Компромат
21.09.2017

Защитник Ходорковского Голубович подключил к отъему банка украинских боевиков

Защитник Ходорковского Голубович подключил к отъему банка  украинских боевиков
  • Ольга Миримская. Фото Life.ru, "Ъ"
У бывшей жены бывшего менеджера ЮКОСа Ольги Миримской нашли странные предметы

СКР обыскала кабинет акционера «Банка Корпоративного Финансирования» (БКФ) Ольги Миримской в центральном офисе БКФ на Красной Пресне, ее квартиру и дом помощницы банкира на Николиной горе. В результате спецоперации найден автомат Калашникова, который адвокаты называют массо-габаритным макетом, а также документы запрещенной в России радикальной украинской организации "Правый сектор". Сообщалось о том, что до обысков эта организация выражала Миримской благодарность и о ее награждении партийной медалью «За гiднiсть та патрiотизм».

Последние годы Миримская делит со своим бывшим мужем Алексеем Голубовичем банк и особняк в Лондоне. Голубович ранее бежал из России, будучи фигурантом дел Михаила Ходорковского и компании ЮКОС,  затем в обмен на снятие обвинений дал показания Генпрокуратуре. Стандартная стоимость поддержки со стороны «ПС», ветеранов АТО и украинских национал-социалистических групп на российском PR-рынке не превышает $5 тыс — с учетом гонораров посредников. Грамоты от "ПС" продаются за символическую цену на киевских блошиных рынках.

По версии управления СКР по Южному округу Москвы, по всем трем адресам изымались финансовые и юридические документы. Кроме того, в доме госпожи Миримской нашли автомат Калашникова, который направили на экспертизу. Представители госпожи Миримской сообщили, что это было не боевое оружие.

Псловам адвокатов, поводом для масштабных следственных действий послужило уголовное дело, возбужденное по факту дачи взятки (ст. 291 УК) в 2015 году. Кому и за что она предназначалась, в постановлении, предъявленном адвокатам госпожи Миримской, указано не было. По данным “Ъ”, речь идет о вознаграждении, якобы выплаченном работникам судебной системы за решение неких вопросов.

Кроме того, участники мероприятия проверяли данные о том, что госпожа Миримская могла быть причастна к финансированию экстремистской деятельности (ст. 282.3 УК РФ). Поводом для этого послужила информация, опубликованная на официальном сайте «Правого сектора», в которой госпоже Миримской выражалась благодарность за активное содействие националистам. Кроме того, по сообщениям украинских СМИ, предпринимательница якобы была награждена медалью «За гiднiсть та патрiотизм» (вручается волонтерам и патриотам Украины за гражданское мужество и активность) от националистического блока «Порядок и достаток».

Представитель госпожи Миримской, в свою очередь, сообщил, что она не имеет никакого отношения к необандеровскому движению. По его словам, информация, которая компрометировала Ольгу Миримскую, была размещена ее врагами, заплатившими за это несколько тысяч долларов. Он рассказал, что после публикаций в доме секретаря госпожи Миримской изъяли благодарность от «Правого сектора». Правда, как он утверждает, тот обыск не был никем санкционирован и проводился без свидетелей. Поэтому, по его словам, благодарность могли подбросить. В связи с этим секретарь обратилась в СКР, потребовав возбудить в отношении участников мероприятия уголовное дело за незаконное проникновение в жилище (ст. 139 УК). В окружении госпожи Миримской отмечают, что она активно занимается бизнесом, но не на Украине, а в Крыму, финансируя строительство элитного жилого комплекса «Ришелье Шато» в Гурзуфе.

На этот актив, как и на другие активы госпожи Миримской, претендует ее бывший супруг Алексей Голубович, с которым они ведут процессы, связанные с разделом имущества. Одним из активов является банк БКФ, где господам Миримской и Голубовичу принадлежат 80% и 20% акций соответственно. При этом бывший муж госпожи Миримской настаивает, что экс-супруга отстранила его от участия в работе банка. Представители госпожи Миримской не исключают, что новое расследование и проверки могут проводиться с подачи господина Голубовича.

Между тем, финансовая ситуация в банке на сегодняшний далека от идеальной. В начале июля рейтинговое агентство «Эксперт» понизило кредитный рейтинг БКФ до уровня ruCCC и установило негативный прогноз. Ранее у банка действовал рейтинг на уровне В++ со стабильным прогнозом. В РА отмечали «очень низкий уровень кредитоспособности/финансовой надежности/финансовой устойчивости по сравнению с другими объектами рейтинга в Российской Федерации». Также эксперты заявили о высокой вероятности невыполнения кредитной организацией своих финансовых обязательств уже в обозримой перспективе

Как ране сообщало агентство "Руспрес", бывшие супруги также судятся из-за лондонского особняка стоимостью £6,4 млн (около $10 млн). Голубович и Миримская пошли по стопам своего сына Ильи и стали первой иностранной династией, два поколения которой обратились за помощью английских судов по делам после бракоразводных процессов.

Миримская и Голубович переехали в Лондон вместе с тремя детьми в 2003 году. Семья поселилась в особняке в лондонском предместье Чизик на берегу Темзы. Однако в 2008 году пара рассталась, а в 2012 году оформила развод в России. После этого, считает издание The Daily Mail, дом в британской столице превратился в "поле боя". Теперь Голубович и Миримская обратились в Высокий суд Лондона, заявив свои права на этот особняк. Как добавляет издание, в 2011 году на первых полосах газет был развод сына экс-супругов Ильи и Елены Голубович. Их брак продлился 18 месяцев, и после бракоразводного процесса Елена получила $4,3 млн.

Алексей Голубович был директором по стратегическому планированию и корпоративным финансам компании ЮКОС в 1998 - 2001 годах. В рамках уголовного дела ЮКОСа Алексею Голубовичу были заочно предъявлены обвинения в мошенничестве с акциями российских предприятий, он был объявлен в международный розыск и даже задержан в Италии. В 2007 году бизнесмен добровольно вернулся в Россию, Генпрокуратура сняла с него все обвинения в обмен на дачу им свидетельских показаний против акционеров ЮКОСа. В 2010 году Голубович, будучи ключевым свидетелем обвинения, даже вступился за Михаила Ходорковского,  но позже заявил, что его "неправильно поняли", после чего следствие даже захотело убрать из дела показания такого "изменчивого" свидетеля.