Власть
15.12.2008

Природный надзиратель

Почему Олег Митволь хочет стать заместителем генпрокурора
Олег Митволь, несмотря на затянувшийся на месяцы скандал с его увольнением, по-прежнему замглавы Росприроднадзора. Он даже дает консультации, как бороться с незаконными увольнениями, и между делом пообещал создать новое экологическое движение.

Митволя должны бояться все — он вездесущ и, по его словам, справедливо суров: и дачи от госслужбы ему не перепало, и часы у него не такие дорогие, как могли бы быть, зато только его, Митволя, волей под судом оказываются злостные нарушители природоохранного законодательства. О том, как из экологии сделать политику, он рассказал «Новой».

Проблемы харизматика

— Недавно вы заявили о создании нового экологического движения. В перспективе это новая партия или только общественная организация?

— Я не уверен, что сейчас нужна именно зеленая партия. Движение в защиту Химкинского леса, например, — это чистой воды экология, там идеологии нет никакой, жители пытаются защитить свой лес. Можно создать партию и быть одной из, но зачем?

— Значит, ваши переговоры с партиями не увенчались успехом?

— Некоторые партийные лидеры, кроме Владимира Жириновского, боятся, что если я буду так же активно работать, как я работал на госслужбе, то они могут потеряться. Я — харизматик. А у нас из харизматиков только Владимир Вольфович. Он подходил ко мне: «Хочешь к нам? Welcome!» Я поблагодарил, конечно. У нас есть еще одна партия — правящая, где нет проблем с харизматиками, а у остальных есть.

Со «Справедливой Россией» у меня общение было еще до выборов 2007 года, но некоторые партийные лидеры вдруг забеспокоились… Та же самая история была в «Правом деле».

Переговоры с «Яблоком» — еще открытая тема. Но партия нуждается в ребрендинге. Я предложил несколько вариантов, начиная от изменения названия партии, заканчивая обновлением ее лидеров. Потом предложил прийти на политсовет, на съезд и все обсудить — вдруг повисла пауза.

— А где удобнее разыгрывать экологическую карту — с оппозицией или прокремлевскими проектами?

— Экологическую карту, по-моему, разыгрывать можно со всеми, кроме коммунистов. В «Яблоке» есть фракция экологов, в «Справедливой России» первоначальной риторикой, которую осваивал Сергей Миронов, была экология. Помните выхухоля?

— Но экологи вряд ли согласятся ограничиться только общественной деятельностью, они уже вынуждены идти в политику, вступать в конфронтацию с властями. В муниципальных выборах, например, участвовать будете?

— Конечно, будем. Думаю, до конца декабря мы (экологические организации. — Ред.) подадим документы на регистрацию движения в Минюст и попробуем участвовать в политической жизни, не далее как в марте месяце. Единственный вариант закончить беспредел в Химках — экологи выставят на выборах мэра в Химках эколога. Кандидатура уже есть, это один из лидеров движения в защиту Химкинского леса. Независимо от того, будем мы зарегистрированы или не будем, экологами будут поддерживаться наши кандидаты.

«Даю консультации, как бороться с увольнениями»

— Действительно ли ваше несостоявшееся увольнение было связано с подготовкой в правительстве Подмосковья постановления об изменении статуса около 1 тыс. га особо охраняемых территорий?

— Это одна из многих причин. Кроме того, я, например, считаю, что нельзя назначать людей с улицы, потому что экология — это не помойка, а здоровье людей. Вы просто не представляете, какой dream team набрали! На должность руководителя Росприроднадзора ХМАО глава Росприроднадзора РФ Владимир Кириллов предложил человека, против которого возбуждалось 11 уголовных дел, в том числе по краже 130 литров дизельного топлива с экскаватора в 2006 году, по факту избиения трехлетнего мальчика, по факту избиения военкома, ну и так далее.

В Воронежской области назначен замруководителя Росприроднадзора человек, который сидел четыре года за мошенничество, в анкете написал, что в это время работал заместителем начальника автобазы по охране окружающей среды, последнее время использовал поддельные документы, устроил скандал в Воронежском государственном университете, когда один из его оппонентов выяснил, что его диссертация — чистый плагиат, обещал урыть оппонента и его семью.

— То есть проблема в вашем несогласии с действиями главы Росприроднадзора?

— Ну, извините, если Владимир Кириллов заявил, что Байкальский ЦБК надо награждать экологическим сертификатом… Покатались они на яхте, на вертолетах полетали. Я же считаю, что это недопустимо. Инспектор не должен кататься на яхте за счет предприятия, которое он проверяет. В любой цивилизованной стране пришел бы прокурор и поднял этот вопрос.

