Компромат
25.01.2009

Мазур против Готлиба

Как добрый следователь Разепин благословил рейдерский захват
Смерть Андрея Калинина, нестарого еще человека, оказалась для окружающих его весьма загадочной. Летом 2006 года они с женой уехали на дачу в Псковскую область, а оттуда она привезла в Питер только гроб с телом. За несколько месяцев до этого Калинин, работавший снабженцем в ООО «Комби Стар», продал принадлежащую ему 33%-ную долю фирмы ее генеральному директору Владимиру Ильичу Готлибу. Договорились, что деньги в сумме более полумиллиона рублей покупатель будет выплачивать продавцу по частям. Вдова исправно приходила за деньгами. А осенью того же года в офис к Готлибу явился его бывший партнер по бизнесу некто Александр Мазур и предъявил... завещание от Калинина на ту самую долю. Документ был датирован аж 2002 годом.

«Наследник» идет в атаку

Прошлое Александра Ароновича Мазура 1946 года рождения было отнюдь не безоблачным. Еще при советской власти он проходил по знаменитому «делу «Хозторга» и в 1987 году был осужден коллегией Ленгорсуда на 4 года и 9 месяцев лишения свободы по статьям «Приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем» и «Злоупотребление властью или служебным положением».

Но, даже если бы Готлиб всего этого не знал, поверить в неожиданно свалившееся на Мазура наследство он никак не мог. Получалось, что Калинин, работавший с ним бок о бок, четыре года об этом завещании молчал. К тому же, имея семью, почему-то завещал свою долю чужому человеку. И... оставил того с носом, незадолго до смерти ее продав.

Завещание, хотя и было нотариально заверено, даже при поверхностном рассмотрении вызывало массу сомнений. К примеру, вопреки закону, оно вместо бланка строгой отчетности было оформлено на простом листе бумаги. О том, что, скорее всего, изготовлено оно гораздо позже обозначенной на нем даты, говорили и другие признаки. В связи с чем Готлиб подал судебный иск, оспаривавший подлинность этого документа. Но... Московский районный суд, в полном соответствии с законом, заявление оставил без рассмотрения. Готлиб был, выражаясь юридическим языком, ненадлежащим истцом – такие иски могут подавать только претенденты на наследство. А вдова Калинина, как оказалось, никаких претензий к завещанию не имела...

Основным имуществом фирмы являлись на тот момент четыре здания бывшего банно-прачечного комбината на улице Крупской. Когда-то она использовала их под производственные корпуса, а ныне сдавала в аренду. В декабре 2006-го одно из зданий ООО «Комби Стар» продало ООО «Инвест-Сервис». А в апреле 2007-го Готлиб с удивлением узнал, что в отношении него возбуждено уголовное дело по статье «Мошенничество в особо крупном размере». Оказывается, гражданин Мазур заявил, что Владимир Ильич подделал договор купли-продажи с покойным ныне Калининым, чтобы получить возможность полностью распоряжаться имуществом фирмы. И, воспользовавшись этой возможностью, продал здание, нанеся ему, Мазуру, крупный материальный ущерб.

Постановление о возбуждении дела вынес старший следователь 2-го отдела следственной части по расследованию организованной преступной деятельности Главного следственного управления при ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области подполковник Василий Разепин. Для человека такого уровня он был как минимум необъяснимо доверчив. Ведь абсурдность обвинений Мазура, что называется, лежала на поверхности.

Еще до покупки доли Калинина Владимир Ильич имел 34% в уставном капитале. Кроме того, 33% имел его брат, технический директор Александр Ильич. Для того чтобы продать здание, Готлибам НЕ НУЖНА БЫЛА доля умершего. Имевшихся у них 67% уставного капитала было достаточно для совершения любой крупной сделки. Но в данном случае не нужно было даже и этого – сделка не являлась для фирмы крупной и могла проводиться генеральным директором единолично. Тем не менее всю цепь последующих событий «запустил» именно этот мифический мотив.

Отобрать и... отдать посторонним

Спустя три дня после возбуждения уголовного дела Разепин произвел осмотр четырех зданий на Крупской и... все их признал вещественными доказательствами. Еще через месяц Петроградским районным судом на эти объекты недвижимости был наложен арест. Мера вполне объяснимая – таким образом защищались права их возможного совладельца гражданина Мазура. Собственно, ничего страшного для фирм-владельцев в этом не было – здания по-прежнему находились в их полном распоряжении, запрещалась только их продажа.

