Компромат
19.08.2018

Российская дипломатия под колпаком Ковальчуков

Российская дипломатия под колпаком Ковальчуков
  • Текст и фото "Настоящее время"

     

    Андрей Ковальчук

Сестра подозреваемого в контрабанде аргентинского кокаина россиянина дважды попадалась на контрабанде из Германии

Германия экстрадировала в Россию Андрея Ковальчука – главного фигуранта дела о контрабанде почти 400 килограммов кокаина из Аргентины. Но это не первый подобный эпизод, связанный с основным обвиняемым по "кокаиновому делу".

 

Настоящее Время совместно с проектом "Муниципальный сканер" выяснило, что у семьи Ковальчука как минимум дважды были проблемы из-за провалившихся попыток ввезти контрабанду в Россию. Удачных попыток могло быть гораздо больше: компания сестры Ковальчука неоднократно использовала бумаги, оформленные от имени Министерства иностранных дел России, и личные документы дипломатов, чтобы избежать досмотра на таможне и уплаты пошлин.

 

Галеон с серебром

 

Поздно вечером 24 марта 2012 года, почти около полуночи на таможню около города Себеж в Псковской области приехали два микроавтобуса Volkswagen Crafter с немецкими номерами. Дверцы грузовых отсеков были опечатаны, на бумажках было написано, что внутри находится "груз дипломата", с подписью одного из сотрудников посольства России в Германии. Шел дождь, но бумажные полоски не пострадали – ни грязи, ни потеков чернил, оттиски печатей выглядели свежими.

 

Каждый микроавтобус сопровождали по двое водителей: основной и сменщик. На таможне у дежурной МАПП "Бурачки" Елены Фоминой возникли вопросы к их документам. Сотрудница попросила водителей рассказать, что именно они ввозят в Россию. Водители ответили, что сами не знают. Для оформления груза они дали документы, в том числе доверенность от сотрудника российского МИДа Сергея Седых, справку из посольства России в Германии, что Седых возвращается из командировки в Россию, и копию его дипломатического паспорта. В декларации, под которой стояла подпись сотрудника МИДа Седых, утверждалось, что в машинах везут личные вещи и кухонную утварь – то есть обычный набор вещей человека, долгое время прожившего за границей и возвращающегося на родину.

 

Пока Фомина разбиралась с документами, на таможенный пост пришла ее коллега, старшая смены Лариса Синявская. Она разговаривала по мобильнику с начальником отдела таможни Олегом Прибором. Начальник звонил, чтобы узнать, почему его подчиненные так долго держат микроавтобусы с вещами дипломата. У Фоминой сложилось впечатление, что старшая смены знала о скором прибытии двух микроавтобусов. Начальник позже объяснил свои звонки и настойчивые просьбы: якобы ему в это же время звонил некий человек, который представился сотрудником департамента безопасности МИДа, и требовал немедленно пропустить автомобили.

 

Начальница смены сказала Фоминой, что посмотрит груз сама. Она вышла на улицу с фотоаппаратом и сделала несколько кадров, но снимки подчиненной показывать не стала. На таможенный пост зашел еще один сотрудник, он попросил копии документов, которые дали водители. У таможенного поста микроавтобусы простояли чуть более получаса: все документы были оформлены, декларация принята, и машины могли следовать дальше.

 

Но через несколько метров у выездного шлагбаума таможни микроавтобусы вновь остановили – на этот раз сотрудники ФСБ. Они приказали отогнать автомобили на специальную стоянку, где проводят досмотр контрабандистов. Груз задержали.

 

Внутри оказалось около ста посылок для разных фирм весом почти 3,7 тонны: ноутбуки, обувь, одежда, запчасти для автомобилей и так далее. Один из грузов – заготовки для ювелирной компании, около 216 килограммов серебра. Личных вещей дипломата таможенники не нашли.

 

Плохие документы для постоянного маршрута

 

После задержания груза возбудили два уголовных дела: о неуплате таможенных платежей в особо крупном размере, его расследовала сама Себежская таможня; и о превышении должностных полномочий, его вел следователь по особо важным делам Следственного комитета. До суда дошло только второе – дело о контрабанде закрыли по амнистии. Из заказчиков груза пострадала только ювелирная компания – за попытку ввоза серебра фирме пришлось заплатить штраф почти 3,5 млн рублей.

