Власть
16.03.2018

Арест Кумарина “по распоряжению царя”

Арест Кумарина “по распоряжению царя”
  • Владислав Резник. Фото theins.ru
Болтливость Геннадия Петрова и Ильи Трабера вылезла боком Владиславу Резнику

Агентство «Руспрес»  уже информировало о ходе судебных слушаний в Национальному суде Испании над представителями тамбово-малышевской преступной группировки, в ходе которого упоминались фамилии предправления «Сбербанка» Германа Грефа, главы СКР Александра Бастрыкина, а депутат-единоросс Владислав Резник лично прибыл  на суд над собой. В прошлой публикации рассказывалось и о том, что лихтенштейнским трастом, в который вкладывались деньги ОПГ руководил тот же поверенный, который управляет «дворцом Путина» под Геленджиком. На этот раз достоянием общественности стала информация о том, как один из видных думцев делил яхту и бизнес-джет с лидером Тамбовской ОПГ, как группировка связана с пресловутым кооперативом «Озеро».

 

27 февраля. Связи депутата Резника. Друзья Путина и лидеры Тамбовской ОПГ

 

Суд начинается с показаний депутата Госдумы от «Единой России», автора 259 законопроектов Владислава Резника.  Прокурор Хуан Каррау спрашивает его о дружбе с другим подсудимым — «авторитетом» Ильей Трабером, правда ли, что они знакомы с детства. “Не с детства, но с юности, со студенческих лет”, — поправляет Резник. “И чем, по-вашему, он занимался?”, — интересуется прокурор. “Трабер служил в военно-морском флоте, занимался бизнесом. Насколько я понимаю, бизнес его был в большей степени связан с функционированием торгового порта, занимался развитием морского порта”. Чуть подумав, Резник добавляет “еще у него был реставрационный центр”. (В воровских кругах Илья Трабер известен под кличкой «Антиквар»).

 

 17 03 17 kumar 02

Илья Трабер («Антиквар»)

 

На вопрос, имел ли Трабер отношение к Петербургской топливной компании [где работал глава Тамбовской ОПГ Владимир Кумарин (Барсуков)  и бывший руководитель кооператива «Озеро» Владимир Смирнов], Резник отвечает “не знаю”. Прокурор интересуется, не занимался ли Резник совместным бизнесом с Трабером — в частности, работал ли он в компании «Русское видео»,  имевшей подразделение в Выборге. Резник говорит, что действительно, был замдиректора “Русского видео”, но еще до приватизации, и Трабер тогда еще не мог быть акционером.

Дальше прокурор расспрашивает Резника о банке «Россия», также известном как «банк друзей Путина» (сам Путин заявлял, что перевел туда свою зарплату). Среди акционеров — Геннадий Тимченко, Николай Шамалов, Юрий Ковальчук. Миноритариями в банке оказались как раз Геннадий Петров и Сергей Кузьмин, которых разыскивает Испания.

«В 1988 году, когда я был заместителем директора филиала “Русского видео”, я подписал учредительный договор банка “Россия”, в который вошли Жилсоцбанк Санкт-Петербурга, Ленинградская телефонная сеть, “Русское видео” и позднее к ним добавилась моя страховая компания “Русь” , — признает Резник. От ответа на вопрос, известны ли ему такие акционеры банка “Россия”, как Сергей Кузьмин, Геннадий Петров, Юрий Ковальчук и Геннадий Тимченко, он уходит: “Мне трудно сказать, так как в 1990-м году, еще при СССР, я перестал представлять компании-совладельцы этого банка”.

Основное обвинение, предъявляемое Резнику и его жене Диане Гиндин, — отмывание денег через компанию Centros Commerciales Antei, которую они купили у Геннадия Петрова. Пока супруги владели фирмой, она увеличивала капитал средствами неясного происхождения, заявляет обвинение. «Я купил одно судно у Носкова, еще одно у Геннадия Петрова. Компания мне была не нужна, меня заверили, что деятельности она не вела, она просто владела лодкой», — заявляет Резник. «Я исключительно в обычном режиме общался с Петровым, когда купил у него дом на Майорке, и у меня сложились приятельские отношения с ним». Следствие считает, что за Centros Commerciales Antei стоял траст в Лихтенштейне, созданный Петровым.