Но 15 ноября прошлого года Разепин вынес постановление о смене ответственного хранителя вещественных доказательств. Что было уже не очень понятно – сменять можно того, кто ранее это место занимал. Но при наложении судом ареста ответственный хранитель не назначался. А, тем более, о передаче каких-то прав на здания посторонним лицам речь и вовсе не шла.

Новым хранителем стал генеральный директор ООО «Охранное предприятие «Гарда» Сергей Капустин. По странному стечению обстоятельств, гражданин Капустин 1960 года рождения ранее тоже имел проблемы с законом – в марте 2000-го был осужден Калининским районным судом по статье «Причинение смерти по неосторожности». Правда, получил лишь год условно и был тут же освобожден от наказания по амнистии. Почему этот человек показался следователю более надежным, чем ранее ничем себя не запятнавшие братья Готлибы, остается только догадываться.

Впрочем, каким-то образом помешать следствию братья тогда уже не могли, даже если бы и хотели. Владимир Ильич, и без того очень больной человек, после возбуждения уголовного дела был практически прикован к больничной койке. Несмотря на это, как свидетельствует его дочь Анна Готлиб-Михайлова, все это время его в покое не оставляли. Следователь и оперативники 9-го отдела УБОПа то и дело являлись к нему, изводили вопросами, производили выемки документов в больницах, где он лежал. Естественно, все это к улучшению его здоровья не привело.

А Готлиб-младший к моменту «смены хранителя» более месяца как находился в камере «Крестов». 46-летний кандидат технических наук и успешный бизнесмен был заподозрен в том, что пытается скрыться от следствия. Основанием для подозрения явился якобы забронированный им билет на поезд в Москву. Правда, доблестные сыщики арестовали его... через 15 часов после времени отправления этого поезда. Александр Ильич находился на своем рабочем месте и никуда не думал уезжать. Тем не менее санкция суда на взятие под стражу была получена. И впоследствии срок содержания был продлен судьей Петроградкого суда Натальей Беганской. Которая, как утверждают присутствовавшие на заседании, была изумлена мотивом ареста, но взять на себя ответственность за его отмену не решилась.

Не будут платить – отключим свет

При всей драматичности событий фирмы «Комби Стар» и «Инвест-Сервис», являвшиеся собственниками зданий на Крупской, казалось бы, могли спокойно работать. Само по себе назначение хранителя их имущества хоть морально и неприятно, но их права не должно было ничем ограничить. Что входит в обязанности хранителя? Следить, чтобы доверенные ему объекты не разворовывались и не портились. Если таких попыток не видно, то ему и делать особенно нечего.

Но г-н Капустин свои функции явно видел иначе. Уже спустя 4 дня после своего назначения он заключил договор «оказания услуг по обеспечению сохранности и эксплуатационной пригодности имущества» с неким ООО «ЭлКо» в лице его генерального директора Игоря Васильевича Масика. А уже на следующий день сотрудники «Комби Стар» и фирм-арендаторов были в принудительном порядке и с привлечением сил милиции изгнаны с рабочих мест. Первых выставили за дверь просто без всяких объяснений, а последним в ультимативной форме предложили перезаключить договоры аренды на ООО «ЭлКо». Таким образом, фактически оказалось, что следователь разрешил некоей коммерческой структуре ЗАРАБАТЫВАТЬ ДЕНЬГИ, используя чужое имущество...

Вскоре после этого на «охраняемой» территории появился человек, представившийся Назимом Султановичем Султановым, и заявил, что он – новый хозяин, который «лично все контролирует». Сослался на свои могущественные связи и даже... на начальника ГУВД Владислава Пиотровского.

Подвергшиеся столь бесцеремонному нажиму люди повели себя по-разному. Одни арендаторы сочли за лучшее поискать себе другое место «жительства», другие согласились платить. Третьи остались, но перезаключать договор аренды отказались. За что на несколько дней были отключены от электричества, понеся огромный ущерб. Самое удивительное, что последнее происходило уже ПОСЛЕ того, как постановление Разепина «о смене ответственного хранителя» было отменено руководством Главного следственного управления ГУВД как необоснованное и незаконное.