 

Единственной обвиняемой стала сотрудница таможни Елена Фомина. По версии следствия, она не имела права пропускать груз по тем документам, которые ей дали водители.

 

В материалах дела против Фоминой есть показания российского дипломата, от имени которого перевозились вещи. Сам он в суд не приехал, но дал объяснения следователю. Сергей Седых утверждал, что в то время не был в командировке, никому не давал доверенности на транспортировку и не заполнял декларацию.

 

Седых заявил, что подписи в документах – не его. По его словам, в предъявленных водителями бумагах отсутствовали многие обязательные реквизиты, но напрямую не назвал их поддельными. Он не смог объяснить, каким образом у водителей оказалась копия его дипломатического паспорта, но указал, что этот паспорт на момент попытки пересечения границы уже был недействительным.

 

Сергей Седых действительно работает в МИДе. В материалах суда указано, что с мая 2011 года он занимает должность третьего секретаря Департамента по связям с субъектами федерации, парламентом и общественными объединениями, а до этого действительно был в загранкомандировке – работал атташе и третьим секретарем группы экономики отдела внутренней политики и двусторонних отношений посольства России в Германии. В 2012 году вышла его книга "Энергетическая политика ФРГ". Судя по данным МИДа, сейчас Седых – или его полный тезка – первый секретарь посольства России в Беларуси.

 

В МИДе России в ответ на запрос Настоящего Времени пояснили, что при проверке "не установлено сведений о незаконном использовании копии дипломатического паспорта С. В. Седых, что отражено в его личном деле и материалах профильного департамента МИД России", и у ведомства нет данных о возбуждении уголовного дела по факту подделки документов для контрабанды. В МИДе не смогли объяснить, каким образом перевозчики добыли копию дипломатического паспорта Седых, и отметили, что "эти вопросы, скорее, относятся к компетенции правоохранительных органов".

 

Водители рассказали другое. Все четверо утверждали, что работают на одну фирму и перевозят вещи дипломатов регулярно: "несколько раз", "около восьми рейсов", "около десяти подобных рейсов" и "три раза ездил по маршруту Берлин-Москва", причем в большинстве случаев – через Латвию.

 

Задержанный на таможне груз они получали у стен посольства России в Берлине: машины уже ждали их заполненными и опечатанными. По словам водителей, провожать микроавтобусы вышли двое или трое сотрудников посольства, в том числе и номинальный отправитель – Сергей Седых. Перед отправкой "один из сотрудников посольства, отвечающий за безопасность, проинструктировал их о маршруте движения, о мерах безопасности".

 

Настоящее Время обнаружило в социальных сетях аккаунты троих водителей. На запросы они не ответили.

 

Елену Фомину суд признал виновной в превышении полномочий и приговорил к штрафу 30 тыс. рублей. Она больше не работает в таможне. Решение по делу Фоминой доступно на сайте Себежского районного суда.

 

Зубные импланты – не преступление

 

Около девяти часов вечера 10 августа 2011 года латвийские таможенники на погранпереходе Терехово (это тот же пропускной пункт, что и МАПП "Бурачки", но со стороны Евросоюза – НВ) остановили два микроавтобуса: Mercedes Benz и Volkswagen Crafter. Машины следовали из Берлина в Москву. Обе были опечатаны российским посольством в Германии, а у водителей были документы, в которых утверждалось, что они перевозят вещи дипломата, возвращающегося из длительной командировки. Таможенники потребовали осмотра груза.

 

В грузовых отсеках автомобилей вещей дипломата не оказалось, там были медикаменты (капли, таблетки, ампулы), зубные импланты, автозапчасти, одежда, бижутерия, сумки, косметика, аксессуары и запчасти для мотоциклов, рекламные стенды, мужские и женские наручные часы и так далее. Так как товары были новые, не пользованные, и каждое наименование в сравнительно большом количестве, таможенники решили, что речь идет о коммерческом грузе.

