Компромат
14.01.2009

Звездные войны

После того как флотская деревня стала «Питерской Рублевкой», здесь объявили войну морякам-подводникам
— Всю жизнь прослужил в погранвойсках, охранял пределы Родины от внешних врагов, а свой участок защитить не смог, — полковник запаса Юрий Скворцов сам недоумевает, как такое произошло. Уберечь границы России оказалось проще, чем собственный забор. Может быть, потому что в конфликтной ситуации Юрий Скворцов рассчитывал на здравый смысл и закон, а руководитель ТСЖ «Западная Лица» Александр Паю — на собственную власть и силу. Борьба за землю в Западной Лице завершилась печально: подозреваемый угодил в прокуратуру, пострадавшая — в травматологию…

Юрий Скворцов


Звездный поселок

У этого тихого небольшого поселка во Всеволожском районе Ленобласти есть два имени. В одном отражено его прошлое, в другом — настоящее. Первое присвоено много лет назад и узаконено постановлением правительства РФ от 18 января 2007-го — Западная Лица. Оно было дано деревне в начале девяностых в честь знаменитой базы подводного флота под Мурманском и в память погибших моряков-подводников. Второе название, неформальное, получено не так давно — «Питерская Рублевка». Поскольку проживающие сегодня в поселке жители имеют весьма отдаленное отношение к подводному миру. В их числе: Евгений Плющенко, Татьяна Буланова и Вячеслав Радимов, Антон Сихарулидзе, Алексей Ягудин, Александр Кержаков. По здешним тропинкам ходят многие известные политики, бизнесмены и прочие именитые персоны северной столицы. Например, нетрудно встретить на здешних дорожках начальника ГУВД Петербурга и Ленинградской области Владислава Пиотровского.

Словом, «Западная Лица» — не простое ТСЖ, и жители его — не простые люди. Сейчас тут около 70 коттеджей — один другого краше и дороже. Средняя стоимость каждого дома, по оценкам специалистов, зашкаливает за 1 миллион долларов. Построены они за последние четыре-пять лет. Незастроенным участкам тоже пустовать недолго: все они уже кем-нибудь куплены. По проекту (о котором «Новой» поведал сам Александр Паю) через год здесь будет стоять 150 домов, через пару лет — 200. Свободных мест нет. Купить землю в собственность здесь невозможно. Ни через одно агентство недвижимости. По крайней мере, не звездным покупателям. По слухам, будущих участников своего ТСЖ определяет исключительно сам Александр Паю…

Настоящие мужчины. Крайний справа — Александр Паю


Как корабли ушли они

Сегодня о том, что некогда деревня создавалась как флотская, напоминает лишь официальное имя поселка и названия здешних улочек — в честь погибших героев моряков-подводников.

Большинство моряков и бывших военных в добровольно-вынужденном порядке покинули свои владения в Западной Лице еще в конце 90-х – начале 2000-х. Им и до 2002 года принадлежало всего около 20 участков: пенсионерам Министерства обороны жить здесь не по карману. Не потянули многотысячные взносы в ТСЖ. Теперь, по-видимому, настал черед разогнать и тех, кто остался.

— По-моему, я последний из бывших военных живу в Западной Лице, — говорит Юрий Скворцов. — Мне об этом поселке друг-сослуживец Валерий Маевский, тоже прежний житель Западной Лицы (он умер в 2005 году), рассказал десять лет назад. Маевский же познакомил меня с Александром Паю (капитан-лейтенант в отставке, служивший некоторое время на Северном флоте). Бывший моряк-подводник Паю еще в начале девяностых получил 28 гектаров под Петербургом, пообещав властям, что на этой земле будут жить семьи моряков-подводников. Паю возглавил жилищный кооператив и с 1997 года занялся распродажей земельных участков в Западной Лице. Но почему-то среди моряков и военных торговля земельными угодьями не пошла. А вот среди бизнесменов и звезд — полным ходом.

Что хочу, то и паю

— В 1996 году я купил в Западной Лице участок земли площадью 1510 кв. метров, — говорит в интервью корреспонденту «Новой» Юрий Скворцов. Полковник запаса твердо знает площадь своего участка — именно 15,1 сотки, и не случайно подчеркивает. В 2000 году вышел областной закон, разрешающий пенсионерам Минобороны РФ, имеющим выслугу больше двадцати лет, оформить землю в собственность. Но с одним условием: не больше 15 соток. А у Скворцова оказалось 15,1. Тогда он просил у председателя ТСЖ сократить участок. Паю резюмировал: «Не положено».

— По ценам 90-х, — продолжает Скворцов, — Александр Паю продал мне землю недорого: покупка уложилась в семейный бюджет военнослужащего. В то время я еще служил на Севере, но собирался после пенсии вернуться в Ленинград — я здесь родился. Десять лет наша семья строила этот дом. До сих пор еще строительство нельзя считать полностью завершенным. Только три месяца назад мы наконец-то огородили участок. Поставили металлический забор…

Забор и стал предметом раздора собственника одного из домов в Западной Лице Юрия Скворцова и управляющего элитным поселком Александра Паю.

Когда свои 1510 кв. метров Скворцовы наконец смогли огородить забором, оказалось, что 15,1 сотки за забором уже не так удобны для некоторых жителей ТСЖ. «Дорога стала уже», — расстраивался председатель. С этими претензиями Александр Паю и обратился к Скворцовым: «Перенесите ограждение». Семья пограничника в ответ предъявила планы и документы. Бумажная аргументация тоже не устроила главу Западной Лицы. Скворцовы предложили председателю обратиться в кадастровую палату, привлечь геодезистов, перемерить землю, в конце концов, разобраться в суде. Но всем вариантам Паю предпочел свой собственный…

В один из августовских дней в загородном доме жену полковника запаса Ирину Скворцову напугал страшный грохот. Ирина Михайловна в тот день осталась дома одна с сыном-школьником. Муж уехал на работу в город.

