Компромат
26.04.2017

«Свободная касса» Игоря Шувалова

«Свободная касса» Игоря Шувалова
Покинувший Россию Щербаков держит руку на пульсе контрольно-кассовой системы страны

Кассовая реформа обсуждалась несколько лет на самых разных уровнях, а ее куратором в правительстве был первый вице-премьер Игорь Шувалов. Но проблем все равно избежать не удалось. После принятия летом 2016 года закона о реформе производитель, способный делать ключевой элемент новых касс – фискальные накопители, оказался один. Только в марте 2017 года, в тот же день, когда было опубликовано расследование о бенефициарах реформы, ФНС формально внесла в реестр еще две компании.

Как с нынешней, так и с предыдущей реформой кассовых аппаратов связывают таинственного предпринимателя Владимира Щербакова, о котором рассказывал депутат Госдумы Андрей Луговой. Сейчас бизнесмена за незаконный вывод денег из России разыскивает Интерпол. Снгодня выяснились новые подробности биографии Щербакова и попытался понять, что его связывает с давним другом и партнером Шувалова Вартаном Галустяном.

 

Друг друга

 

Осенью 2012 ⁠года сотрудники ⁠компании «Атлас-карт» были заняты разработкой концепции реформы кассовых ⁠аппаратов. Федеральная налоговая служба, объявившая конкурс еще в июне, готова была ⁠заплатить за концепцию 1,5 млн рублей, но ⁠в «Атлас-карт» взялись за работу за символический 1 рубль. Инициатором новой кассовой ⁠реформы формально был Минфин, предложивший соответствующий законопроект в мае 2012-го. «Атлас-карт» известна ⁠на рынке криптографии: компания успела заработать и на предыдущей реформе, когда производителей касс обязали ставить на аппараты ленту ЭКЛЗ, и на внедрении в коммерческом транспорте приборов, отслеживающих данные автомобилей – тахографов, и на производстве новых биометрических паспортов.

У бенефициара «Атлас-карт» Щербакова тогда был не только криптографический бизнес. В феврале 2012 года он решил заняться производством минеральной воды. Компания Щербакова «Омега-холдинг», через которую он на тот момент владел и «Атлас-карт», получила 50% в производителе воды ЗАО «БВИ». «Омега-холдинг» – одна из ключевых компаний Щербакова. Именно в ней партнером разыскиваемого бизнесмена был Валерий Соколов, хороший знакомый главы ФСБ Николая Патрушева. СМИ называли жену Соколова, которая работала помощником Бориса Грызлова, одним из авторов закона о внедрении ЭКЛЗ. На реализации этого закона в итоге и заработали Щербаков и связанные с ним компании и люди.

Какой может быть связь между производством минеральной воды и кассовыми аппаратами? Партнер Щербакова по этому бизнесу – бизнесмен Вартан Галустян – уже более 20 лет знаком с первым вице-премьером Игорем Шуваловым, который курирует как налоговое ведомство в целом, так и реформу кассовых аппаратов в частности.

Галустян не только давний друг Шувалова, у него было несколько бизнес-проектов с семьей вице-премьера. Ему и жене Шувалова Ольге принадлежала компания «Заречье Девелопмент». К 2010 году она владела не менее 250 гектарами земли вокруг бизнес-школы «Сколково». В то время как раз шла подготовка к созданию иннограда «Сколково». Журнал Forbes писал, что «Заречье-Девелопмент» была создана, чтобы воплотить мечту Шувалова – построить частный парк в том районе. Однако никакой деятельности она не вела и была закрыта, утверждал журнал. Впрочем, данные «Спарк» это опровергают – компания существует до сих пор.

Еще один проект – некоммерческое партнерство, которое занималось строительством и обслуживанием инфраструктуры в поселении Немчиново около города Одинцово. Его еще в 2003 году учредили Галустян, владелец Evraz Group миллиардер Александр Абрамов и компания «Немчиново Инвестментс». Долгое время, согласно данным СПАРК, ее владельцем был офшор «Бэйфилд Инвестментс Лимитед», который связывали с Шуваловым. В 2015 году владельцем «Немчиново Инвестментс» стал Евгений Игоревич Шувалов.

