Власть
06.02.2012

Лужков пришел на работу с "фонарем" под глазом

Мэр Москвы неудачно покатался на горных лыжах у себя на австрийском курорте Китцбюэль
Юрий Лужков давно известен своим пристрастием к полезному для здоровья образу жизни. В свои семьдесят он заядлый пчеловод, футболист, любитель воскресных конных прогулок и гонок на мотоцикле. Но, как оказалось, мэр еще весьма охоч и до горных лыж.

На вчерашнем заседании городского правительства Юрий Михайлович появился с ссадинами и огромным синяком на лбу. Вдобавок левый глаз мэра заплыл от гематомы. Словом, зрелище то еще.

- Я хочу, чтобы не было никаких разговоров и домыслов по поводу моей внешности, сказать о том... - начал в повисшей тишине мэр и чуточку поморщился. - Скоростной спуск на горных лыжах привел к некоторым изменениям моего облика, - бодро объяснил Лужков.

Как стало известно «КП», после роскошного Венского бала в прошлые выходные Лужков не смог отказать себе в удовольствии скатиться с горы. Благо дело было в Австрии, где горнолыжные курорты на каждом шагу. На одном из них, Китцбюэле, недалеко от Зальцбурга, мэр и расшибся [см. "Гольф-клуб и роскошный особняк в Альпах для семьи Лужковых-Батуриных."- врезка К.Ру]. Говорят, если уж Лужков встал на лыжную трассу, то это обязательно будет сложный маршрут.

- Горные лыжи - опасный вид спорта, но безумно интересный. Кто раз попробовал, никогда уже не бросит, - рассуждал когда-то Юрий Михайлович.

Кстати, это далеко не первая «экстремальная» травма мэра, полученная на отдыхе. Больше года назад на Госсовете в Кремле он предстал с заметной свежей ссадиной размером с пятирублевую монету (см. «КП» от 28 декабря 2005 года). «Фейерверки запускали. Фигня какая-то не догорела и как тюкнет по голове», - выдал тогда Лужков. До этого неугомонный мэр потянул мышцу на руке во время игры в теннис. А травма колена после давнего футбольного поединка даже привела к операции.

Справка «КП»

Как говорят опытные горнолыжники, синяк, который набил себе мэр Москвы Лужков, травма, крайне нетипичная для этого вида спорта. Подавляющее большинство повреждений, которые получают спортсмены на склонах, - это травмы колена, растяжения, вывихи, переломы суставов. Травмы, подобные лужковской, встречаются разве что у «чайников», не знакомых с особенностями работы бугельного подъемника - его крюк теоретически может оставить подобный след на голове зазевавшегося новичка.

Михаил Филиппов

Источник: Компромат.ру

****

Топ-менеджер фактически опровергает информацию, появлявшуюся в те дни на страницах российской и иностранной прессы, а также на сайте самого ИД

Интервью Регины фон Флемминг

Генеральный директор Axel Springer Russia впервые прокомментировала скандал с Forbes


Регина фон Флемминг

Генеральный директор ИД Axel Springer Russia Регина фон Флемминг на страницах газеты "РБК daily" впервые публично прокомментировала скандал вокруг декабрьского номера журнала Forbes с женой столичного мэра на обложке.

В своем интервью топ-менеджер фактически опровергает информацию, появлявшуюся в те дни на страницах российской и иностранной прессы, а также на сайте самого ИД.

В изложении фон Флемминг события вокруг декабрьского Forbes развивались следующим образом. Представители Елены Батуриной хотели, чтобы российский издатель журнала арестовал тираж, однако генеральный директор Axel Springer Russia была готова сделать это только через суд. Тем не менее она решила проконсультироваться с юристами ИД в России и Германии, которые пришли к выводу, что материал корректен. В итоге, журнал поступил в киоски, когда "должен был", а именно 1 декабря. При этом фон Флемминг особо подчеркивает, что тираж не уничтожался.