Мне говорят, что я не должен подавать в суд на «Норильский никель», запрещают подавать иски в суд, отнимают все бланки, чтобы я ничего не писал. Причем мне до сих пор не внесли изменения в должностной регламент, то есть все делается незаконно. Меня уже с февраля увольняют. В Трудовом кодексе у нас написано, что нельзя сокращать по дискриминационному признаку, а только на основании производительности труда и квалификации. Для определения квалификации надо проводить аттестацию. У нас ее проводить испугались.

— Совсем недавно вице-премьер Игорь Сечин потребовал привлечь к ответственности двух заместителей главы Росприроднадзора — Алексея Акулова и Владимира Смолина. Можно ли говорить о том, что вам оказывается поддержка со стороны Сечина?

— Это упрощение. Тут вопрос не в вице-премьере, я не хотел бы привязываться к фамилии. Правительство начало спрашивать, чем собственно занимался Росприроднадзор. У меня было самое большое количество исков в суд, я возбудил сотни административных дел. Пришла новая команда и стала натягивать на себя погоны — полномочия, ничего при этом не делая.

— Но ведь вице-премьеру необязательно заниматься внутриведомственными разборками?..

— Ошибка! Тут вопрос не в разборках. Сечин — курирующий зам, правительство на определенном этапе спрашивает: «Извините, ребята, а чем вы занимались? На вас потратили десять миллиардов рублей!»

На днях Владимир Кириллов давал интервью в «РБК-Дейли», сказал, что мы провели 28 тысяч проверок, получили 316 млн рублей. Он даже не догадался посчитать, что от каждой проверки бюджет получил по пять тысяч рублей, в то время как стоимость одной проверки — 75 тысяч. Как можно радостно сообщать о том, что каждая проверка наносит ущерб в 70 тысяч рублей, что он работает с отрицательной эффективностью? Такие цифры лучше никому не рассказывать.

Примерно такого же рода были все отчеты. Правительство спросило: «А сколько центральный аппарат возбудил административных дел?» Нисколько. А вы знаете, что сейчас проверили Красноярский алюминиевый завод? Там вообще все чистенько. Вот бы тем ребятам, которые подписывают эти акты, подышать у труб, у водовыпуска. А на Таганрогском металлургическом заводе, насколько я слышал, только с пищевыми отходами неправильно обращаются. В остальном тоже все чистенько. Представляете, что происходит?

— А сейчас ваш конфликт на какой стадии?

— Меня никто не уволил, приказа о сокращении нет. Только у меня без оснований отняли бланки, машину и прочее. Я подал в суд — обжалую все их действия, чтобы даже в ближайшей перспективе у них не было возможности меня уволить. Я уже начал консультации давать, как бороться с увольнениями…

— Чем вы занимаетесь в то время, пока вам приходится отбиваться от попыток увольнения?

— В связи с тем, что должностной регламент мне никто не поменял, я выявляю нарушения, возбуждаю административные дела.

Я пять месяцев по всем судебным искам, по всем административным делам письма за подписью замруководителя Росприроднадзора пишу с соседней почты за свои личные деньги. И на них отвечают, что самое смешное.

Хочу в замгенпрокуроры

— Политика в России прибыльное дело?

— Наверное, для некоторых да.

— А по какому принципу вы определяете, кто ваша следующая жертва? Вас обвиняют в избирательности.

— Назовите хоть один случай, где я мог предъявить ущерб и не предъявил — назовите, и тогда будем считать мою избирательность доказанной.

— Но почему дача Изместьева, дача Касьянова, а не дача, например, кого-нибудь из вице-премьеров?

— По даче Изместьева судился Красногорский район. Решение суда было получено до того, как я попал на госслужбу. Я начал добиваться, чтобы решения суда были исполнены, и они были исполнены. По Касьянову я выступил по радио, где публично высказал свою позицию. Вот если я сейчас уйду с госслужбы, у меня нет ничего с нее: ни дачи, ни квартиры, ни другого ценного имущества на память о госслужбе…

— У вас дачи нет? И у жены?

— У меня нет и у жены моей дачи пока нет, моя жена уже года три строит деревянный дом на 15 сотках. У моей жены есть особняк в центре Москвы, который сдается, и никаких проблем чисто финансового плана у нашей семьи нет. Тут Борис Надеждин утверждает, что мои часы стоят 400 тысяч долларов. Так вот, мои часы — железные, фирмы Breguet, на резиновом ремешке. И, к сожалению, многие политики бросаются словами, а купить мои часы даже с 95% скидкой Борис вряд ли захочет.

