Компромат
22.04.2018

Откаты Алексея Репика сорвали программу импортозамещения

Откаты Алексея Репика сорвали программу импортозамещения
  • Алексей Репик. Фото vademec.ru
Иностранные поставщики генерируют доходы министра Скворцовой и ее «кошелька»
Импортозамещение в фармацевтической отрасли провалено, - констатировал спикер Госдумы Вячеслав Володин на встрече, посвященной законопроекту об ответных мерах России на санкции США. Отечественный рынок лекарств контролируется зарубежными корпорациями из враждебных стран. Прекратив поставки, эти страны могут без объявления войны отправить на тот свет сотни тысяч россиян. Манипулируя ценами на медикаменты или создавая их искусственный дефицит, можно влиять на настроения в обществе – вызвать бунты или панику. В странах, откуда к нам поставляются таблетки, об этом хорошо известно, а у нас?

Всего в Россию ввозится более 1000 наименований американских фармпрепаратов, 90 из них не имеют никаких аналогов на российском рынке.

Виновным в сложившейся ситуации Володин справедливо назвал Минздав Вероники Скворцовой. Отставание ведомства хорошо заметно в сравнении с другими министерствами. ВПК добился замещения импортной продукции почти на 100%. Однако в сфере здравоохранения сделать это не удалось. Доля импортных лекарств на российском рынке достигает 68%. По данным РБК, за счет поставок в Россию компании из США зарабатывают порядка $1 млрд в год.  Но вот что интересно: лекарства могут быть американскими, но обогащаются на них вполне конкретные россияне, определяющие действия Вероники Скворцовой.

Влияние одной только компании «Р-фарм» на Министерство здравоохранения настолько огромно, что владельца компании Алексея Репика часто называют «кошельком Скворцовой». Антимонопольная служба не раз обвиняла «Р-фарм» в сговоре с чиновниками, благодаря которым фармацевты регулярно получают преимущества при госзакупках. Речь идет в частности о 19 контрактах на 8,2 млрд рублей на поставку препаратов против вируса иммунодефицита, вирусов гепатитов В и С, туберкулеза с множественной лекарственной устойчивостью, а также других антивирусных и антибактериальных препаратов.

Конкурсы, на которых раз за разом побеждает «Р-фарм», по большей части фиктивны. Во время проверки компании Федеральной антимонопольной службой было обнаружено более двадцати ключей для участия подставных фирм в электронных торгах. За созданные нарушения фирму Репика должны были внести в Реестр недобросовестных поставщиков, однако Минздав продолжает передавать компании подряды.

Будучи монополистом в целых сегментах рынка, «Р-фарм» критически импортозависим. В его выручке отечественные и локализованные препараты занимают немногим больше 50%, остальное — импорт. Купить у американцев готовые пилюли от отдать откаи министру проще и выгоднее, чем оплачивать отечественные разработки, налаживать производство. Репик не готов вкладываться в российские разработки сама и самым вредительским образом выдавливает с рынка отечественных производителей.

Например, «Р-фарм» получила контракт на 994 млн рублей на поставку препарата против рассеянного склероза «Абаджио», оттеснив от участия в конкурсе «Валенту фарм» с разработанным ей аналогичным препаратом «Феморикс». При этом «Абаджио» не только стоил дороже «Феморикса» (43,4 против 34,6 тыс рублей) но и представлял собою продукцию дочерней компании французской Sanofi, «Р-фарм» занимался лишь ее упаковкой.

И таких примеров много, они не могут не вызвать подозрения в некоей материальной заинтересованности министра Скворцовой в иностранных поставках. Да и сам Алексей Репик на кризис не жалуется: в прошлом году он поднялся со 116-го на 47-е место в рейтинге Forbes, увеличив свое состояние в 2,3 раза, до $2,1 млрд. Весной 2017 года стало известно, что Репик продал 10% акций «Р-Фарма» японской Mitsui, сумма сделки оценивалась в $170–200 млн. Так что теперь не стоит удивляться, если окажется, что часть российского рынка лекарств, еще не захваченного американскими поставщиками, займут их японские коллеги. Коррупция в Минздраве не может иметь иных результатов.