Власть
16.11.2008

Примерный "семьянин"

Сразу вспоминаются легкая небритость Романа Абрамовича, сбивчивое бормотание Бориса Березовского, розовощекость Аркадия Мамута, тяжелый взгляд Олега Дерипаски. Все эти российские олигархи так или иначе выполняли роль «кошелька» президентской семьи Ельцина.
В Москве все это, к счастью, уже почти в прошлом, чего не скажешь о российских городах и весях. У любого мэра или губернатора сохранились еще свои «кошельки» – доверенные люди в коммерческих структурах, готовые в нужный момент раскошелиться на предвыборную кампанию, оплатить то или иное популистское решение патрона.

Применительно к «бандитскому Петербургу» это порочное явление стоит, наверное, все-таки назвать «общак» губернаторской семьи, поскольку в политической жизни северной столицы сильна еще криминальная составляющая. Кто же выполняет роль этого «человека-общака» в городе на Неве? Отнюдь не определенный питерский банкир или авторитетный бизнесмен. Владимир Яковлев слишком осторожен и щепетилен в финансовых вопросах, чтобы стать легкой добычей газетных разоблачителей.

PRачечная для вице-губернатора

Прошлой осенью и нынешней зимой беспрецедентной pr-атаке подвергся один высокопоставленный чиновник Смольного – вице-губернатор Юрий Антонов. Центральные СМИ, даже те, которые были традиционно лояльны к губернаторской администрации, наперебой рассказывали петербуржцам о прегрешениях начальника канцелярии градоначальника, предрекая его скорую отставку и переезд «на повышение» в Москву. По самым скромным подсчетам этот мощный накат на Антонова стоил его заказчикам не одну сотню тысяч долларов. Но так никто и не смог в Петербурге определить источник финансирования, а также конкретных исполнителей беспрецедентной pr-акции.

Юрий Антонов исправно играл роль опального регента, ходил понурый, его якобы окончательно отстранили от кураторства топливным сектором городского хозяйства, а его ближайшее окружение упорно распускало слухи о скором назначении вице-губернатора уполномоченным нефтяной компании «Сургутнефтега» по Петербургу.

Но вместе с тем Юрий Антонов продолжал, как ни в чем не бывало, вести секретное делопроизводство в Смольном, оставаться за Владимира Яковлева на городском хозяйстве, когда губернатор отбывал с визитами в далекое зарубежье или в отпуск, разруливать конфликтные ситуации в ЗАКСе. Даже на недавнем свадебном юбилее губернаторской четы сидел Юрий Васильевич, как шафер, по правую руку от градоначальника. Все это отнюдь не напоминало опалу и не предвещало скорую отставку вице-губернатора. К тому же в своих интервью Антонов почему-то уверенно указывал ожидаемое количество негативных публикаций, направленных против него, кажется, заранее знал, в каких изданиях они появятся, говорил, что знает и имя заказчика, но ни разу так его и не назвал.

Есть у политтехнологов такой прием – «отмыть клиента». Это когда перед намечающимися выборами или новым высоким назначением в СМИ делается вброс солидной порции компромата на фигуранта. А когда дело действительно доходит до серьезной драки, то оппонентам уже и крыть нечем. Электорат только рукой махнет – это мы уже читали, а это уже слышали. Словом, старая грязь уже не прилипает, и к нужному моменту клиент оказывается чист, как слеза младенца. Эта «очистительная» процедура, правда, требует от объекта pr-обстрела железной выдержки, стальных нервов и незаурядного актерского мастерства. Но всеми этими качествами, как оказалось, вице-губернатор Юрий Антонов обладал сполна. Стойко перенес он наезды в прессе. Но кому все же понадобилось такое иезуитство?

Думается, “сверхзадача” этой дорогостоящей акции заключалась в том, что губернатор Владимир Яковлев таким образом пытался не только дистанцироваться от “человека-общака”, но и“отмыть” потенциального преемника. Слухи о “повышении” Яковлева до главы российско-белорусского Союза имели под собой реальную почву – такой вариант смещения градоначальника северной столицы всерьез рассматривали в Кремле. Владимиру Анатольевичу для передачи дел сменщику в президентской администрации отвели год. Как раз в этот период и была устроена пиаровская «головомойка» Юрию Антонову. После чего он, чистенький и сияющий, вполне мог заменить Яковлева на губернаторском посту. Но со временем угроза переезда в Минск для действующего губернатора Петербурга сама собой как-то рассосалась. Но PRачечная для вице-губернатора тем не менее не оказалась бесполезной. От попыток «уйти в отставку» Яковлева его оппоненты в Кремле вряд ли откажутся.

Проверенный кадр

Появление Юрия Антонова (в прошлом скромный директор НИИ) в Смольном еще в 1996 году ознаменовалось упорными слухами о том, что эта новая фигура на питерской политической сцене – «инвестиционный проект» местных бензиновых королей из «Петербургской топливной комапании» (ПТК), «консенсус», который был достигнуть в результате неких договоренностей, якобы подкрепленных финансовыми вливаниями, с губернатором Яковлевым в ходе его первой предвыборной кампании.

Надо отметить, что «проект» удался – на протяжении пяти последних лет, что Антонов курировал в администрации топливную сферу городского хозяйства, ПТК исправно заправляла бензином и солярой две трети муниципального транспорта Петербурга, имея гарантированную долю бюджетного пирога (цена вопроса - около $20 млн. в год). Ни о каких тендерах и конкурсах и разговоров не было. Все это именовалось «стабильностью» или «энергонезависимостью». Слова «монополизм» чиновники и представители ПТК активно старались избегать.