В то же время российская пресса ранее утверждала, что декабрьский номер русского Forbes должен был поступить в розничную продажу в четверг, 30 ноября, однако в киосках издание так и не появилось. Как говорилось на сайте издательского дома Axel Springer Russia, выпускающего Forbes в России, печать журнала приостановлена, а отпечатанный тираж не будет реализован. "С точки зрения руководства Издательского дома, в случае с cover story журнала FORBES, №12 (33) за 2006 год, не были соблюдены принципы журналистской этики", - говорилось в пресс-релизе.

Как сообщали тогда сотрудники журнала, гендиректор Axel Springer Russia Регина фон Флемминг издала приказ о замене главного материала номера переводным текстом. При этом уже отпечатанный тираж, по сообщениям российской прессы, был отправлен нож и лишь случайно не был уничтожен полностью. Как написала газета The Wall Street Journal, в конфликт вынуждено было вмешаться руководство американского Forbes, под давлением которого Axel Springer был вынужден опубликовать материал о Батуриной в первоначальном виде.

В то же время Регина фон Флемминг на страницах газеты "РБК daily" утверждает, что "эта ситуация с представителями Forbes никак не обсуждалась". "Представители американского Forbes никогда не звонили ни мне, ни моему начальнику доктору Андреасу Вилле, хотя он в то время был в Нью-Йорке", - добавляет фон Флемминг.

Источник: Lenta.Ru, 07.02.2007

****

«В Германии помнят историю Хлебникова», - Регина фон Флемминг

Скандал вокруг статьи в декабрьском номере журнала Forbes, посвященной главе «Интеко» Елене Батуриной, привел к тому, что главный редактор издания Максим Кашулинский написал заявление об увольнении. Тогда же появились слухи и о том, что генеральный директор ИД Axel Springer Russia Регина фон Флемминг едва не лишилась своего места, а сам ИД — лицензии на издание Forbes. О том, как все происходило на самом деле, и о дальнейшем развитии ИД Axel Springer Регина Фон Флемминг рассказала корреспонденту РБК daily Ольге Гончаровой.

— Вы ни разу не комментировали ситуацию с декабрьским номером For­bes. Был ли уничтожен тираж номера и что не устроило Елену Батурину?

— Представители г-жи Батуриной хотели, чтобы мы арестовали тираж. Я сказала: «Если такое решение вынесет суд, тогда мы его выполним». Потом мы с нашим юристом Александром Добровинским посмотрели статью и решили, что юридически все корректно. Статью перевели на немецкий язык, и немецкие юристы сказали то же самое. Но окончательное решение должно было принимать мое руководство. В газетах писали: «Регина решила». Но я не могу принять такое решение, это не мой уровень. Я могу только выдвинуть аргументы «за» и «против». У меня спросили: может что-либо угрожать безопасности журналистов? В Германии свое видение общей ситуации в России, все помнят историю Пола Хлебникова. Нужно принять во внимание, насколько это чувствительная и острая тема в Германии. Я сказала: «Нет, ничто жизни журналистов не угрожает. Могут быть проблемы с бизнесом, налогами, но это неприятности, а не угроза безопасности».

— Но в головном офисе решили уничтожить тираж?

— Ничего не было уничтожено. Номер должен был поступить в продажу 1 декабря, в пятницу. В четверг и в ночь на пятницу мы просто ждали решения руковод­ства Axel Springer в Германии. И в час ночи я получила ответ: «Все хорошо, все будет на рынке». Потом мы работали всю ночь, чтобы тираж Forbes оказался в пятницу утром в киосках и супермаркетах. Но российские газеты подписываются раньше, и они вышли в пятницу утром совсем с другим сообщением. Это были новости четверга. Поэтому я не отвечала на вопросы журналистов в ту пятницу. В пятницу утром я прилетела в Берлин, чтобы встретиться с руководством. И тут мне позвонили на сотовый. «Добрый день, — сказал женский голос. — Это Елена Николаевна, как у вас дела?» Я переспросила: «Елена Николаевна Батурина?» Мне отвечают: «Да-да-да». Я подумала: «Что же я сейчас скажу?» И тут я слышу: «Привет, Регина! Это я! Как у тебя дела? Сегодня о тебе так много написали!» А это, оказывается, был Рафаэль Акопов (гендиректор холдинга «Проф-Медиа». — РБК daily). Представляете, это он говорил со мной по телефону женским голосом!

