Власть
17.02.2009

Муниципально-коррупционная дыра Петербурга

Уголовный депутат Воробьев и его начальник-взяточник Плюснин, как лицо российского самоуправления
Депутат муниципального совета муниципального образования Владимирский округ Санкт-Петербурга Александр Васильевич Воробьев 28 апреля прошлого года был задержан сотрудниками ОБЭП прямо в помещении совета на улице Правды, 12. По подозрению в совершении мошеннических действий с использованием своего служебного положения. Под оперативным контролем (что это такое, думаю, сегодня пояснять уже никому не нужно) он получил от предпринимателя Сергея Лебедева 240 тысяч рублей якобы для передачи главе муниципального образования Ивану Плюснину. А 1 ноября состоялся суд, который признал Воробьева виновным и присудил ему два года лишения свободы с отбыванием в исправительно-трудовой колонии общего режима и штраф 5 тысяч рублей. Примечательно, что Александр Васильевич в прошлом – сотрудник милиции, а в совете возглавлял комиссию по законности и правопорядку.

Отдай и отойди

Сергей Борисович Лебедев – предприниматель со стажем, практически равным возрасту нашей постсоветской России. Профиль разнообразный – автостоянки, магазины, бытовое обслуживание. Помимо прочих практических познаний владеет обширной информацией о поборах, которыми обкладывают мелкий и средний бизнес представители властных, контролирующих и правоохранительных структур. О чем прочитал мне целую лекцию, которую я выслушал, буквально разинув рот.

«Без поборов сегодня не может работать ни один предприниматель, – заявляет он. – Если кто-то вам скажет, что никому не платит, можете смело смеяться ему в лицо. Начинается все с самых первых шагов. Допустим, вы хотите поставить торговый павильон. Найдете место, придете в соответствующий комитет для согласования. Там такса – 600 евро за просмотр.

Система отработана: сами чиновники в руки деньги не берут, в коридорах для этого дежурят специальные люди – посредники. Договариваются, называют цену, забирают документы с деньгами, потом приносят назад. Причем результат может быть отрицательным, деньги все равно не вернутся.

На стадии разработки проектной документации, строительства, приемки будете «отстегивать» постоянно. Начнете работать – будете платить милиции, СЭС, пожарным. Откажетесь – замучают проверками, обязательно найдут нарушения, могут поставить вопрос о закрытии. Дешевле заплатить и разойтись миром.

Общение с муниципальной властью – отдельная статья. Там поборы часто «облагорожены»: просят на помощь ветеранам, блокадникам, детям-сиротам, на благоустройство территории, разнообразные праздники и прочее. Не дашь – организуют тебе общественные слушания, на которых заявят народу: «Смотрите, вот этот здесь сидит, деньги лопатой гребет, а для округа ничего сделать не хочет. А у самого – грязь, шум и масса всяких нарушений». И приведут проверяющих, и это все докажут... Так что, понятно, лучше и здесь откупиться».

Проконтролировать расход этих денег, как правило, невозможно – отдай и отойди в сторону, не мешай. Когда однажды Лебедев заявил, что хочет не передавать деньги на подарки ветеранам, а вручить эти подарки лично, то его муниципалы «чуть не съели».

Согласование с муниципальной властью установки какого-либо бизнес-объекта на территории округа, строго говоря, необязательно. То есть теоретически при его отсутствии (или даже при отрицательном отзыве) проект можно и «продавить». Но работать все равно будет невозможно – затопчут по вышеуказанной схеме. Разумеется, согласование, как правило, стоит денег. Об этом бизнесмену говорят в открытую. Цены называют, не стесняясь. Правила игры всем известны, и притворяться смысла нет. И потому Лебедев, задумавший построить на территории Владимирского округа двухэтажный салон красоты, в принципе был готов с муниципалами «договариваться».

В муниципальном совете Сергей Борисович никого не знал. Первым, кого он там встретил, оказался депутат Воробьев. Он с готовностью вызвался помочь. Сходил даже в кабинет главы совета Плюснина. Выйдя оттуда, заявил, что заручился его поддержкой. Дело было в декабре 2007-го.

Потом, как рассказывает Лебедев, последовала просьба от Воробьева дать ему 5 тысяч рублей «на Новый год». Естественно, бизнесмен деньги дал. Вскоре Воробьев попросил еще 3 тысячи – уже «просто так». Лебедев снова дал. В феврале состоялась встреча в кафе (надо ли говорить, что угощение было за счет Лебедева), в ходе которой последовало предложение дать 20 тысяч «на помощь ветеранам». Разумеется, и эта просьба была удовлетворена.