Какую именно минеральную воду производит (и производит ли) ЗАО «БВИ»,  выяснить не удалось. В первый год своего существования компания показала выручку 508 тысяч рублей при прибыли около 19,7 млн рублей. С 2013 по 2015 год выручка компании была одинаковой – 1,017 млн рублей. Но при этом ЗАО «БВИ» было убыточным. Согласно выписке из ЕГРЮЛ, Галустян до сих пор значится учредителем ЗАО «БВИ».

Знакомый Галустяна и Шувалова говорит, что Галустян действительно знает Щербакова и участвовал в проекте по производству минеральной воды. Однако спустя полгода, разочаровавшись в финансовых результатах, вышел из проекта. С тех пор, по словам собеседника, с Щербаковым он не виделся. Сам Шувалов с Щербаковым незнаком, утверждает его знакомый.

Представитель Шувалова в ответ на запрос о связи с Щербаковым передал, что первый вице-премьер курирует вопросы налоговой политики, а проект реформы контрольно-кассовой техники разрабатывается для повышения прозрачности оборота наличных денежных средств, сокращения количества проверок и снижения нагрузки на налогоплательщиков.

 

Пожелание от ФСБ

 

С Щербаковым  также не удалось связаться, он находится в международном розыске. Это результат его участия в работе небольшого БВА-банка, через который, по мнению следствия, незаконно выводились деньги из России. Крупнейшим акционером банка был Щербаков. В совет директоров банка входил и гендиректор ЗАО «БВИ» Владимир Бабаянц. Кроме того, Бабаянц был совладельцем и гендиректором компании «Безант» – монопольного производителя ЭКЛЗ, которого также связывают с Щербаковым.

В 2012 году роль «Атлас-карт» Щербакова в реформе кассовых аппаратов не закончилась. Изначально Минфин планировал, что новый закон об онлайн-кассах вступит в силу с 2014 года. Но первый вице-премьер Шувалов поручил сначала провести эксперимент в четырех регионах – в Москве, Татарстане, Московской и Калужской областях. В целом он прошел успешно, но были недочеты. Представитель Шувалова тогда заявлял, что выявлены определенные нюансы, связанные с информационной безопасностью. Они потребовали доработки.

ФНС поначалу предлагала отказаться от устройств для шифрования данных на самих кассах. Передача данных в режиме онлайн помогла бы избежать махинаций с чеками со стороны предпринимателей. Это помогло бы отказаться от ЭКЛЗ и снизить затраты бизнеса на обслуживание касс. Но после эксперимента ФСБ потребовала установить дополнительное устройство – фискальный накопитель, который бы собирал данные и шифровал их. Смысл реформы отчасти терялся – затраты для бизнеса становились выше. Но правительство придумало выход, который поддержал Владимир Путин. Было решено возвращать часть денег предпринимателям путем налогового вычета. Таким образом, деньги уходят частным компаниям, производящим оборудование, а расходы предпринимателей покрываются за бюджетный счет.

Единственным производителем фискальных накопителей, получившим лицензию ФСБ, стала компания РИК, основанная менее чем через месяц после начала эксперимента 2012 года. Уже писалось о ее владельцах и их косвенной связи с «Атлас-карт». Гендиректором РИК стал Анатолий Сурков, который до этого был и директором «Атлас-карт». В день публикации расследования о бенефициарах реформы в конце марта ФНС внесла в реестр еще двух производителей фискальных накопителей. Кроме того, на сайте РИК указано, что с 19 апреля цены на них снижаются с 6000–8000 рублей до 4099 рублей без учета НДС.

В ноябре 2015 года «Атлас-карт» вновь пришлось прийти на помощь ФНС. Налоговая служба разместила заказ на разработку прототипа автоматизированной системы электронной регистрации контрольно-кассовой техники. Эта система должна была объединить все элементы – кассы, фискальный накопитель, операторов фискальных данных. На этот раз «Атлас-карт» не пришлось работать бесплатно – контракт был оформлен как закупка у единственного поставщика. Компания получила 2,5 млн рублей. По документации работы должны были выполняться с 1 октября по 23 ноября 2015 года. Но заказ был размещен только 20 ноября.

Источники РБК ТВ заявляли, что Щербаков уже пару лет не участвует в бизнесе. Действительно, его доля в «Омега-холдинге» (владельце «Атлас-карт») перешла к некоей Оксане Орешиной. Вероятно, это связано с уголовным преследованием по делу БВА-банка. Один из собеседников утверждал, что Щербаков покинул пределы России. Впрочем, Орешина аффилирована с Щербаковым – она была гендиректором в нескольких связанных с ним компаниях.

