Компромат
12.12.2017

Кто враг "миллиардеру из забоя"?

Кто враг "миллиардеру из забоя"?
  • Александр Щукин. Фото avant-partner.ru
Александр Щукин обвиняет партнеров по бизнесу в своих собственных ошибках
Человек, чья свобода ограничена, а связь с внешним миром сведена к минимуму, не всегда сохраняет хладнокровие. Он начинает обвинять в «предательстве» ближайших людей и соратников. Так ведет себя Александр Щукин, совладелец холдинга «Сибуглемет» и владелец целого ряда компаний в Кемеровской области. С ноября 2016 года он содержится под домашним арестом в рамках уголовного дела по ч. 3 ст. 163 УК РФ («Вымогательство»). Главной мишенью заявлений и угроз обвиняемого Щукина, опубликованных от имени полуанонимного автора с псевдонимом Владимир Поливанов на сайте "Новая Сибирь", стало его доверенное лицо и юрист Тимур Франк, якобы пытающийся похитить активы подследственного. Впрочем, если присмотреться к этим обвинениям, может показаться, будто вся правоохранительная система России обслуживает исключительно интересы врагов «миллиардера из забоя». Так ли это?

Почему Щукин сидит в Новосибирске?

В ноябре 2016 года сотрудниками Пятого управления центрального аппарата СКР были задержаны восемь человек – руководитель управления СКР по Кемеровской области Сергей Калинкин, вице-губернаторы Кузбасса Александр Данильченко и Алексей Иванов, угольный магнат Александр Щукин, еще несколько  сотрудников СКР и чиновников администрации. Всем предъявлено обвинение в вымогательстве контрольного пакета акций угольного разреза "Инской" общей стоимостью более 1 млрд рублей. Всем, кроме заключенного в СИЗО генерала Калинкина, в качестве меры пресечения судом определен домашний арест. Данильченко отбывает его в коттедже в поселке «Лесная поляна», Иванов – в особняке на Сиреневом бульваре в поселке «Маленькая Италия». Все домашние арестанты ждут суда в привычных и комфортных условиях на территории Кемеровской области. И только Щукин сидит в не самой комфортной квартире, в рабочем поселке Краснообск на окраине Новосибирска, хотя миллиардеру принадлежит гигантское владение с особняком вблизи Новокузнецка.

Эта странность имеет очень простое объяснение. За несколько лет до ареста Александр Щукин зарегистрировался постоянно по адресу в Новосибирске, чтобы не платить налоги в Кузбассе. Его ближайшее окружение, доверенные юристы, предостерегали бизнесмена от этого шага, рискованного и откровенно неуважительного по отношению к кузбассовцам. Но Щукин сам принял это решение, и винить в нынешних стесненных жилищных условиях может только себя. 

Эпизод с квартирой в Краснообске – яркий пример той перемены, которая произошла за последние годы в характере Александра Филипповича. В период становления своего бизнеса, он много сделал для экономической и социальной стабилизации Кемеровской области. Щукин никогда не пренебрегал советами профессионалов, особенно в тех областях, в которых никогда не был силен – в юриспруденции. 

Но большие деньги портят самого сильного человека. С определенного периода Щукин осознал себя не потомственным горняком, а миллиардером из списка «Форбс». Такому деятелю вместо советчиков нужны исполнители. Щукин перестал прислушиваться к своим партнерам, даже к особо доверенным лицам, что привело к многочисленным ошибкам, из которых перерегистрация в рабочем поселке Краснообск - не самая опасная.

Потомственный горняк и особняк в Лондоне

Щукин не смог остаться предпринимателем-патриотом, чьи интересы связаны исключительно с Россией. Он не сумел противостоять дурному примеру  коллег-олигархов и начал выводить капиталы за рубеж. Например, в 2008 году шахта «Полосухинская», принадлежащая Щукину, взяла в долг у компании «Сибуглемет Импекс Лимитед», зарегистрированной в Никосии (Кипр), $8 млн. К 2015 году долг по процентам и пеня составили семь миллионов долларов, и Арбитражный суд Кемеровской области обязал «Полосухинскую» выплатить 15 миллионов компании «Гридкап Ворлдвайд С.А.» из Никосии. Так деньги за уголь Кузбасса ушли на Кипр. 

