Компромат
29.10.2019

Алексея Ананьева признали женатым по решению суда

Алексея Ананьева признали женатым по решению суда
  • Дарья Ананьева и соцреализм. Фото finparty.ru
Но пять тысяч полотен соцреализма в совместную собственность не перейдут

Мещанский районный суд Москвы признал недействительным брачный договор, заключенный между бывшим совладельцем Промсвязьбанка (ПСБ) Алексеем Ананьевым и его супругой Дарьей Ананьевой.  Такое решение он вынес 25 октября, сообщил РБК  представитель банка. Адвокаты банкира намерены обжаловать решение.

За два месяца до начала процедуры санации ПСБ, которая началась в декабре 2017-го, Дарья Ананьева получила часть имущества супруга-банкира, уточнил представитель ПСБ. Банк сейчас принадлежит государству, а против бывших владельцев ПСБ — Алексея и его брата Дмитрия  Ананьевых, а также бывших топ-менеджеров финансовой организации идут судебные процессы о взысканиях с них 282 млрд рублей. В начале сентября, почти через два года после санации ПСБ, Басманный суд Москвы заочно арестовал Алексея и Дмитрия Ананьевых. Их обвиняют в растрате (ст. 160 УК, до десяти лет лишения свободы) и отмывании денег (ст. 174.1 УК, до семи лет).

В брачный договор, по словам представителя ПСБ, вошли «крупнейшая в мире коллекция картин соцреализма» (5299 произведений), акции иностранных компаний (50% в «Группе Техносерв»  и 50% в уставном капитале нидерландской Technoserv B.V.), недвижимое имущество (три квартиры в доме 137 на Ленинском проспекте, квартира на Большой Спасской улице). Дарье Ананьевой также достались 1 тыс акций кипрской Bloumer и 11 тыс акций кипрской Skibren. По условиям договора Ананьевой перешла и недвижимость банкира в Австрии и Португалии.

В суде юристы ПСБ настаивали на том, что брачный договор, заключенный между супругами Ананьевыми после 29 лет совместной жизни и за два месяца до введения в банк временной администрации ЦБ, «не преследовал никакой иной правомерной цели, кроме как сокрытие имущества от кредиторов Алексея Ананьева», уточнил представитель банка. ПСБ будет добиваться возврата этого имущества, в том числе в рамках иска на 282 млрд рублей, добавил он.

Но, по версии защиты, у ПСБ «в принципе отсутствует право подачи такого иска [о признании недействительным брачного договора]». «Промсвязьбанк для Алексея Ананьева не является текущим кредитором, не является лицом, к которому у банка есть хоть какое-то законное требование имущественного характера, — считает Дмитрий Тугуши. — Обратиться в суд о признании недействительным какого-либо договора, заключенного между третьими лицами, имеет право только законно установленный кредитор, ПСБ таковым не является». Он уточнил, что иски о взыскании убытков, предъявленные в Арбитражном суде к бывшим собственникам банка, не удовлетворены.

Суд удовлетворили требования ПСБ в части признания брачного договора недействительным, но отказал в другом требовании — признании последствий отмены сделки, то есть передачи активов обратно в совместную собственность, отметил Дмитрий Тугуши. «Нужно смотреть, что суд изложит в мотивировочной части, почему одни требования удовлетворил, а в других отказал», — добавил адвокат.

По версии адвоката Forward Legal Дарьи Шляпниковой, имущество, переданное по брачному договору, вернется в общую совместную собственность супругов. «По общему правилу, доли супругов в общем имуществе признаются равными. На такую долю в общем имуществе может быть обращено взыскание по долгам одного из супругов», — считает она.

ber-0934850943860984597869452f155b44bb07ca0b19ea6bec6dcda2a3["Ведомости", "Кредиторы пытаются забрать активы, которые финансисты отдали женам", 29.10.2019: Доказать реальность своего соглашения о разделе совместно нажитого имущества предстоит совладельцу микрофинансовой компании «Домашние деньги» Евгению Бернштаму (на фото), признанному банкротом, и его жене Елене. В сентябре финансовый управляющий Бернштама подал заявление о расторжении заключенного в 2015 году договора.  [...]

Елена Бернштам год назад обратилась в Гагаринский районный суд с иском о разделе имущества: в первой инстанции суд удовлетворил требования частично, однако там не указан предмет спора и находятся ли супруги в браке или в разводе. В январе Бернштам с супругой находились в бракоразводном процессе, говорили один из его кредиторов и человек, близкий к «Домашним деньгам». [...]

