиректором "​Уздунробита"​?"

Отвечая на этот вопрос швейцарских следователей, Бекзод Ахмедов сказал, что Гульнару Каримову, осознавшую, что в 2002 году в телекоммуникационной сфере можно «сделать деньги из воздуха», интересовали исключительно деньги.

«Она, не потратив на «Уздунробиту» ни копейки, прибрала к рукам компанию и продала ее МТС за $350 млн», — сказал следователям Бекзод Ахмедов.

«Мои отношения с Гульнарой Каримовой были негладкими. С одной стороны, она относилась ко мне как к другу, с другой — как акционер компании, которой я руковожу. В-третьих, она относилась ко мне как к человеку, который задолжал ей большие деньги. Кроме того, она относилась ко мне как к «дойной корове», из которой можно вытягивать деньги в любое время. Она то поздравляла меня с днем рождения, то угрожала, что посадит меня и я сгнию в тюрьме. То приглашала на свой день рождения, то пыталась запретить моим родителям выехать из страны и отнять мои дома. Для меня трудно сказать, кто такая Гульнара. Она смотрела на меня, как на своего раба. Но я никогда не считал себя ее рабом. Решения давал я. Пока она не переходила все границы, я соглашался с ней, но это продолжалось до тех пор, пока дело не начинало касаться моей семьи. На самом деле, у меня и выбора особого не было. Я мог спокойно оказаться в психушке! Она даже могла приказать убить меня. Потому что Гульнара считала себя самой могущественной женщиной», — говорил на допросе Бекзод Ахмедов.

Требование выплатить за один день 50 миллионов

По словам Ахмедова, несмотря на то, что в 2007 году Гульнара Каримова продала «Уздунробиту» российскому МТС за $350 млн и вышла из состава ее акционеров, она не прекратила, а напротив, еще больше начала требовать с этой компании выдачи ей многомиллионных сум.

Ахмедов рассказал швейцарским следователям, что в один из дней Каримова потребовала с него, на тот момент занимавшего должность директора МТС-Узбекистан, предоставить ей за один день $50 млн со счета компании.

«"Система" (группа, считающаяся собственником МТС, владельцем которой является российский миллиардер Владимир Евтушенков — Ред.) решила выкупить через «Уздунробиту» акции «Узпромстройбанка». Их стоимость составляла $50 млн. Гульнара тоже заинтересовалась покупкой этого банка. Узнав об этом, "Система" отказалась от намерения купить банк. Однако Гульнара решила, что на счету «Уздунробиты» имеются $50 млн наличными и отправила ко мне своего помощника по имени Надыр, который сообщил мне, что я должен за один день достать ей $50 млн», — рассказал следователям Бекзод Ахмедов.

По его словам, в тот же день он потребовал встречу с ней с глазу на глаз.

«Мы поговорили с ней в принадлежащем ей развлекательном заведении «Fashion Bar» в Ташкенте. Я сказал, что не могу сделать этого. Она сказала мне: «Ты не оставил мне другого пути, как бросить тебя в тюрьму». Я объяснил ей, что, в случае, если сделаю эту, то обязательно отправлюсь за решетку. Если бы я не нашел какого-нибудь выхода, то неприменно, оказался бы в тюрьме. То, что я пережил в 2012 году, могло случиться со мной в 2008-м. Я лишь продлил себе жизнь, пообещав ей любым путем найти эти 50 миллионов доларов. Это был самый трудный конфликт, который произошел между мной и Гульнарой. Она была очень могущественной дочерью могущественного президента, не бояться ее было невозможно», — сказал швейцарским следователям Бекзод Ахмедов. ​

Идея создать компанию Takilant исходила от Ахмедова

Основателем компании Takilant Ltd, которая сыграла основную роль в скандальном деле с дачей взяток зарубежными телекоммуникационными операторами TeliaSonera (ныне Telia), VimpelCom и МТС​ старшей дочери ныне покойного президента Узбекистана, со слов Бекзода Ахмедова, является именно он.

Как стало известно со слов Ахмедова, зарегистрированная в 2005 году на Гибралтаре оффшорная компания Takilant была создана непосредственно для легализации взяток, переданных Гульнаре Каримовой зарубежными телекоммуникационными компаниями.

