Компромат
24.11.2017

Зюзин обирает миноритариев по мелочи

Зюзин обирает миноритариев по мелочи
  • Игорь Зюзин. Фото Business Insider
"Мечел" выводит деньги дочерних структур в обход закона

Менеджмент компании «Мечел» во главе с Игорем Зюзиным  создал стройную систему вывода средств из дочерних предприятий в обход действующего законодательства. Это следует из иска компании Paslentia Investments LTD, владеющей 5,03% в дочернем предприятии «Мечела» – Коршуновском ГОКе (Иркутская область) поданном против материнской компании и «Мечел-майнинг». В Арбитражном суде Иркутской области истцы требуют признать недействительными договора займа на общую сумму 4,2 млрд рублей. Всего таких сделок между материнской и дочерней компаниями в 2016 году было заключено 12, их размер колеблется от 340 млн до 360 млн рублей.

По закону крупные займы должны согласовываться с миноритариями, но, чтобы обойти это требование, «Мечел» разбивает займы на мелкие, сообщил управляющий директор LMS Investment Company Александр Клещев (компания является брокером Paslentia Investments LTD). Согласно данным Центробанка 100% кипрской компании Paslentia принадлежит гражданину Словакии Джозефу Козлею, он также владеет 1,24% акций Челиндбанка (мажоритарные владельцы Михаил Братишкин, Луиза Байль, Станислав Андрющенко, Вера Клепикова).

После поправок к закону об акционерных обществах, принятых в 2017 г., займы, которые не превышают 10% валютного баланса актива, материнская компания может проводить через совет директоров, не согласовывая на собрании акционеров, продолжает он. До поправок компания не могла без согласования с акционерами совершать займы, превышающие 2% валютного баланса актива. Валютный баланс Коршуновского ГОКа на конец 2016 года был около 30–32 млрд рублей. То есть «Мечел» мог, основываясь лишь на решении совета директоров, заключать договоры займа, не превышающие 600 млн рублей. Используя такую схему, «Мечел» вывел из актива около 22 млрд рублей, рассказал «Ведомостям» Клещев: «Все это делается с одной целью – не платить дивиденды: миноритарии Коршуновского ГОКа  не получают их уже девять лет».

Но ключевая претензия миноритариев, по его словам, даже не в отсутствии дивидендов, а в отсутствии вложений в развитие производства на Коршуновском ГОКе. «Сейчас получается, что бизнес не растет, не приносит даже минимальной доходности, из него просто выкачиваются деньги», – возмущается собеседник.

«Мечел» не согласен с требованиями, изложенными в иске, и считает их не подлежащими удовлетворению. На дивидендные выплаты внутригрупповой заем никак не влияет, подчеркнул он, так как предприятие получает проценты от займа и сам долг. Источник, близкий к «Мечелу», говорит, что иск может являться очередной попыткой миноритариев Коршуновского ГОКа вынудить компанию консолидировать акции предприятия. Они уже неоднократно предлагали «Мечелу» выкупить их пакет акций по существенно завышенной цене, говорит он. Клещев подтвердил, что переговоры с «Мечелом» о выкупе пакета акций велись, но не по завышенной цене, а, наоборот, с дисконтом. 5,03% ГОКа на Московской бирже стоят чуть более 1 млрд рублей. Предприятие занимается разработкой двух железорудных карьеров – Коршуновского и Рудногорского. В 2016 году на Коршуновском ГОКе произвели 8,2 млн т железной руды и обогатили 2,7 млн т железорудного концентрата.

Коршуновский ГОК – это один из основных горно-обогатительных комбинатов «Мечела», напоминает аналитик АКРА Максим Худалов: «Но запасов там осталось мало, так что лет через семь актив забросят».

Дробление сделок в корпоративном секторе – повсеместная практика, полагает управляющий партнер УК «Право и бизнес» Александр Пахомов. Таким методом могут как выдаваться займы и кредиты, так и приобретаться акции и доли в компании. Сделки дробятся, чтобы лишить акционеров информации о целях сделки, вывести денежные средства, финансировать проекты или избежать обязательного обсуждения с миноритариями, поясняет юрист. «Ключевым вопросом для оспаривания в данном случае является наличие взаимосвязи между сделками. Это и предстоит доказать участникам спора», – заключает Пахомов.

Ранее «Мечел» договорился с Внешторгбанком (ВТБ) о переносе погашения около 75 млрд рублей на 2022 год. Как сообщало агентство «Руспрес», ВТБ является последним из трех госбанков—кредиторов компании, которым она совокупно должна около 300 млрд руб. В декабре 2016 года сообщалось, что компании надо реструктурировать синдицированные кредиты на $1,5 млрд.