Компромат
24.01.2009

Таможня не платит. Такова традиция

Таможня не платит. Такова традиция
  • "Тайный советник" (Петербург), 25.08.2008
Заурядное уголовное дело о контрабанде на Выборгской таможне может привести к грандиозному скандалу
Одна из фирм попыталась получить задержанный три с половиной года назад на границе принадлежащий ей груз в четком соответствии с действующим законодательством - без "решения вопросов". А его не отдают, требуя мзду... "за хранение".

Засада в кустах

Когда в январе 2005-го сотрудники оперативной таможни задержали в окрестностях Светогорска фуру с импортной одеждой и обувью, ничто не предвещало неожиданностей. Суд подтвердил, что таможенники были правы. Водителя Андрея Красильникова признали виновным в контрабанде и приговорили к двум годам лишения свободы условно - с учетом безупречного героического прошлого: отсутствия судимостей и явки с повинной.

Как установил суд, Красильников приехал из Финляндии с грузом "курток-кроссовок", по документам оформленных как "шпат полевой". В районе поселка Верхнее Черкасово Выборгского района Ленобласти он заехал в особо секретное место, внешне напоминавшее площадку для отстоя автомобилей, где пересел на ожидавшую его другую фуру, действительно груженную полевым шпатом, а на старой сменил номера. Видимо, предполагалось, что ввезенную таким образом одежду и обувь увезут в неизвестном направлении, чтобы рассредоточить потом по престижным бутикам Петербурга. Но из кустов выскочили сотрудники оперативной таможни и провели блестящее задержание.

Думается, владелец контрабандного груза - ООО "Экоцентр" - в тот момент шибко не переживал. Формально фирма являлась потерпевшей стороной и спокойно ждала, пока суд вынесет приговор, чтобы забрать арестованный груз.

Заманчивое предложение

После того как водитель-контрабандист получил государственное порицание в виде условной судимости, представители "Экоцентра" отправились за грузом, который после задержания покоился под арестом на складе фирмы "Коммерческий Центр Транспорт и Лес" ("КЦТЛ").

Но вернуть груз "Экоцентру" долго не удавалось. По словам бывшего директора компании - перевозчика груза Ивана Ершова, этому всячески препятствовал судебный пристав-исполнитель Шарапов. Иван так описывает действия судебного пристава с легендарной фамилией:

- Шарапов предложил два варианта развития событий. Первый - официальный: исполнительное производство может длиться неопределенное время, и не факт, что "Экоцентр" все-таки получит груз. Второй - коммерческий. Коллега Шарапова нарисовал нам на бумажке сумму - 25 тысяч долларов. При таком раскладе мы смогли бы забрать свой груз чуть ли не на следующий день..

В общем, у Ивана Ершова сложилось впечатление, что Шарапов намеренно затягивал процесс возврата груза "Экоцентру", о чем представители фирмы многократно писали в жалобах, адресованных в самые разные инстанции.

Поговорить с Алиджоном Шараповым нам не удалось: в отделе Федеральной службы судебных приставов по Кировскому району сообщили, что он в ее структуре больше не работает, а начальник отдела комментировать ситуацию категорически отказалась.

Между тем представители "Экоцентра" вошли в клинч с руководством склада. По словам Ершова, в "КЦТЛ" категорически отказались возвращать груз, пока фирма не оплатит более 40 месяцев его хранения - страшно представить, какая это сумма! И ситуация, мягко говоря, не правовая.

Представьте. Вы отправляете товар в Россию, но тот, кто везёт ваш товар, оказывается контрабандистом. В результате его привлекают к уголовной ответственности, ваш товар арестовывают, а потом, когда суд выносит приговор, вам предлагают в плюс к убыткам, связанным с более чем трехлетним простоем товара, заплатить за этот простой - будто вы в нём виноваты!

Представители "Экоцентра" обратились в редакцию "ТС". Они убеждены, что ситуация, в которую они попали, уже коснулась или может коснуться очень многих бизнесменов, которые возят грузы из-за кордона. И оказались совершенно правы.