 

Автобусы отогнали на стоянку, где машины находились три дня "в неясном статусе" – по крайней мере, так написали водители в своей жалобе. Они опротестовали решение таможенников о штрафе 250 латов (357 евро – НВ) и потребовали вернуть изъятый груз.

 

МИД Латвии объяснил суду, что имущество в машинах не защищено Венской конвенцией и не может считаться дипломатическим грузом. Водители возражали таможенникам: перевозимые ими вещи были из Европы, их везли из ЕС в Россию, и, следовательно, контрабандой это считать нельзя, изымать товары не было повода.

 

Латвийский суд встал на сторону водителя одной из машин из-за чистой формальности: доверенность на перевозку была выписана на пассажира, а активные действия, которые должны свидетельствовать о нарушении, совершал не он, а водитель. Дело прекратили за отсутствием события нарушения. Изъятое вернули, решение о штрафе отменили. При этом суд вынес вопрос о возбуждении уголовного дела, так как, "возможно, речь идет о деятельности группы лиц". Груз из второй машины спасти не получилось: у водителя не было сменщика, и списать правонарушение на него не удалось.

 

Управление налоговой и таможенной полиции службы государственных доходов Латвии отказалось предоставить НВ информацию о конкретных налогоплательщиках или определенных уголовных процессах.

 

В материалах дела (pdf) имена водителей скрыты, номинальный владелец груза – сотрудник посольства России в Германии – представлен как "A. P." Человека с такими инициалами в МИДе НВ найти не удалось.

 

Никаких данных о том, что после пересечения российской границы с машинами и их грузом возникали проблемы, в открытых источниках нет.

 

И в первом, и во втором случае машины принадлежали берлинской фирме Irgotrade GmbH. Водители заявляли, что работают на эту компанию. Генпрокуратура Латвии сообщила, что в ее базах данных нет дел, в которых фигурирует фирма Irgotrade GmbH или ее владелица.

 

Здравствуй, сестра
 

Irgotrade GmbH занимается перевозками из России в Германию и специализируется на дипломатических грузах, утверждали водители в своих показаниях.

 

15082018kontrabanda3

 

Согласно выписке из реестра Moneyhouse, фирма Irgotrade GmbH создана в 2007 году в Берлине. Ее единоличный владелец – Irina Kuzmenko, которая родилась 24 марта 1973 года. Эти данные подтверждаются выпиской из реестра Unternehmens-register. В "Одноклассниках" она зарегистрирована как Ирина (Ковальчук) Кузьменко.

 

Ирина Ковальчук-Кузьменко родилась в Украине, в поселке Герца Черновицкой области. Там же родился Андрей Ковальчук, главный фигурант дела о попытке контрабанды почти 400 килограммов кокаина из Аргентины в Россию. Ирина и Андрей – брат и сестра, рассказали Настоящему Времени источники в правоохранительных органах Украины. Родство Ирины и Андрея подтвердил НВ адвокат одного из обвиняемых по "кокаиновому делу".

 

И Ирина, и Андрей последние годы жили в Германии. Водители, перевозившие контрабанду, утверждали, что Ирина Ковальчук-Кузьменко звонила им и приглашала прибыть к посольству, где стояли автомобили. Она вместе с сотрудниками посольства лично контролировала отправку груза.

 

15082018kontrabanda4

Скриншот страницы в "Одноклассниках" Ирины Ковальчук-Кузьменко с электронной почтой фирмы Irgotrade GmbH
 

В показаниях первого секретаря посольства России в Аргентине Олега Воробьева говорится, что он встречался в конце марта – начале апреля 2016 года с Андреем Ковальчуком, когда тот прилетал в Аргентину и посещал российское посольство. Тогда же в Аргентину прилетала Ирина Ковальчук-Кузьменко: она выкладывала в "Одноклассники" фото водопадов Игуасу на границе Аргентины и Бразилии, Рио-де-Жанейро, Буэнос-Айреса и города Ушайи на самом юге Аргентины.

 

Вопросы, отправленные Настоящим Временем, Ирина Ковальчук-Кузьменко прочитала, но на них не ответила, а позже удалила фотографии, сделанные в Аргентине.