Одно из обвинений, предъявленное отсутствующему на суде бывшему резиденту Майорки Геннадию Петрову Антикоррупционной прокуратурой Испании — „торговля связями“ , то есть, проталкивание назначенцев в силовые ведомства России, а также министерства, связанные с экономикой, с помощью Владислава Резника. В связи с этим на суде Резнику предъявляется телефонный разговор от 23 августа 2007 года. Некий Владимир „Бармалей“ [под такой кличкой известен экс-бойфренд «Мисс Вселенной» Оксаны Федоровой, близкий Игорю Сечину криминальный авторитет Владимир Голубев - «Руспрес»] звонит Петрову и просит к телефону Резника. В это время Резник и Петров находятся вместе, и „авторитет“ передает депутату трубку. “Бармалей” просит у Резника помочь назначить Михаила Алексеевича Блинова на пост в Министерстве финансов. Скорее всего, имеется в виду бывший глава Росимущества по Ленинградской области Михаил Блинов, засветившийся в скандале с незаконной передачей земли Невского лесопарка фонду “Покровский” (проводилась проверка ОБЭП по статье „мошенничество“ однако в возбуждении уголовного дела было отказано в связи с истечением срока давности.) “Бармалей” говорит Резнику, что Блинов — “бывший чекист” и поэтому “он наш”.

“Вы помните, что значит “наш”?”- задает Резнику вопрос Хуан Каррау.

“Чекист — это означает, что у него заслуженная биография, что он противостоит преступному миру. У меня тысячи таких просьб, я выслушиваю из вежливости и ничего не делаю”, — заявляет Резник.

Далее Резник признает, что со школы знаком с Олегом Носковым (у которого купил яхту “Нева 1” на Майорке. При этом он якобы не знал, что это его старый знакомый и “удивился, как тесен мир”. Олег Носков — бывший член совета директоров банка „Россия“. В 2008 году в справке, приведенной "Фонтанкой.ру", указывались девять компаний, которыми он владел вместе с Антоном Петровым, сыном Геннадия. Носков раньше проживал в элитном доме на Каменном острове в Петербурге вместе с Геннадием Петровым, а также близкими друзьями Владимира Путина по банку «Россия» и кооперативу «Озеро»

На вопрос, знал ли он Леонида Христофорова, друга Петрова, Резник отвечает, что дважды видел его в компании с Петровым: “Один раз Петров пришел с ним ко мне, второй раз я видел их в районе порта. Беседовал два-три слова”. Прокурор интересуется, знал ли Резник, что Христофоров был допрошен  по делу об убийстве Галины Старовойтовой. Резник этого якобы не знает, но сообщает, что Старовойтова была его другом, а ее бывший помощник Руслан Линьков является его помощником. Трабер как «экономист тамбовской ОПГ».

Хуан Каррау демонстрирует справку российской Генпрокуратуры о Леониде Христофорове и об убийстве Павла Капыша,  предоставленную прокуратуре Испании в рамках международной правовой помощи в 2009 году (в начале расследования):

“В период становления в 1991-93 году Балтийская финансово-промышленная группа (БФПГ) поддерживала отношения с тамбовским ОПС (организованным преступным сообществом). ОПС осуществляло контроль над деятельностью фирмы и прикрытие незаконных операций с нефтью и нефтепродуктами. Начиная с 1999 года Капыш стал проводить независимую политику, пойдя на открытый конфликт с экономистом тамбовского ОПС Ильей Трабером….”

Справка возмутила Резника. Он заступился за Трабера: “Апелляционный суд Испании принял к рассмотрению заявление о нарушении прав Трабера. Пресса написала, что Трабер в международном розыске, а это является неправдой. Человек, который заявлял, что Трабер связан с преступностью, сел в Швейцарии на три года”.