— Как определялся ваш график работы?

— В Московской области мы взяли аэрофотосъемку и наложили на план лесхозов. И сразу стало ясно, что более 1000 объектов не фигурируют ни на одной карте. Замминистра природных ресурсов Валентин Степанков написал письмо в Генеральную прокуратуру с просьбой по каждому случаю возбудить уголовные дела, потому что это в прямом виде статья в Уголовном кодексе под названием «Незаконная рубка деревьев и кустарников».

— А если говорить не о Московской области, как вы определяете, кто следующий — Байкал или «Сахалин-2»?

— У нас есть отчет Росстата о наиболее грязных предприятиях. Это 40 предприятий, которые вносят в экологию более 50% загрязнений. На основании этого дали поручения провести проверку. А потом в самых сложных местах я подключался.

Что касается «Сахалина-2»: до того, как я этим вопросом занялся, им занимались несколько лет WWF, Гринпис. В июне Экологическая вахта Сахалина мне прислала документы о том, что сотнями гектаров начал падать лес. Стали этим вопросом заниматься. Я возбудил административное дело по факту уничтожения леса, потом и другие нарушения выяснились. У Shell началась паника, и они начали уже кому угодно продаваться.

— Shell ушла, повезло «Газпрому»… Вам «Газпром» спасибо не сказал?

— Что, я бы тогда сидел с этим компьютером в этом кафе, что ли? Где все это счастье?..

— А как вы оцениваете свою результативность? Все было доведено до конца?

— Еще раз. Есть хоть один пример, где я выявил нарушения, но не подал документы в суд, прокуратуру? Нет. А за суды я не отвечаю.

— Чиновников удается привлечь к ответственности или отвечают только владельцы объектов?

— К сожалению, чиновники только сейчас начали нести ответственность. Вот губернатор Амурской области Николай Колесов говорил, что меня уволят, однако в конечном счете уволили как раз Колесова, а на половину его правительства были возбуждены уголовные дела (комиссия под руководством Олега Митволя выявила ряд скандальных нарушений в сфере недропользования в Амурской области. — Ред.).

— Однако в Московской области, например, вы только проиграли губернатору Громову суд о защите его чести и достоинства…

— А вы знаете, кто со мной поругался два года назад? Борис Громов и Алексей Кузнецов (бывший министр финансов и первый зампредседателя правительства Московской области подозревается в крупных незаконных сделках с подмосковной землей и в сокрытии своего двойного гражданства — России и США. — Ред.). Кто у нас за землю всю отвечал? Где у нас Алексей Кузнецов?.. Торжественно эмигрировал в США.

Другой конкретный пример — Николина Гора. Девять раз я обращался в правоохранительные органы! Чем дело кончилось? Подозреваемый в хищении земли сидит под стражей со своими миллиардами, этот объект не застраивается, и, я думаю, в конечном счете он будет возвращен государству. У меня на это ушло два года. Назначьте меня хотя бы замгенпрокурора и тогда посмотрите, что будет!

А вы знаете, что сейчас в Московской области вообще по земле происходит? Выемки документов практически во всех районных администрациях области.

— В связи с финансовым кризисом у многих людей, в первую очередь состоятельных, ситуация меняется коренным образом, в том числе у тех, кто осуществлял застройки в неположенных местах. Отразится ли кризис на ситуации с застройкой особо охраняемых территорий элитным жильем?

— Богатые люди не стеснялись и покупали земли за сто, двести, триста тысяч долларов за сотку. А были люди небогатые, но считавшие, что у нас есть большинство, для которых одни законы, и меньшинство, которым можно все. Вообще есть мнение: то, что в мае у Минприроды забрали Рослесхоз и отдали в Минсельхоз, связано с чересчур активной работой Росприроднадзора и, в частности, вашего покорного слуги. То есть лес почему-то перестал быть природой и стал сельским хозяйством!

— Вы просто вездесущи… А вам морально не тяжело — вот приходите вы на великосветскую тусу, а там одни враги — и губернаторы, прочие представители политбомонда?

— Вы даже не представляете, с какими высокопоставленными чиновниками и крупными бизнесменами я поссорился, не хочу фамилии называть. Я делю этих людей на две категории. Первая обижается лично на меня, а другая понимает, что у меня работа такая, я же себе ничего не прошу…

Анна Овян,Яна Серова