Общий срок разворота таких соглашений — от года до трех лет, говорит партнер FMG Group Николай Коленчук: чтобы оспорить сделки четырехлетней давности, потребуется доказать, что признаки неплатежеспособности были уже тогда и действия Бернштама были направлены на сохранение активов от «длинных рук кредиторов». Если сделка не будет признана фиктивной, совершенной в целях сохранения активов от притязаний кредиторов, брачный договор устоит. Фиктивность в этом случае значит, например, если договор подписали, но фактически супруги продолжают распоряжаться и управлять имуществом совместно, — тогда договор признается ничтожной сделкой.

Шансы доказать реальность сделки у Бернштама есть, если он докажет, что супруги выполнили последствия раздела имущества, а также то, что Евгений не находился в период совершения сделки в состоянии банкротного (неплатежеспособного) состояния. При этом не важно, что банкротство было формально начато спустя три года после брачного договора, указывает Коленчук: если в ходе банкротства выяснится, что долги, которые спровоцировали это банкротство, образовались перед заключением соглашения, то суд удовлетворит желание управляющего оспорить сделку за рамками стандартного периода.

Супруги обязаны сообщить о заключении брачного договора кредиторам; если этого не сделать, должник будет отвечать по своим обязательствам независимо от содержания брачного договора, отмечала партнер адвокатского бюро «Плешаков, Ушкалов и партнеры» Елена Якушева.

В результате заключения соглашения о разделе имущества кредиторам, скорее всего, не достанутся активы, переданные в собственность жене, на которые они могли бы претендовать, если бы такой сделки не было, говорит адвокат Forward Legal Данил Бухарин: поэтому, несмотря на то что сделка совершена до вступления в законную силу поправок в закон о банкротстве физлиц, ее можно оспорить как совершенную во вред кредиторам.

Основополагающее основание признания сделок недействительными - доказательство того, что их целью было причинение вреда кредиторам, отмечает арбитражный управляющий Евгений Семченко - врезка ИА "Руспрес".]


В конце мая Арбитражный суд арестовал имущество братьев Ананьевых. Под обеспечительные меры попали два самолета Bombardier Challenger 650, 50 объектов недвижимости, восемь автомобилей Mercedes и автомобиль Jaguar, здание и коллекция Института русского реалистического искусства (ИРРИ). В сентябре суд оставил апелляционные жалобы на арест без удовлетворения.

ИРРИ закрылся после решения суда, а в июне Промсвязьбанк выяснил, что ряд картин, оцениваемых в сотни миллионов рублей, был передан музеем «в пользу кипрской компании Diolelta Investments Limited, связанной с супругой Алексея Ананьева».

Не только Алексей передал имущество жене. Промсвязьбанк заявлял в арбитраже, что и Дмитрий Ананьев передавал активы своей супруге Людмиле в период с ноября 2017 года по январь 2018 года, для чего заключил с ней дополнительное соглашение к брачному договору. В сентябре 2019 года судья Высокого суда Лондона сообщил, что Дмитрий Ананьев «передал свои интересы в бизнесе, известном как [девелоперская] группа ПСН, своей жене, которая передала более 50% этих интересов третьей стороне». По данным СМИ, Людмила Ананьева 6 августа 2018 года продала доли в размере 50% плюс одна акция в трех кипрских компаниях, на которые оформлена недвижимость ПСН, — бизнес-центры, которые сдаются в аренду, и часть строящихся жилых комплексов. Доли выкупили офшоры, зарегистрированные на Маршалловых и Сейшельских островах, их бенефициары неизвестны.

Тем временем Мосгорсуд признал законным заочный арест бывших владельцев Промсвязьбанка по делу о растрате 66 млрд рублей и $575 млн, сообщает «Ъ». Заседание об избрании меры пресечения экс-владельцам Промсвязьбанка состоялось 10 сентября. Защита братьев утверждала, что, не вызвав их надлежащим образом на следственные действия, в СКР всего за неделю организовали их уголовное преследование и розыск.

Где сейчас находятся банкиры — неизвестно. По информации следствия, Алексей Ананьев живет в Лондоне. Ранее агентство «Руспрес» сообщало о наличии у него гражданства Кипра, которое Ананьев купил в 2017 году.