Прокурор удивляется, откуда все это известно Резнику. “От самого Трабера!” — заявляет Резник. Прокурор уточняет, что Трабер все же находится в международном розыске с декабря 2017 по запросу Испании. Что касается “человека, который сел на три года”, — согласно источникам The Insider, речь может идти о бывшем компаньоне Трабера по имени Сурен Гарибов, с которым Трабер действительно судился в Швейцарии, вот только какое отношение этот суд может иметь к справке из российской Генпрокуратуры, неясно.

Прокурор уточняет, были ли у Трабера и Петрова интересы в компании ПТК. Резник заявляет, что этого не было, но что “Трабер имел отношение к бункеровке самолетов”. “А раньше вы говорили про порт, а не самолеты”, — удивляется прокурор.

Наконец, Резник отрицает, что и сам Петров имел отношение к «тамбовско-малышевской ОПГ». Резник знал, что Петров — акционер Балтийской строительной компании, имеет свои интересы в сфере железных дорог и распоряжается “большой сетью магазинов”. При этом “преступником может назвать человека только суд”, а суд в России преступником Петрова не называл.

Резник заявляет: “Я поинтересовался у Трабера репутацией Петрова. Он сидел только за хозяйственные преступления в СССР, в детали я не погружался”. Резнику также предъявляют отчет из французской прокуратуры, где сказано, что Виктор Гавриленков является “важным участником тамбовской ОПГ” (Гавриленков — один из обвиняемых, которого арестовать не удалось, перед судом предстала его жена Жанна Гавриленкова, также подписывавшая финансовые документы; по ее словам, однажды она просто «сидела рядом и подписала»). “Все это очень познавательно, но я ничего об этом не знаю”, — говорит Резник, натурально изображая удивление.

На вопрос, почему он вообще приехал на Майорку, Резник отвечает: “Мне понравился дом, и я его купил у Петрова". На вопрос, почему они пользовались одним самолетом с Петровым, Резник отвечает, что на Пальму-де-Майорка рейсов из Петербурга не было, и “иногда он мог захватить с собой господина Петрова и других, кто летел на Пальму”.

 

Как депутат познакомил министра с лидером ОПГ

 

На вопрос, знаком ли он с бывшим министром связи России Леонидом Рейманом,  Резник отвечает: “Да, много лет”. Он сообщает, что “познакомил Реймана с Петровым”. “Я стал уговаривать Реймана купить дом, так как мне понравилась Испания. Пару раз вместе смотрели дома. Долго уговаривал, но к счастью, не купил”. Дом Трабера на Майорке Резник посещал неоднократно.

Прокурор интересуется, почему Резник не поехал на Майорку во время арестов Геннадия Петрова и других обвиняемых. “Одна майоркинская газета написала, что одним из людей, которых хотели задержать, был я. Я разумный человек”, — заявил Резник.

Наконец, на вопрос, разговаривал ли он с Петровым до суда, Резник говорит, что говорил с Антоном Петровым, сыном Геннадия, а с Ильей Трабером общается, “даже находясь в суде”. Ответ шокирует прокурора Хуана Каррау, и больше он вопросов не задает.

Выступает сторона защиты. Резник оспаривает приписываемый ему разговор с Геннадием Петровым о том, что он поздравляет его с днем рождения, называет «вождем» и «нашим всем». Он говорит, что это голос Вячеслава Марковича Рогинского (других подробностей Резник не приводит). Резнику предъявляется и другой разговор — Ильи Трабера с Геннадием Петровым от 28 августа 2007 года (аудио слушается в суде). В нем Илья Трабер сокрушается, что не может связаться со «Славой» (Резником), что с утра кого-то «взбодрил» и что ему надо обеспечить неких «плясунов», и просит Петрова передать это сообщение Резнику. На суде Резник предсказуемо заявляет, что ему неизвестно, о чем идет речь.

В расшифровках перехваченных телефонных разговоров фамилия “Резник” упоминается 68 раз. Во всяком случае в выжимке из разговоров, составленных еще в 2008 году, релевантных для следствия. Более двадцати разговоров записаны с номера, который и сейчас принадлежит Резнику. Сотрудники Петрова Юлия Ермоленко, Светлана Васильева и Хуан Антонио Унтория в разговорах называют Резника по фамилии, когда речь идет об оформлении документов на имущество в Испании, открытии телефонных линий и т. д.