Здесь, на офшорном острове деньгами Щукина, его дочери Елены и зятя Ильдара Узбекова управляет кипрский финансовый консультант Алексис Циелепис (Alexis Tsielepis). Безграничное доверие угольщика Александра Щукина к своему зятю Ильдару Узбекову и его финансовому консультанту Циелепису в итоге и привело Щукина к тому плачевному положению, в котором он теперь находится - под домашним арестом на окраине Новосибирска, с браслетом слежения на ноге и в ожидании суда по обвинению в вымогательстве и даче взятки. Ведь именно "помощь" зятя и его консультантов в инвестировании выведенных из Кузбасса на Кипр финансовых средств привела к суду и сразу нескольким международным скандалам в Великобритании. После публикаций в британской прессе на вывод капиталов Щукина за рубеж обратили внимание федеральные правоохранительные органы. В частности, как писала "Новая газета" в своей статье "Дело, покрытое угольной пылью" , на художества Ильдара Узбекова и его тестя на Кипре и в Лондоне обратил внимание печально известный полковник-миллиардер Дмитрий Захарченко из Главного управления по экономической безопасности и противодействию коррупции МВД России, тогда еще не находившийся под арестом за коррупцию.

Напомним, что же там произошло. Дочь Александра Щукина Елена, постоянно живущая в Лондоне со своим мужем Ильдаром Узбековым, стала жертвой английского мошенника, который обещал инвестировать капиталы отца в британские фонды, но, по сути, клал деньги себе в карман. Когда на мошенника подали в британский суд, тот заявил, что Щукин якобы намеревался вывести из Сибири через Кипр и разместить в Британии один миллиард фунтов. Самое разумное было бы опровергнуть эти слова и отозвать исковое заявление. Но адвокат, представлявший интересы Ильдара Узбекова и семьи Щукина, только требовал, чтобы ответчик вернул украденные деньги, и не опровергал информацию о миллиардных объемах средств, выведенных семьей Щукина из Кузбасса на Запад.

Второй сюжет, который за год до ареста Щукина осветила в своей публикации британская газета The Guardian, рассказывает о том, как Щукин в 2013 году заполучил в свою собственность угольные шахты "Грамотеинская" и "Тагарышская". Эта история - полный аналог фабулы уголовного дела о вымогательстве акций угольного разреза "Инской", в рамках которого сегодня Щукин и семь его подельников находятся под арестом. 

В декабре 2013 года директора шахты "Грамотеинская", гражданина Казахстана и представителя британского фонда прямых инвестиций Lehram Capital Investments Inc. Игоря Рудыка задержали за просроченный загранпаспорт и три недели продержали под стражей в кемеровском спецприемнике Федеральной Миграционной Службы России. Отсюда Игоря Рудыка следователи областного управления Следственного комитета России привезли в здание областной администрации региона, где под угрозой отправки в тюрьму на долгие годы потребовали передать права собственности на шахты "Грамотеинская" и "Тагарышская" в пользу одной из фирм Александра Щукина. Договор передачи прав на шахты был уже готов, нотариус была готова засвидетельствовать "чистоту сделки" и находилась тут же - причем не только со своей печатью, но и с печатью британского фонда! Рудык был согласен на все, лишь бы его перестали водить в наручниках и отпустили из-под стражи. 

Понятен интерес британской газеты The Guardian к сюжету, ярко свидетельствующему о том, насколько иностранным инвесторам на практике опасно в России вести дела. Впрочем, на уровне федеральных СМИ в России эта история пока не прозвучала во всех подробностях, но наверняка еще прозвучит. Возможно, тогда Александр Щукин поймет, кто на самом деле является его врагом: кто сначала довел его до ареста своими финансовыми рекомендациями, а теперь фактически перехватил управление всеми его предприятиями, активами и капиталами, пользуясь родственными связями и безграничным доверием.