Порочная практика

Мы связались с руководством "КЦТЛ" и попросили объяснить: кто, с их точки зрения, должен платить за хранение арестованного таможней груза? И директор стивидорной компании "КЦТЛ" Андрей Бородин заявил, что такова, оказывается, сложившаяся практика. В фирме нам долго и путано объясняли, что тот, кто по решению суда забирает арестованный товар, - выгодополучатель, а потому он и должен платить. Но мы все равно не поняли:
в каком смысле выгодополучатель, если он - владелец груза?

Тем более что таможня размещает задержанный груз на складе, надо полагать, не просто так, а на основании некоего договора. Может, в нем и сказано о некой "старой доброй традиции", согласно которой фирма должна оплачивать простой своего арестованного груза. Хотя с точки зрения закона это весьма сомнительно. Во всяком случае, очень хотелось бы увидеть этот договор!

А в Северо-Западной оперативной таможне вообще отнеслись к ситуации по-философски: таможенникам, мол, негде держать конфискованный товар, вот они и используют для этого коммерческие склады. Естественно, на договорной основе. Но суть этих взаимоотношений нам так и не прояснили. Сказали только, что, хозяева склада по решению суда должны немедленно и бесплатно вернуть груз владельцу, а потом уж снова через суд требовать компенсацию за хранение. Но почему же тогда не возвращают? На этот вопрос таможенники не удосужились дать вразумительный ответ. Сказали только, что претензии все равно следует адресовать владельцам груза.

В общем, о том, чтобы платила таможня, и речи не идет. В том же "КЦТЛ" нам сказали, что такого никогда не происходит. Получается, что сложившаяся практика предоставляет коммерсантам сам разбираться между собой.

Досье. Пристав в овечьей шкуре

Алиджон Шарапов, в прошлом сотрудник правоохранительных органов, не раз фигурировал в некрасивых историях. В конце 2003-го старший следователь СУ при УВД Невского района Алиджон Шарапов возбудил ставшее впоследствии широко известным уголовное дело в отношении Торнике Царцидзе и предъявил ему обвинение в незаконном хранении и сбыте наркотиков. Царцидзе был основным свидетелем обвинения по делу Михаила Мирилашвили, которого в августе 2003-го приговорили к 12 годам за организацию похищения двух человек. Царцидзе арестовали накануне рассмотрения в Верховном суде жалобы адвокатов Мирилашвили. В итоге наказание предпринимателю сократили до восьми лет.

Когда выяснилось, что в указанное в уголовном деле время Царцидзе находился в совершенно другом месте, а вовсе не там, где его будто бы задерживали, от обвинений в его адрес отказались. И уже в отношении оперативников Михаила Агаркова, Дмитрия Егорова, Сергея Лукьянчикова и Романа Дмитриева возбудили уголовное дело, обвинив в незаконном задержали Царцидзе и фабрикации в отношении него уголовного дела. Но присяжные вынесли им оправдательный вердикт.

Через некоторое время после той истории Шарапов перешел на службу в Управление собственной безопасности ГУВД старшим оперуполномоченным по ОВД 4-го отдела. Занимался дознавательской работой. Впрочем, тоже недолго. Весной 2005-го начальник ГУВД Михаил Ваничкин вынес ему предупреждение о неполном служебном соответствии. Выяснилось, что Шарапов пытался дать взятку в 2000 долларов одному из сотрудников ОБЭП Приморского района, который занимался проверкой сообщения о незаконном завладении квартирой. На жилье стоял "сторожевик" в ГБР, то есть с ним нельзя было совершать никакие сделки. Интерес Шарапова заключался в том, чтобы этот контроль с квартиры был снят.

С такими нелицеприятными результатами Алиджон Шарапов покинул ряды правоохранительных органов и подался в приставы. Но, как рассказали его бывшие сослуживцы в Кировском районном отделе судебных приставов, и там он уже почти месяц как не работает.

Светлана Стрельцова
Константин Шмелев