 

Кокаиновый брат

 

Андрея Ковальчука следствие считает организатором схемы поставки почти 400 килограммов кокаина из Аргентины в Россию. Сам Ковальчук утверждал, что в его аргентинских чемоданах находились кофе, сигары и коньяк.

 

Бывший завхоз посольства в Аргентине Али Абянов, который также находится под следствием, рассказал, что не знал о кокаине в чемоданах Ковальчука – по его мнению, там была обычная контрабанда: вино, кофе и полудрагоценные камни. Также в своих показаниях Абянов сообщил, что Ковальчук просил его упаковать чемоданы как дипломатическую почту: с помощью упаковочной бумаги, бечевки и сургучной печати.

 

Сразу после того, как Андрей Ковальчук был арестован в пригороде Берлина, российский адвокат Владимир Жеребенков заявил, что его подзащитный не будет обращаться к Германии с просьбой о предоставлении политического убежища. Но это не так: в решении берлинского суда об экстрадиции подозреваемого говорится, что Ковальчук все же обратился за убежищем.

 

Он утверждал, что в России его преследуют из-за подозрений в шпионаже в пользу Украины (из-за его происхождения), а дело о поставке наркотиков – "согласованная акция, поскольку обвинения в шпионаже будут иметь слабые аргументы для его экстрадиции в Россию". Немецким властям Ковальчук заявил, что "совершенно невиновен и стал жертвой лживого и мстительного подхода российских властей", его экстрадиция будет означать "исчезновение и верную смерть".

 

30 июля Германия выдала России Андрея Ковальчука, сейчас он находится в СИЗО "Матросская тишина".

 

"Из Германии его вывезли с нарушением закона, еще срок обжалования не истек. У него 7 августа истекал, а его 31 [июля] привезли в Россию, он был в шоке немножко. А сейчас нормально, рабочая обстановка, конструктивно сотрудничаем со следствием", – сказал адвокат Ковальчука Владимир Жеребенков.

 

В российском МИДе подчеркнули, что "экстрадиция Ковальчука из Германии была осуществлена в полном соответствии с нормами российского, германского и международного права", а "участие в данном мероприятии посольства России в Берлине, как и предусмотрено в подобных ситуациях, свелось исключительно к оформлению Ковальчуку соответствующего свидетельства на въезд в Российскую Федерацию".

 

По данным адвоката, после прошения об убежище Ковальчука несколько раз допрашивали сотрудники спецслужб, добиваясь от него показаний "в отношении деятельности российского посольства в Берлине".

 

"К нему приходили раза три или четыре сотрудники спецслужб Германии и Америки. Предлагали дать негативную информацию о деятельности российских посольств, якобы у них там происходят постоянные поставки контрабанды в Россию. Он категорически отказался, они, видимо, обиделись и решили экстрадировать", – утверждает Жеребенков.

 

При этом адвокат отметил, что российские следователи не намерены привлекать к уголовному делу сестру Ковальчука.

 

"Какое она отношение имеет? События в Аргентине происходили, а она и ее супруг в Германии живут", – пояснил он.

 

Как сказал Настоящему Времени член Общественной наблюдательной комиссии, на просьбы о встрече с Ковальчуком сотрудники ФСИН отказывают. Жеребенков подтвердил, что его клиент находится в полной изоляции, потому что "следователю так удобнее".

 

В открытых источниках найти фотографию Ковальчука невозможно. Свое лицо он тщательно скрывал, даже родственники не публиковали снимки с ним.

 

15082018kontrabanda5

 

Большинство родственников Андрея Ковальчука живут в Украине, в Житомире, там же до сих пор зарегистрирована его сестра. Сам он последний раз приезжал на родину в 2013 году, рассказали источники в правоохранительных органах Украины.

 

В 1988 году Андрей Ковальчук поступил в Кировское военно-авиационное техническое училище (КВАТУ, расформировано в 2010 году). После окончания учебы он получил российское гражданство.

 

Друзья из Украины, с которыми Ковальчук поддерживал связь, рассказали, что он при встрече с ними называл себя "сотрудником ФСБ" и даже показывал служебное удостоверение и табельное оружие, добавил собеседник в украинских правоохранительных органах. Адвокат обвиняемого отказался комментировать возможное сотрудничество своего подзащитного с российскими силовиками.