— А сама Елена Батурина вам не звонила?

— Нет, никогда. Я не знакома с госпожой Батуриной и не знакома с ее мужем. Ее представители прислали письмо по поводу цитаты на обложке. И с этим я согласилась. В цитате действительно был другой смысл — это факт. Обложку мы изменили еще в среду. После консультации с юристами было принято решение не менять ничего в тексте, просто задержать тираж, чтобы понять, что делать дальше.

— Говорили, что на ситуацию повлияло вмешательство американ­ского офиса Forbes.

— Представители американского Forbes никогда не звонили ни мне, ни моему начальнику доктору Андреасу Вилле, хотя он в то время был в Нью-Йорке. Эта ситуация с представителями Forbes никак не обсуждалась.

— Главный редактор Forbes Максим Кашулинский останется работать в журнале?

— Сейчас конфликт исчерпан, и мы, Максим и я, хотим спокойно приступить к нашей работе. [...]
  
Источник: "РБК daily", 06.02.2007

****

Интервью Виктора Батурина

Елена еще в школе была не слишком сообразительной. А я учился на "отлично"

- Это зависть менее способного человека к более талантливому. Это же описано в литературе: Моцарт и Сальери, Онегин и Ленский…

"Если факт подделки будет установлен, сестра получит уголовное дело"

Если чужой карман пуст, заглядывать в него неинтересно. Если же он топорщится от денег – тогда да, тогда совсем другое дело. Известие о том, что крупнейший в России землевладелец Виктор Батурин подал в суд на принадлежащую его родной сестре, жене столичного градоначальника Елене Батуриной компанию «Интеко», привело журналистов не только желтой, но и вполне респектабельной прессы в состояние лихорадки. Объяснить ажиотаж можно лишь суммой иска: бывший вице-президент «Интеко» добивается выплаты более чем шести миллиардов рублей. Несмотря на то, что СМИ сообщили о его уходе из компании еще в декабре 2005 года, сам Батурин утверждает, что заявления об увольнении не писал, а, следовательно, должен получить зарплату за весь прошедший год. То есть искомые 6 000 000 000 рублей.

Версии о причинах конфликта приводились самые разнообразные. Писали, что собственный бизнес Виктора Батурина оказался на грани банкротства, и теперь предприниматель пытается спасти его за счет денег сестры. Выдвигали версию, что скандал срежиссировала его супруга, продюсер Димы Билана Яна Рудковская, чтобы привлечь внимание к своему подопечному.

Елена Батурина от комментариев отказывалась. Хранил молчание и ее брат. Или, вернее, его спрашивали о чем угодно, кроме как о сути разногласий. «Вчера мне позвонили из одного издания и задали вопрос о синяке под глазом у Лужкова, - смеется Виктор Николаевич. – Ну как такое комментировать? Я с Юрием Михайловичем на лыжах не катаюсь. Что произошло, не знаю. Вот и ответил: Акелло промахнулся!»

Нашему изданию удалось получить эксклюзивную информацию об истоках конфликта из первых уст:

Век: - Виктор Николаевич! Даже после того, как Вы решили уйти в самостоятельное плавание, чтобы заняться сельским хозяйством, никто никогда не слышал от Вас критики в адрес сестры. И вдруг такой скандал…

- Помните, у Жванецкого: «Был я в Германии в общей бане и понял, что потная женщина меня не возбуждает». Так и здесь: скандала нет, есть нормальная ситуация, которая в нормальном обществе не должна никого возбуждать. Для цивилизованного человека это вполне обыденная практика – решать спорные вопросы через суд.

Век: - Но разве нельзя было уладить вопрос по-семейному, не вынося сор из избы?

- Целый год я только этим и занимался. До тех пор пока не узнал, что Елена рассматривает мои к ней обращения как признак слабости. Я не святой и не ангел. Я не готов, получив удар по одной щеке, подставлять другую. В течение года я призывал людей опомниться и вести себя прилично. Но пришлось обратиться в суд. Замечу, в тот момент, когда мой бизнес уже стабилизировался, когда мои дела идут успешно. Если бы я пошел на такой шаг раньше, когда все только налаживалось, когда были определенные трудности с поиском оборотных денег, - в тот момент подача иска выглядела бы как попрошайничество. Вроде бы брат хочет урвать у родной сестры для себя кусок. Теперь у меня все нормально. Не за последнее сужусь. И этот иск больше о защите чести и достоинства, чем о деньгах.