— Я сразу выскочила во двор, — рассказывала в интервью корреспонденту «Новой» Ирина Скворцова, — и увидела, как некие лица кавказской национальности (6–8 человек в синих комбинезонах) с внешней стороны разламывают наш металлический забор, еще двое кувалдой сносят столбы из кирпича (два больших столба при входе. — Н.П.). А со стороны за процессом наблюдают сотрудники охранного предприятия «Спецзащита» (фирма, которая по договору обеспечивает спокойствие и безопасность жильцов и порядок на территории поселка. — Н.П.).

Спокойствия охранник в тот момент Ирине не внушил: крепкий двухметровый мужчина с пистолетом. Но страха — тоже. Жена военного (участвовавшего в боевых действиях в Афганистане, во время страшнейших землетрясений в конце 80-х находившегося в Армении, служившего на Севере) смело двинулась в сторону «спецзащитника»:

— Что происходит?

— Мы сносим забор, — невозмутимо отвечал охранник.

— На каком основании? — не поняла Ирина.

— Паю сказал: неправильно поставлен.

— А где решение суда? Где приставы? — пыталась выяснить хозяйка, вспомнив о недавнем споре. — Это что ли ваши приставы? — Ирина взглянула на гастарбайтеров, похоже, абсолютно не вникающих в суть инцидента и потому продолжавших ловко разбирать забор.

— Мне Паю сказал, — выдвинул железобетонный аргумент представитель «Спецзащиты» и протянул листочек. Предписание в две строки (от Александра Паю — Юрию Скворцову): «Привести границы участка в соответствие с кадастровым планом, срок выполнения — до 21 августа 2007 года».

После этого, по словам Ирины Скворцовой, охранник связался с главой Западной Лицы. Через несколько минут тот был на месте.

— Это же произвол, — пыталась доказать свою правоту Ирина. — Где решение суда? «А Паю, — вспоминает Скворцова, — мне ответил: «Какой тебе суд нужен? Здесь я и суд, и приставы. Раз я сказал — забор будет разобран».

Далее произошло то, в результате чего Ирина Скворцова 22 августа попала в отделение тяжелой травматологии (женщина на лечении до сих пор. — Н.П.), а Паю — на допросы в милицию и прокуратуру.

— Паю пытался пройти во двор, я его не пускала, — пересказывает случившееся Ирина Скворцова. — Он толкал меня прямо на кирпичные столбики, падая, я ударялась головой и спиной, от его пальцев у меня на руках остались синяки, — Скворцова говорит и плачет. Уже, конечно, не от боли:

— Я была ошарашена. Меня бьет мужчина. И пусть бывший, но все-таки офицер…

— Разве я мог ударить женщину? Глупости это, — отреагировал на прямой вопрос корреспондента «Новой» Александр Паю. — Я же офицер. Это она два раза ударила меня рукой по лицу, поливала водой из шланга (этих слабых женских попыток расправиться с обидчиками Ирина и не отрицает. — Н.П.).

— За что? — спрашиваю у Паю. — Что вы делали на том месте? Сносили забор?

— А забора там и не было, — спокойно констатирует председатель.

Пожалуй, хорошо, если не было. А то еще бы выяснилось, что забор сам кидался на Ирину.

На шум и крик из дома выбежал сын Скворцовых. Он успел снять часть происходящего на видеокамеру (материалы сейчас в прокуратуре). Вызвал скорую помощь и милицию. Милиция, уточнив адрес (Западная Лица — место жительства начальника ГУВД Петербурга и Ленобласти Владислава Пиотровского), в поселок так и не приехала, только спустя пару суток — после телефонограммы из больницы — оперативники явились в палату к потерпевшей. Сейчас прокуратура решает вопрос о возбуждении уголовного дела по данному факту. Скворцовыми подано исковое заявление в суд.

Что решат эти инстанции — станет ясно в ближайшие месяцы. А вот какие далеко идущие планы есть у Александра Паю — известно уже сегодня. Он хочет стать председателем муниципального совета муниципального образования «Западная Лица». Получить еще несколько гектаров земли. Продать их и продолжить строительство «Питерской Рублевки».

Нина ПЕТЛЯНОВА
Фото Михаила Масленникова и из архива семьи Скворцовых


Прямая речь

Надежда Алексеева, председатель Комитета по управлению муниципальным имуществом администрации МО «Сертолово»:

— Обычно мы не знаем, как реагировать, когда жители жалуются в администрацию на председателей ТСЖ, которых сами избирают. Не нравится — переизберите. В дела ТСЖ чиновники не вправе вмешиваться. Но о ситуации в Западной Лице администрации стало известно. Это межевое дело и сложный спор, который можно решить только в суде. С документами, предоставленными Скворцовыми, мы ознакомились. По документам у Скворцовых отклонений нет. Но все-таки всё должны проверить специалисты. А подтвердить справедливость позиции землевладельцев в любом случае должен суд.

Другой вопрос — драка. Эта ситуация никак не решается кулаком, и вообще силовыми методами, в этом Паю (если он на самом деле действовал так) однозначно был не прав. Не прав уже потому, что рукопашный бой с женщиной — недостойный поступок для мужчины.