 

Пансионат на продажу

 

Бизнес-интересы Владимира Щербакова, как показало исследование, касаются совершенно разных сфер, хотя в поле зрения прессы он никогда не попадал. Например, Щербаков косвенно связан с тем же центром «Сколково», земли вокруг которого собирали Галустян и жена Шувалова.

В советское время вокруг старинной усадьбы Мамоново вырос дом отдыха «Полет»: 14 гектаров земли вблизи Одинцова, несколько спальных корпусов и административных зданий. Сейчас территория дома отдыха, обветшалое здание усадьбы и другие корпуса стали частью инновационного центра «Сколково». В 2006 году гендиректором «Полета» был назначен Владимир Щербаков. Спустя два года он заключил несколько договоров о продаже корпусов дома отдыха. Бытовой корпус площадью 1444 квадратных метра был продан компании «Адвантком Лимитед», овощехранилище и гараж-мастерская отошли «Аквариус Интертрейд», самый большой спальный корпус и столовая – ОАО «Гусева полоса». Росимущество затем пыталось через суд признать сделки ничтожными, но безуспешно.

Все покупатели зданий были так или иначе связаны с Щербаковым. Офшор «Адвант Лимитед» несколько лет был крупнейшим владельцем компании «Омега-холдинг». Гендиректором «Гусевой полосы» с 2007 по 2009 год значился Александр Власов – он же возглавлял компанию «Омега-Ютэкс», учредителями которой значатся Щербаков, совладелец «Научных приборов» Соколов и бывший совладелец крупнейшего в мире производителя титана «ВСМПО-Ависма» Вячеслав Брешт. Брешт сказал, что с Щербаковым он незнаком, но знаком с Валерием Соколовым – они в 2004 году собирались финансировать «разработку приборов для нужд страны», но партнерство не сложилось. «Аквариус Интертрейд» (в решениях судов не указаны реквизиты, но названия полностью совпадают) была акционером нескольких компаний, которые возглавляли уже упоминавшиеся Власов и Бабаянц. Кроме того, в СПАРК есть информация о компании «Аквариус Интертрейд», главой представительства которой является полный тезка Щербакова. Само представительство зарегистрировано в Находке, а в качестве основной деятельности заявлена торговля автомобилями и мотоциклами.

У Щербакова, который, согласно ориентировке Интерпола, родился на Сахалине, с Находкой связана и еще одна компания – сингапурская «Ориентал Петролеум ПТИ», главой российского представительства которой указан полный тезка Щербакова. «Ориентал Петролеум» в конце 1990-х была владельцем около 10% компании «Роснефть-Находканефтепродукт» – оператора терминалов по перевалке нефти. Самой «Роснефти» в компании тогда принадлежало около 30%, а среди ее акционеров и в совете директоров был полный тезка Щербакова. Ему принадлежал 1% оператора. В отчетности компании Щербаков также указан как директор ЗАО «Дальнефтепродукт».

Нефтяной бизнес в Находке – первое упоминание о предпринимательской деятельности таинственного Щербакова, которое удалось найти. Почему можно быть уверенным, что это тот самый Щербаков? У множества связанных с предпринимателем компаний есть места концентраций – адреса, по которым они зарегистрированы. Один из таких адресов – Кривоарбатский переулок, 16/22. По нему и было зарегистрировано представительство «Ориентал Петролеум». Там же, например, в 2002 году было зарегистрировано московское представительство петербургских «Научных приборов» – эту компанию до сих пор возглавляет Валерий Соколов, а главой представительства был Щербаков. Предприниматель владеет и еще двумя компаниями по этому адресу, и его ИНН полностью совпадает с владельцем «Омега-холдинга». Одна из этих компаний – «Континент» – владеет 1% в производителе оборудования для системы СОРМ (она позволяет спецслужбам отслеживать сообщения пользователей рунета) «МФИ Софт». Эту компанию, как писали «Ведомости», хотел выкупить бизнесмен Алишер Усманов. Второй адрес находится в Большом Харитоньевском переулке. Там, в частности, зарегистрированы компании, владельцем которых является офшор «Аквариус Интертрейд». По этому же адресу есть компания «Орион». Половиной в ней через компанию «Морион» владел Щербаков, а другой половиной – Уральский горно-металлургический комбинат. Затем УГМК выкупил долю «Мориона».

 

Дмитрий Филонов