Век: - Журналисты выдвигают другие версии…

- Ну так это журналисты. Как я должен был себя вести, когда Елена делала оскорбительные для меня заявления в прессе? «Виктор Николаевич оставил пост вице-президента в конце декабря 2005 года», - заявляет моя сестра в СМИ. Оставил – это что? Это – умер? Слово «оставил» применимо только к мертвому человеку. А я, слава Богу, живой.

Век: - Но все-таки причина столь серьезных разногласий исключительно в деньгах? Нежелание расплатиться по долгам – это жадность?

- Зависть.

Век: - Но почему Елена Николаевна должна Вам завидовать? Она самодостаточный человек, успешный предприниматель. И, в конце концов, ее бизнес масштабнее, она богаче.

- Это зависть менее способного человека к более талантливому. Это же описано в литературе: Моцарт и Сальери, Онегин и Ленский… Ведь бизнес - это дело, а не деньги. И вопрос не в том, крупнее он или не крупнее. Зависть возникла из-за того, что человек чего-то хочет, а не может. Вот я ушел из «Интеко». И что? Успешно продолжаются только начатые мною проекты. А новые? Есть провальный проект в Казахстане, куда она засобачила кучу денег. Какой дурак станет строить пятизвездочный отель в Астане? Ну как вы себе это представляете? Смешно! Или попытки сотрудничества с Китаем… Я против этого всегда был. Это не наш рынок.

Елена еще в школе была не слишком сообразительной. А я учился на "отлично". Все схватывал на лету. «Евгения Онегина» наизусть знал. Она почему-то обижалась…

Век: - Завтра очередное заседание суда. Каким Вы прогнозируете развитие событий?


- Суду все предельно ясно. Заявление о моем якобы добровольном увольнении из «Интеко» фальсифицировано. Мы обратились с ходатайством о проведении почерковедческой экспертизы, и суд его удовлетворил. Если хоть частица разума присутствует (у ответчика – ред.), то будет мировое соглашение. Ведь если факт подделки будет установлен, сестра автоматически получит уголовное дело.

Век: - Ответчик ссылается еще и на истечение срока давности.

- Неэтично, когда человек требует несколько сот миллионов долларов, говорить, что истек срок давности. Это не одна копейка. Или заплатите, или заявите, что я не могу претендовать на эти деньги. А «Интеко» спрашивает: «Где он раньше был?» Раньше не подавал в суд потому, что считал, можно все как-то по-человечески уладить.

Век: - Виктор Николаевич, теоретически суды неподконтрольны московской мэрии, но…

- Со всех этих денег – более 200 миллионов долларов – уплачены налоги, доход отражен в налоговой декларации. Сумма задепонирована. И если суд откажет мне в удовлетворении иска, получится, что уже государство будет должно мне около 30 миллионов долларов, уплаченных в виде налогов.

Век: - То есть будете судиться с государством?

- А кто добровольно отказывается от принадлежащих ему по праву денег? Это беспроигрышный иск.

Век: - А если сестра позвонит Вам и скажет: «Брат, давай уладим все полюбовно…»

- Я не строю подобных предположений.

Век: - Есть у всей этой истории еще одна сторона. Вы публично, не стесняясь, придали гласности размеры своих доходов. Не боитесь, что это вызовет зависть и ненависть со стороны простых обывателей?

- Смешно быть богатым человеком и стыдиться своего богатства. Тогда нет смысла зарабатывать. Я могу совершенно спокойно говорить о своих доходах.

Простые русские люди прекрасно знают, кто есть кто. Я уверен, что если спросить первые попавшиеся десять человек, имеет ли право Батурин быть богатым, десять из десяти ответят: «Николаич! Может, ты и сволочь порядочная, но претензий у нас к тебе нет!» У нас оценивают человека не по его деньгам, а по тому, честно ли они заработаны.

Олег Головачев
 
Источник: "Век", 07.02.2007