Компромат
28.03.2019

Высокий суд Англии и Уэллса признал Виталия Орлова британским резидентом

Высокий суд Англии и Уэллса признал Виталия Орлова британским резидентом
  • Александр Тугушев (справа). Фото "Ъ"
Иск Александра Тугушева рассмотрят на высоком уровне

Высокий суд Англии и Уэльса пришел к выводу, что он является наиболее подходящим местом для рассмотрения иска  бывшего чиновника Александра Тугушева к владельцу группы «Норебо» Виталию Орлову, сообщают «Ведомости».  Экс-замглавы Роскомрыболовства Тугушев утверждает, что номинальный владелец «Норебо холдинга» Виталий Орлов украл у него долю в компании в $350 млн. Кроме Орлова ответчиками по иску являются сотрудник «Норебо» Андрей Петрик и бывший совладелец компании швед Магнус Рот.

Группа «Норебо», где Орлов сейчас единственный владелец, – крупнейшая по добыче рыбопромышленная компания в России. В 2018 году она выловила 618 тыс т рыбы, по собственным данным. Нынешнее состояние Орлова журнал Forbes оценивает в $1,1 млрд. В материалах суда стоимость «Норебо» указана в размере $1,5 млрд, чья это оценка, там не уточняется.

По мнению Тугушева, изложенному в иске, Орлов, Рот и Тугушев начинали рыбный бизнес вместе: в 1998 году они создали совместное предприятие, их международный рыболовный бизнес принадлежал и управляется во всем мире группой компаний «Норебо», в которую входят компании, принадлежащие и контролируемые АО «Норебо холдинг», и группу компаний, принадлежащих и контролируемых Three Towns Capital Limited (TTC). Каждый из партнеров получил треть в бизнесе. В интервью «Коммерсанту» в феврале 2016 года Орлов подтверждал, что был партнером Тугушева.

В 2003 году Тугушев стал зампредом Госкомрыболовства и вышел из бизнеса – с тех пор они не партнеры, говорил Орлов. Менее чем через год после назначения Тугушев был арестован  по статье «мошенничество», осужден и провел 5,5 года в заключении. Однако Тугушев утверждает, что, став чиновником, отказался от управленческой роли, но сохранил долю в бизнесе и интерес к нему, говорится в иске. Представитель Орлова называл это абсурдом, а требования Тугушева – необоснованными. Перед вступлением в должность он как чиновник расстался со своей долей, утверждал представитель Орлова. Тугушев же уверял, что после освобождения Орлов пообещал ему, что он может рассчитывать на долю в компании. В обеспечение иска Тугушева Высокий суд Лондона в июле заморозил активы Орлова на $350 млн.

Группа «Норебо» – многонациональный бизнес, связанный с разными странами: Норвегией, Россией, Гонконгом и Англией, приводятся в материалах дела доводы судьи. В бизнесе есть явно российские части, однако соглашение о совместном предприятии заключено в Норвегии – именно там зарегистрирована созданная для этого Ocean Trawlers, а другая структура «Норебо», TTC, – в Гонконге. Несмотря на то что российские рыболовные компании переданы российской компании «Норебо», часть бизнеса по-прежнему записана на TTC. Кроме того, Тугушев получал дивиденды от гонконгских компаний, а европейское подразделение Norebo находится в английском городе Мейденхед, сообщает судья.

Похожая ситуация и с проживанием: Тугушев владеет жильем в России, Рот живет в Швейцарии, а Петрик – в Англии. Орлов же большую часть года находится в России, но владеет значительными активами за пределами России, а именно недвижимостью в Англии и Испании стоимостью в десятки миллионов фунтов стерлингов и пакетами акций иностранных компаний, сказано в документе.

Орлов возражал против юрисдикции Англии и Уэльса: он проживает в Мурманске, откуда и руководит группой «Норебо», в которой у него 100%. «Решение суда вызывает разочарование и иск следует надлежащим образом рассматривать в России, а не в судах Лондона, Орлов и команда его юристов готовы и твердо намерены решительно возражать против абсолютно необоснованных и неоправданных исковых требований Тугушева», – говорит представитель Орлова. Тугушев же представил суду незаконно полученные данные о поездках Орлова, и судья сочла, что Орлов – резидент Англии, отмечается там же, хотя за весь 2017 год Орлов провел в Англии 51 день, а за первые семь месяцев 2018 года, т. е. до заявления иска 23 июля 2018 года, – лишь 22 дня. «Считать иностранного собственника имущества резидентом – в высшей степени ненормально. Это решение может иметь широкие негативные последствия для иностранных инвестиций в недвижимость Соединенного Королевства», – считает представитель Орлова. Орлов не исключают подачу апелляции.

При этом решение суда ни в коей мере не является оценкой позиции Орлова по существу, подчеркивает его представитель: это исключительно процессуальное решение и относится лишь к вопросу о том, обладает ли английский суд правом рассматривать спор или нет. Позиция Орлова по существу будет рассмотрена позже.

Ранее агентство URA.RU писало о том, что Виталий Орлов с 1990-х по 2014 год был гражданином Норвегии, однако вышел из гражданства с введением контрсанкций против европейских производителей. Также в своих налоговых декларациях он указывал адрес в Гонконге, а «большую часть времени, скорее всего, проводит в Лондоне», где у его семьи есть несколько домов, предполагают журналисты издания.