Защита Резника демонстрирует некий документ из Следственного департамента МВД России, в котором говорится, что это ведомство не имеет претензий к Резнику, Петрову и Траберу, подписанный неким А.В. Зайцевым. Защита Резника пытается заявить, что «Тамбовская ОПГ» существует только в упоминаниях тех средств массовый информации, которые были осуждены за клевету, прокурор Хуан Каррару ошеломленно смотрит на судью, и судья Анхелес Барреро успокаивает его, напоминая, что в распоряжении суда есть документ прокуратуры России о Тамбовском преступном сообществе, где Петров упоминается. Группировка Малышева и Петрова: огнестрельное оружие, рэкет, гарпунный пистолет.

За время суда адвокаты обвиняемых неоднократно задают свидетелям обвинения вопрос, известно ли им об оправдательном приговоре Геннадия Петрова, честного бизнесмена, в Петербурге в 1995 году.

The Insider ознакомился с обвинением, предъявленным фигурантам испанского дела Геннадию Петрову, Сергею Кузьмину, Александру Малышеву а также еще 16-ти подозреваемым в 1994 году в Петербурге в рамках уголовного дела №534530 по статье 77 УК РФ в редакции закона РСФСР от 25.07.1962 (бандитизм). Материалы дела были откопированы с официального разрешения пресс-службы Петербургского городского суда в 2011 году по запросу Радио Свобода. Причем после их частичной публикации на сайте радиостанции в редакцию издания пришел дознаватель для проведения “доследственной проверки”: якобы двое журналистов допустили агрессию в отношении одного из фигурантов дела. Дело об “агрессии журналистов” в итоге возбуждено не было.

 
Из обвинительного заключения:

 

“Произведенным расследованием установлено: не позднее начала 1992 года Малышев, будучи широко известным в этой среде и используя это обстоятельство, из корыстных побуждений создал в Санкт-Петербурге организованное сплоченное устойчивое преступное вооруженное сообщество, ставшее известным, как малышевская группировка — банду, имевшую своей целью нападение на государственные, общественные предприятия, организации и на отдельных лиц, а также совершение других, преимущественно корыстных преступлений, и был его главарем.

В его (Малышева) банду соорганизовались сограждане Кирпичев, Берлин, Петров, Кузьмин, Паршук, Филлипов, Рахматуллин, Романов, Краснолуцкий, Чутаев, Чумаков, Тимофеев, Сульмаков, Сурков, Тарабрин, Объедков, Леткин, Сорока, Лебедев, а также ряд других лиц, связанных между собой общими для банды преступными целями.

При этом как сам Малышев, так и члены его банды имели в нарушение закона оружие. В частности, Малышев лично, не имея соответствующих разрешений, не позднее начала октября 1992 года при неустановленных обстоятельствах незаконно приобрел, носил огнестрельное оружие и боевые припасы к нему — пистолет кольт и 6 патронов к нему, изъятые при его задержании 5 октября 1992 и 54 патрона калибра 7,62, изъятые по месту его фактического проживания в квартире 51 дома… по улице Авангардной при обыске 6 октября 1992 года. Участники банды Леткин и Краснолуцкий имели в распоряжении пневматический гарпунный пистолет — стрелковое оружие, предназначенное для поражения живой цели...

 

 17 03 17 kumar 03m

 

 17 03 17 kumar 05

 

Для осуществления преступной деятельности банда использовала помещения офисов коммерческих структур, в которых ее участники занимали руководящее положение. В частности преступные действия совершались в офисе СП “Петродин”. Учредитель — член банды Петров….

Банда, как устойчивое преступное сообщество, имела организационную структуру. Малышев, в частности, занимал в ней положение главаря, а Кирпичев и Петров состояли в ней как лица, авторитетные в преступной среде. Участники банды Ялышев, Полковников, Чутаев, Леткин, Краснолуцкий, Сорока и ряд других лиц выполняли функции “боевиков”. При осуществлении преступной деятельности члены банды использовали свои связи и за границей. На Кипре, в Германии, в Польской республике.