Взятка не преступление?

Месяц шел за месяцем, необходимые документы Воробьев не предоставлял. Однако исправно кормил Лебедева обещаниями. С какого-то момента тот стал записывать их переговоры на диктофон. Записал и тот, состоявшийся 22 апреля, судьбоносный для Воробьева разговор, в ходе которого он потребовал от бизнесмена 10 тысяч долларов (по тогдашнему курсу 240 тысяч рублей). Деньги якобы предназначались для передачи Плюснину.

В принципе, повторяем, Лебедев к подобной просьбе был готов. Но сумма была совершенно несуразной. Опытный в подобных делах человек, он знал, сколько реально может стоить такая услуга. До 50 тысяч, признается Сергей Борисович, он бы заплатил. Но 240...

И он пошел с заявлением в ОБЭП. Там действовали по стандартной схеме. Взяли пачку купюр, пометили специальным составом, переписали номера. Нашли понятых, организовали «оперативный контроль». Дождались, когда Лебедев в помещении муниципального совета передаст деньги Воробьеву. Тот взял пачку и положил ее в шкаф в помещении зала заседаний совета. Потом пошел в кабинет к Плюснину, вышел оттуда с нужными Лебедеву бумагами. И тут же был задержан. Деньги при понятых из шкафа изъяли. Руки Воробьева, понятное дело, «светились», и он, само собой, был арестован.

Увы, оперативников ОБЭП, видимо, подвела неопытность – как оказалось, это было первое такое задержание у молодых сотрудников. Им не хватило терпения подождать и проследить дальнейший путь полученных денег. Разумеется, председатель совета Иван Иванович Плюснин на голубом глазу заявил, что ни о каких деньгах ничего не слышал. И получилось, что Воробьев относительно договоренности с ним все Лебедеву наврал. То есть совершил мошенничество.

На предварительном следствии Александр Васильевич отказывался от показаний, используя право, данное ему 51-й статьей Конституции. Тактика эта, как уже многократно подтверждала жизнь, далеко не самая умная. Человек, во-первых, фактически отказывается приводить аргументы в свою защиту, а во-вторых, дает понять, что в содеянном не раскаивается.

Все это учел суд. На судебном заседании Воробьев все-таки вину признал. Заявил, что деньги у Лебедева действительно просил. И действительно хотел их получить лично для себя – с Плюсниным этот вопрос не обсуждал. Но было уже поздно. При наличии смягчающих обстоятельств (добросовестное раскаяние, помощь следствию) назначенный ему срок вполне мог быть и условным. Все-таки уважаемый человек, первая судимость. Да и деньги не ушли, а были возвращены владельцу (почему и судили не за само мошенничество, а лишь за ПОПЫТКУ)... Но таковых обстоятельств не нашлось, и срок дали реальный.

Приговор у коллег Воробьева вызвал шок. За что?! Несмотря на установленный судом в его действиях состав уголовного преступления, Александра Васильевича в муниципальном совете считают невинно пострадавшим, а Лебедева дружно называют «подлым провокатором». Разумеется, путь ему во Владимирский округ заказан теперь навсегда.

– Это, между прочим, весьма характерный момент, – заметил в беседе со мной расследовавший дело Воробьева и специализирующийся по делам о коррупции следователь Илья Моталыгин. – Наш народ в массе своей вполне искренне не считает взятку преступлением. Люди уверены, что все кругом платят, и не понимают, почему надо за это наказывать.

Что же касается государственной власти, то она, по мнению многих, просто специально создана для того, чтобы «кормиться». И если кто-то думает, что на муниципальном уровне
особо не прокормишься, то он глубоко ошибается.

Проверено: бюджет прозрачен!

Любой работающий на ниве криминальных расследований (оперативник, следователь, журналист) прекрасно знает: наиболее ценная информация чаще всего приходит от людей обиженных. Скажем, бывшие партнеры по бизнесу по каким-то причинам не поладили и начинают друг друга «сдавать». Принимать чью-либо сторону или занять позицию нейтралитета – это в каждом отдельном случае решается по-разному. Но «искры» от столкновений противоборствующих сторон могут привести к выводам чрезвычайно любопытным.

Так было и на этот раз. В редакцию пришла группа депутатов Владимирского округа. Гости принесли судебный приговор по делу своего коллеги Воробьева и весьма откровенно рассказали о системе легальных (на нужды благоустройства, помощь ветеранам и прочее) поборов с частного бизнеса. Разумеется, целью их прихода было не посыпание головы пеплом (поскольку, понятно, они и сами во всем этом участвовали), а изобличение главы совета Плюснина.