«Для меня Takilant был средством для выплаты Гульнаре потребованных ею $50 млн деньгами или акциями. Концепцию и стратегию Takilant в телекоммуникационной сфере разработал именно я», — сказал Ахмедов, добавив, что лично сам перевел на счет Takilant первую часть взяток (2007 год), полученных от МТС и TeliaSonera, для того, чтобы погасить «долг» в размере $50 млн, потребованных от него Каримовой.

После этого Ахмедов признался следователям, что сам выступал посредником при входе трех зарубежных мобильных операторов — МТС, VimpelCom и TeliaSonera — в телекоммуникационный рынок Узбекистана. Он признался, что был вынужден вмешаться в этот процесс для того, чтобы выплатить Гульнаре Каримовой потребованный ею многомиллионный «долг».

В ходе четырехдневного допроса Ахмедов также поведал следователям информацию, касающуюся других управляющих компании Takilant.

"150 миллионнов или смерть"

Как приводится в показаниях Бекзода Ахмедова, данных в 2015 году в ходе допроса швейцарских следователей, «разбойнический аппетит» Гульнары Каримовой рос день ото дня и в 2012 году она уже потребовала от него предоставить ей $150 млн.

«До того, как я покинул Узбекистан, она потребовала от меня дать ей $150 млн со счета «​Уздунробиты​», президентом которой я являлся. И тогда я понял, что она хочет от меня не только денег, но и полностью уничтожить меня», ​— говорил на допросе Бекзод Ахмедов.

В ходе дачи показаний Ахмедов предоставил швейцарским следователям документы, в которых подтверждалось, что некая женщина после угроз со стороны Гульнары Каримовой покончила жизнь самоубийством, выпив уксусной кислоты.

Самая большая ошибка Гульнары...

Ахмедов, рассказавший следователям о том, что был вынужден покинуть Узбекистан 6 июня 2012 года после угрозы смерти, остановился на том, что 15 июня был объявлен Каримовой в международный розыск по линии Интерпола.

«Это было самой большой ошибкой Гульнары Каримовой», ​— сказал Ахмедов.

По его словам, он не знал, что Гульнара Каримова в свое время открыла в банке Lombard Odier (LODH) счета на его имя, на которые перечислялись сотни миллионов долларов и другие дорогостоящие вещи.

«Алишер и Шахрух приходили ко мне от имени Гульнары и просили подписать чистые листы бумаги или же какие-то тайные документы. Я не мог отказать им. Среди этих документов, по моим предположениям, были доверенности на открытие банковских счетов или приобретение недвижимости на мое имя. Для того, чтобы открыть счет в банках Швейцарии не требуется присутствие человека, на чье имя открывается счет, — сказал швейцарским следователям Бекзод Ахмедов, объяснив, что не был информирован о том, что на его имя в банке Lombard Odier (LODH) были открыты счета.

Опасаясь того, что Бекзод Ахмедов может воспользоваться ее деньгами на своем счету, Гульнара Каримова отправляет в швейцарский банк своих доверенных лиц, вначале Гаяне Авакян, а затем — Алишера Эргашева и Шахруха Сабирова.

Банк Lombard Odier отказывает Гаяне Авакян в выдаче со счета Ахмедова около $200 млн, затем с этой же целью в банк обращаются Эргашев и Сабиров. Сотрудники банка сообщают о них в полицию, в результате доверенных лиц Гульнары Каримовой задерживают. Этот случай, произошедший 30 июня 2012 года, становится причиной возбуждения в Швейцарии уголовного дела в отношении самой Гульнары Каримовой.

Данное уголовное дело, которым руководит следователь по финансовым преступлениям Федеральной прокуратуры Швейцарии Патрик Ламон, до сих пор продолжается. Когда именно дело будет передано в суд, пока официально не сообщается. Помимо этого, нет никакой информации о том, было ли снято обвинение с Бекзода Ахмедова, который согласился добровольно сотрудничать со следствием.

Сообщается, что Бекзод Ахмедов, бежавший от Гульнары Каримовой и создавший на Западе правовую почву для крушения ее империи, с 2012 года живет в России, предоставившей ему гарантии безопасности. [...]

Источник: ozodlik.org, 07.10.2017