Со временем под патронажем Юрия Антонова оказались не только все автопарки города, но и троллейбусные и трамвайные депо, а также государственное предприятие «ТЭК Санкт-Петербург» (монополист в сфере теплоснабжения северной столицы). На всех ключевых постах были расставлены свои люди, бюджетные финансовые потоки, благодаря которым в основном и функционировали все эти предприятия, находились под жестким контролем Антонова. Правда, мало кто точно знал, как расходовались эти немалые деньги из городской казны, ни один контролирующий орган федерального или питерского уровня к ним и на пушечный выстрел не подпускали. Но зато все худо-бедно работало – батареи грели, свет в окнах теплился, автобусы и трамваи по маршрутам ходили. А финансовая сторона дела никогда не выставлялась напоказ, оставаясь при Антонове «внутренним делом» губернаторской «семьи», полноправным членом которой и считался вице-губернатор.

Люди, стоящие за спиной Антонова, много бы отдали, чтобы сохранить такое положение дел как можно дольше. И отдавали. Злые языки утверждали, что именно Антонов был теневым казначеем предвыборной кампании Владимира Яковлева, когда он в прошлом году переизбирался на губернаторский пост. Якобы Антонов лично привнес 2,5 миллиона долларов в «черную кассу» предвыборного штаба, и это был взнос некоторых автопарков города. Но мало ли что утверждают злопыхатели. Стоит ли тому верить?

«Слив» конкурентов

Естественно, на место Антонова метил не один конкурент. Хорошие шансы стать доверенным человеком губернатора в финансовых вопросах имели вице-губернаторы Алексашин и Малышев. И особенно эти два чиновника активизировались в момент «мнимой опалы» начальника губернаторской канцелярии. Им казалось, что стоит еще поднажать, и «золотой ключик» от губернаторского сердца окажется в кармане.

Но, как известно, в мае этого года Владимир Яковлев в резкой форме попросил Анатолия Алексашина уволиться по собственному желанию, возглавляемый им Комитет по экономической политике и промышленности (КЭПП) спешно был расформирован, поскольку иного способа избавиться от ставшего в одночасье неугодным вице-губернатора не было. В итоге вернуться в Петербург Алексашину не помогли даже кремлевские покровители, и он после продолжительного «отдыха» на больничной койке возглавил в Москве совет директоров ОАО ««Корпорация «Аэрокосмическое оборудование». По слухам, в рискованной игре по лишению властных полномочий Алексашина поучаствовал давний друг Антонова, извечный его партнер по воскресным футбольным баталиям и банным посиделкам – глава концерна «Защита» Игорь Минакова. Его участие якобы заключалось в «сливе» убойного компромата на Алексашина, который настолько впечатлил губернаторскую «семью», что резкие оргвыводы последовали незамедлительно.

Трагичную судьбу Алексашина вскоре повторил не менее влиятельный вице-губернатор Санкт-Петербурга Валерий Малышев. С ним Владимир Яковлев строил Ледовый дворец, собирался прокладывать Кольцевую автодорогу вокруг Петербурга. Но этим летом Малышеву Управление Генпрокуратуры РФ по Северо-Западу предъявило обвинение во взяточничестве, и он до сих пор ходит на допросы, вместо того, чтобы руководить как обычно дорожным хозяйством Питера.

Таким образом, Антонов волею судьбы (а, может, и не только) был избавлен от серьезных соперников прежде всего в борьбе за бюджетные финансовые потоки, за контроль над реальными секторами экономики города. Более того, функции, которые ранее в городской администрации исполняли ныне действительно опальные чиновники, отошли ставленникам Антонова, что укрепило его позиции в Смольном лучше прежнего.

«А» остался на финансовой трубе

Судите сами. Антонов вновь курирует топливную сферу Петербурга. ПТК, интересы которой неизменно лоббировал Юрий Васильевич, со дня на день скупить контрольный пакет акций конкурирующей нефтетрейдерской фирмы “Балт-трейд”.

За Антоновым остался контроль над финансовыми потоками ГП “ТЭК СПб”, поскольку его ставленник Константин Дубов сохранил пост гендиректора этого предприятия. Более того, в бизнесе, связанном с теплоснабжением города, имеет свои интересы сын губернатора Игорь Яковлев. И Антонов всеми силами старается ему помогать, а на самом деле делает так, судя по всему, чтобы Яковлева-младшего никакой другой бизнес не интересовал – создает благоприятные и даже тепличные условия, которые тот нигде не получил бы.

Сегодня вице-губернатор Антонов ратует за реорганизацию всех государственных унитарных предприятий Петербурга в акционерные общества, то есть за передел государственного имущества и передачу его в частные руки. И вряд ли этот передел будет происходить без учета интересов губернаторской “семьи”.

В скором времени, возможно, Юрий Антонов в своих руках сосредоточит и все немалые финансовые потоки, выделяемые из бюджетов различных уровней и поступающих от спонсоров и инвесторов для подготовки к празднованию 300-летия Санкт-Петербурга. Другого кандидата на эту роль, как видно, у Яковлева просто не осталось.

Словом, тандем Яковлев-Антонов сегодня – это команда, играющая в одни ворота. И на питерском политическом горизонте не видно пока силы, способной разрушить этот мощный тандем, ибо не бывает в этой жизни ничего прочнее, чем финансовые узы, которые давно связывают питерского губернатора и его верного зама.