Банда располагала собственной кассой, доходы и расходы преступного сообщества учитывались посредством ведения “черновой бухгалтерии”. Осуществляя свою деятельность, участники банды представлялись “малышевскими”, осознавая значимость и известность их преступного сообщества. В конце августа — начале сентября 1992 года, Паршук совместно с Филипповым доставили потерпевшего Беликова во двор офиса СП Петродин, где в их присутствии Малышев и Петров потребовали от Беликова единовременной выплаты 100 000 рублей и дальнейшего сотрудничества в виде регулярных денежных выплат, угрожая убийством ему и его близким в случае отказа от предлагаемых условий, представив потерпевшему Паршука и Филиппова в качестве участников их банды, которым следует сообщить о согласии выполнить вышеуказанные требования.

Начиная с 1993 года, Малышев, действуя в составе банды совместно с Петровым а также Квеквескири (ныне покойным) и находившимся на Кипре Гительсоном и неустановленным соучастником предприняли меры к взятию под контроль находящегося в Санкт-Петербурге коммерческого банка “Петровский” посредством преступного присвоения прав на имущество данного банка.

Малышев и Петров подтвердили, что совместно с Гительсоном намерены завладеть имуществом данного банка, однако до конца свои намерения довести не смогли, так как председатель правления банка Головин скрылся от них, а сами они были задержаны милицией”.

Все «малышевское дело» в Петербургском городском суде насчитывает более 15 томов.

Согласно приговору, в 1995 году Малышев получил небольшой срок за ношение оружия, отбытый на предварительном следствии, и был освобожден в зале суда. Геннадий Петров был оправдан по всем статьям: на суде потерпевшие, рассказывавшие о вымогательстве и рейдерских захватах, внезапно забыли о своих показаниях. Как ранее рассказал  The Insider бывший коллега Петрова по игорному бизнесу якудза Киничи Камиясу, Петров дал взятку для решения этого вопроса. “Преследованием тамбовско-малышевских в 90-е” гордится генерал Николай Аулов,  бывший заместитель главы ФСКН. Также он является соавтором книги «Бандитский Петербург», о чем заявляет  в своей официальной биографии. Однако впоследствии, в 2000-е, борец с преступностью Аулов почему-то оказался важным сотрудником Петрова: испанское следствие перехватило 87 его деловых разговоров с “шефом” — Геннадием Петровым. Аулов был объявлен  Испанией в международный розыск в 2016 году.

 

 17 03 17 kumar 07

Прежний лидер Тамбовской ОПГ — Барсуков (Кумарин)

 

Геннадий Петров и Сергей Кузьмин эмигрировали в Испанию вскоре после того как их отпустили из-под стражи в России в конце 90-х. Уезжали они не от проблем, связанных с правоохранительными органами. Как выяснило испанское следствие и подтвердил один из обвиняемых в Мадриде Франсиско Оканья, они убегали от Кумарина, с которым враждовали и опасались расправы. Эта проблема исчезла в 2007 году, когда “ночной губернатор” был арестован якобы “по распоряжению царя” (вероятно, имеется в виду Владимир Путин). Разговор Петрова о царе, а также то, что теперь “у Кумарина может случиться сердечный приступ” был прослушан испанскими полицейскими. Источник, близкий к Кумарину, подтвердил The Insider, что арест произошел по распоряжению Путина и был связан с тем, что Кумарин не смог перестроиться и отойти от уличного рэкета, в отличие от других авторитетов, “освоивших легальный бизнес” и «безоговорочно поддержавших власть».

 
12 — 13 марта. “Петров — наше все”

 

Выступает свидетель защиты Вячеслав Рогинский. Он приехал засвидетельствовать, что в телефонном разговоре, где некий Слава приветствует Геннадия Петрова, поздравляет его с днем рождения, называет его шефом и “нашим всем”, звучит именно его голос. Однако Петрову звонили “Славы” с нескольких разных номеров, и здесь возникла ошибка. Вячеслав Рогинский заявляет, что знал Петрова с детства и сравнивает его с Пушкиным, отмечая, что, “те, кто учился в российской школе, помнят, что там висел портрет Пушкина со словами Аполлона Григорьева “Пушкин — наше все”.