Сам Щукин продолжает считать себя потомственным горняком. Но дочери потомственных горняков, если и уезжают из Кузбасса, то в Новосибирск или Москву. У потомственных горняков и их зятей нет недвижимости в Британии и других странах.  Если она появляется, то это уже не горняки, работающие для блага родного региона, а олигархи, его эксплуатирующие. И нужно быть очень наивным, чтобы думать, что если кто-то из олигархов планировал вложить миллиард в экономику недружественной России страны по совету своего зятя и его кипрских финансовых консультантов, то в Москве этого не заметили.

Конец легенды

Нынешнее уголовное дело Щукин постоянно называет «заказным». Выходят публикации с намеками, будто федеральные силовые структуры в ноябре 2016 года выполнили приказ каких-то олигархов. Слышны намеки со стороны сочувствующих Щукину авторов и родственников на то, будто бы многие его деловые партнеры, например, бывшие заместители губернатора Кемеровской области Максим Макин, Андрей Гаммершмидт и Антон Сибиль, тоже в скором времени должны стать фигурантами уголовных дел. 

Это очень странные рассуждения, рассчитанные на наивную публику. В рамках дела Щукина, к ответственности уже привлечены два вице-губернатора и генерал СКР. Задержания персон такого ранга, согласуются в Москве. Причем в кабинетах такого уровня принятия решений, куда не «заносят» деньги, а приносят аналитические записки. Скорее всего, в одной из таких записок было предложено больше не терпеть шалости бывшего шахтера, ставшего по совету своего зятя спонсором британской экономики. 

Какое-то время Щукин действительно был живой легендой Кузбасса, миллиардером из забоя. Он восстанавливал добычу на остановившихся шахтах и выплачивал трудовым коллективам долги по зарплате. За такую социально-ответственную роль, ему прощалось многое, от криминальных связей в 90-х до не совсем чистых юридических схем приобретения активов. 

Сейчас Щукин является классическим олигархом, который зарабатывает деньги на природных богатствах России, превращает в валюту, отмывает на Кипре при помощи зятя Ильдара Узбекова и его финансового консультанта Циелеписа, а затем отправляет в Лондон, где и живет Узбеков с дочерью Щукина. Такой бизнесмен является фактором не социальной стабилизации, а дестабилизации. Поэтому очередная история с отнятыми активами – разрез «Инской» - и закончилась уголовным делом. 

Правовую оценку действиям Щукина и его подельников даст суд. По-человечески его можно только пожалеть. Щукин перестал быть горняком, а бизнесменом так и не стал. Он сохранил привычку грубо обращаться с подчиненными, не слушал советы профессионалов, решил, что жуликов за рубежом не бывает, безгранично доверял своим родственникам и их консультантам. Щукину отказала обычная житейская мудрость – если человек прописан в однокомнатной квартире в Новосибирске, однажды он там может поселиться. 

Обида ослепляет. Щукин постоянно рассказывает своим адвокатам и родным, будто бы Тимур Франк хочет захватить его активы и должен быть привлечен к уголовной ответственности. Но Россия – правовое государство. У следственных органов нет претензий к юристам, которые просто исполняли указания собственника активов. Сейчас идет практическое спасение активов холдинга «ИТЭК», чтобы Щукину осталось хотя бы что-то, когда он выйдет на свободу. 

Обида не конструктивна. Щукин постоянно хочет понять, кто же виноват в его несчастьях? Но если в его жилище есть зеркало, он может увидеть первого виновника всех своих бед в любую минуту, а ФИО истинного врага прочесть в свидетельстве о браке своей дочери. И переосмыслить собственные поступки, которые привели к тому плачевному положению, в котором он теперь оказался.