Перечень обвинений был весьма обширен. Суть их сводилась к чересчур вольному обращению с бюджетом округа. Деньги, по уверениям моих собеседников, к примеру, утекали благодаря «странным» тендерам, в которых побеждали «свои» фирмы. Скажем, закупают детям подарок к празднику за 50 рублей, а в магазине такой же стоит 26.

Самая большая расходная статья муниципального бюджета – благоустройство. Общая сумма известна (за нее сами и голосовали), а конкретные расходы – темный лес. Как уверяли гости, их к этой информации не допускают. Между тем они подозревают, что там далеко не все чисто. В качестве доказательства был продемонстрирован акт независимой экспертизы, которая выявила грубейшие нарушения в проведенных работах по асфальтированию дворов округа. Как следует из него, «упрощения» технологии позволили производителям работ положить себе в карман около 2 миллионов рублей...

Разумеется, автор этих строк счел необходимым послушать и противоположную сторону. Для встречи с журналистом Иван Иванович Плюснин собрал в зале заседаний (том самом, где были изъяты переданные Воробьеву деньги) весь состав совета. За исключением, конечно, тех самых «раскольников», которые и обратились в редакцию.

И собравшиеся дружно заявили: бюджет абсолютно прозрачен, все расходы многократно проверены. Причем не только своими силами, но и сторонними. Одних проверок контрольно-счетной палаты было целых три! А в рамках дела Воробьева прокуратура вообще душу из всех вытрясла. Какие тут нарушения, побойтесь бога! А вот эти... И тут мне вывалили целую бочку компромата на «раскольников». Они-де на выборах народ подкупали и конкурентам угрожали. Они постоянно ставят палки в колеса разным хорошим делам. А хороших дел у нас знаете сколько! И тут мне стали перечислять и рассказывать, и я искренне восхитился...

Найти правду в этой войне – примерно то же, что установить правых и виноватых в семейном конфликте. Жизнь потратишь, а до истины не доберешься. Но некоторые общие выводы все же можно сделать.

Вертикаль подгнивает снизу

Положа руку на сердце, надо признать: исходя из общих реалий нашей жизни, то, о чем рассказывали пришедшие в редакцию депутаты, очень даже возможно. А кое-что и подтверждается продемонстрированными документами (которые никто пока не оспорил) и вышеописанным приговором. Налицо, таким образом, КОРРУПЦИОГЕННАЯ ЗОНА, созданная нашей властью СОБСТВЕННОРУЧНО, в рамках реализации идеи народовластия. И таких зон, заметим, по городу 111 – по числу муниципальных округов.

И в каждой жизнь кипит. И всюду страсти роковые – хоть те же самые выборы. И все это надо постоянно контролировать. Сколько людей для этого нужно! И кто поручится, что к их рукам тоже ничего не прилипнет?

И вот теперь спросим себя честно: а зачем нам это все? Чтобы кто-то там наверху, вспомнив «хорошо забытые» термины большевистского агитпропа, громко отрапортовал: вот, у нас кухарка управляет государством? Ну так известно же давно, что это полный бред. Никогда кухарку к реальной власти никто не допустит, ею будут лишь прикрываться большие дяди, делящие государственный пирог. А если она случайно к тому пирогу и прорвется, то чаще всего единственной мыслью ее будет быстро стырить кусок побольше и сунуть в карман фартука, пока ее не выкинули под зад коленом.

Заметим, что кроме муниципальной власти есть еще районная и городская. И все они то и дело сталкиваются лбами. Между тем как раньше, к примеру, районная власть прекрасно справлялась со всеми проблемами, о решении которых так бодро рапортуют муниципалы.

А теперь вот депутаты сетуют, что по предметам ведения полной ясности как не было, так и нет. А может, потому ее и нет, что эта ясность не всем и нужна? В мутной воде, как известно, рыбка ловится лучше...

А во Владимирском округе новое ЧП: в ноябре прошлого года арестован депутат Герман Плеханов. Как оказалось, он кроме депутатской занимал еще и должность замглавы администрации одного из поселков Ломоносовского района. И подозревается в попытке получения от некоего фермера денег в размере 2,5 миллиона рублей. По имеющимся данным, он убеждал фермера, что деньги предназначаются, конечно, не для него, а для главы администрации поселка. Тот, разумеется, от этого отказался.

Михаил Рутман