Следующий свидетель защиты Владислава Резника — бывший прокурор Международного уголовного суда аргентинец Луис Морено Окампо. У Окампо в Panama Papers в были обнаружены два панамских офшора и один — Британских Виргинских островов. МУС в 2017 году заявил, что расследует деятельность Окампо на предмет конфликта интересов, в частности, в деле ливийского нефтяного магната, когда Окампо действовал “против интересов МУС”.

На суде в Мадриде Окампо выступил с удивительными для аргентинца заявлениями. Он представил отказ в возбуждении уголовного дела в отношении Резника из российских следственных органов (ввиду сложности перевода он называет документ прокурорским, но по-видимому, речь идет о документе Следственного департамента МВД, на что ему указывает прокурор Хуан Каррау, Окампо заявляет, что разницы нет). Окампо заявляет, что в декабре 2015 года сам обратился к генеральному прокурору России Юрию Чайке с запросом, чтобы он рассмотрел обвинения против Резника. Результатом стал документ о доследственной проверке, в результате которой в деле было отказано. Также он получил документы о том, что Илья Трабер и Геннадий Петров не являются обвиняемыми по делам об убийстве Павла Капыша и Виктора Новоселова. “Резник был связан деловыми отношениями с Петровым, но не криминальными”, — заявляет Окампо.

Прокурор Хуан Каррау удивляется осведомленности аргентинца — в частности, как свидетель он не имел право запрашивать российскую прокуратуру о конкретных убийствах. Прокурор также интересуется, не слышал ли свидетель об уголовном деле, связанном с коррупцией в следственных органах России и взятках в Следственном комитете — в частности, Захар Калашов обвиняется в том, что контролировал эту структуру. Свидетель об этом не знает.

Суд продолжается. В суде выступает представитель специального органа — Таможенного наблюдения, следящего за отмыванием денег и уполномоченного проводить собственные расследования. Его имя не называется, только уникальный порядковый номер. Именно его отчет послужил основанием для открытия уголовного дела Антикоррупционной прокуратурой Испании в отношении Петрова и его партнеров. Свидетелю разрешают давать показания сидя, поскольку разговор предстоит долгий.

Он поясняет, что внимание Таможенного контроля привлекли фирмы Петрова и его компаньонов. Компаньоны сдавали сами себе помещения в аренду, возмещали некие займы, не предоставляя доказательств их наличия в налоговые органы. Одна фирма Петрова владела яхтой, но возникли подозрения и в другой деятельности. Inversiones Gudimar переписала яхту на Centros Comemrciales Antei и именно в это время все доли фирмы приобрел у родственников Петрова Владислав Резник. Администратором обоих фирм была Юлия Ермоленко. “Личные счета публичных людей — финальная стадия отмывания денег", — утверждает свидетель. Крупные покупки, в частности, покупка самолета совместно женой Резника Дианой Гиндин и Антоном Петровым, также может быть «финальной стадией» легализации средств.

Выступает защищенный свидетель обвинения, которого уже в Испании великолукский авторитет Виктор Гавриленков, ссылаясь на своих партнеров Петрова и Малышева, заставлял переписать бизнес на его имя. В июле 2008 года свидетель написал заявление в полицию в Барселоне. В нем говорится, что похитители заявляли, что в 90-е убивали голыми руками, а сейчас в их распоряжении государство и следственные органы, которые всегда помогут отжать бизнес.

Адвокаты пытаются заявить, что криминальной группы Петрова-Малышева не существует вообще, а СМИ, которые об этом заявляли, впечатлились исключительно испанским следствием. “В Испании есть хамон, а у нас эти группировки”, — невозмутимо возражает свидетель. “Эти люди очень известны в России, причем не как артисты”. В завершение он говорит, что существует такая шутка: “Лучше быть с Петровым на Майорке, чем с майором на Петровке”.

 

Материалы по теме