Сделано это было 9 января по требованию зампрокурора города Александра Кикотя, проводившего проверку заявлений от пострадавших фирм. А 11 января Разепин протоколом оформил передачу зданий-вещдоков от Капустина... Мазуру. Что само по себе уже было абсурдно. Кто такой Мазур? Претендент на ТРЕТЬ имущества. А он, чьи права и на эту долю еще более чем сомнительны, почему-то получает это имущество ЦЕЛИКОМ. Притом, чего уж и близко не было в постановлении суда о наложении ареста, сюда добавлялись «орг. техника, иные материальные ценности, находящиеся в зданиях и прилегающем земельном участке». Естественно, безо всякой описи...

Но, так или иначе, с этого дня никаких Капустина и Масика с их фирмами на территории не должно было быть и в помине. А они, судя по вышеизложенному, были. Да еще и вовсю хозяйничали. По поводу чего последовали новые заявления в прокуратуру. И Кикоть вновь признал действия Разепина незаконными и необоснованными и потребовал от руководства ГСУ принять соответствующие меры.

Незадолго до этого Анна Готлиб-Михайлова, к тому времени финансовый директор «Комби Стар», была вызвана на допрос в качестве... подозреваемой. Ее адвокат представил сведения о болезни своей подзащитной. Но Разепин вынес постановление о приводе, и Анна была задержана на Невском проспекте сотрудниками УБОПа. Ее привезли в ГСУ, где прямо в ее присутствии Разепин вынес постановления об избрании меры пресечения в виде подписки о невыезде и проведении неотложного обыска. В результате у Анны помимо печати и чековой книжки «Комби Стар» были изъяты документы и 6 печатей двух крупных фирм, генеральным директором которых она являлась. То, что данные фирмы никакого отношения к делу не имеют, следователя не смутило.

Так кто же мошенник?

Постановление о передаче зданий законным владельцам Разепин вынес 20 февраля. А сообщил им об этом лишь 25 марта.

– Передача прошла чисто формально, – рассказывает Анна. – Разепин зачитал нам свое постановление и ушел. Войдя на территорию, мы обнаружили пропажу большого количества материальных ценностей – в основном дорогой оргтехники. В зданиях находились и новые арендаторы, которые все это время платили аренду фирме «ЭлКо». И это притом что мы и «Инвест Сервис» как собственники зданий исправно вносили за них все коммунальные платежи. Ущерб, который понесли наши фирмы, исчисляется миллионами. Разумеется, когда мы полностью его определим, предъявим соответствующие иски в адрес ГУВД.

А уже 11 марта в Следственном комитете при прокуратуре РФ по Санкт-Петербургу было возбуждено уголовное дело по мошенничеству в особо крупных размерах в отношении Масика «и иных неустановленных лиц». В их действиях следствие усматривает «преступный сговор... на хищение имущества ООО «Инвест-Сервис» и ЗАО «Комби Стар» в виде денежных средств за сдачу в аренду нежилых помещений – промышленных зданий по адресу ул. Крупской, д. 43». 28 марта ситуация обсуждалась на экспертном совете межведомственной комиссии по экономической безопасности при правительстве Санкт-Петербурга.

– Все признаки рейдерского захвата здесь налицо, – прокомментировал итоги обсуждения член комиссии Игорь Елисеев. – Судя по всему, применена уже известная схема с использованием подложного завещания. Вопрос будет обсужден на ближайшем заседании комиссии. Уверен, что меры будут приняты самые решительные.

Есть сведения и о том, что данную схему несколько раз применял и гражданин Мазур. Так что, видимо, много вопросов возникнет и к нему. Как и к вдове Калинина, на следствии вдруг заявившей, что деньги Готлиб ей давал просто так, и ни о каком договоре купли-продажи она ничего не знает.

Логика подсказывает, что в ходе разбирательства должна быть подвергнута тщательной проверке и работа следователя Разепина. Уж что-то чересчур много в его действиях было того, что признавалось потом необоснованным и незаконным. Эпизод с приводом и обыском Готлиб-Михайловой, кстати, тоже удостоился разгромного письма от того же Кикотя в адрес руководства ГСУ. Никаких законных оснований для подобных действий зампрокурора города не усмотрел, потребовал прекратить уголовное преследование Анны и немедленно вернуть ей все изъятое.

Что же касается результатов расследования возбужденного Разепиным дела о мошенничестве, то, несмотря на все его старания, оно, кажется, на нуле. По инициативе подозреваемых проведены 5 (!) независимых экспертиз подписи Калинина под протоколом купли-продажи. 3 из них подтвердили его авторство однозначно, 2 – с большой вероятностью. По имеющимся данным, Разепин провел одну комплексную экспертизу в Экспертно-криминалистическом центре ГУВД. Выборочное исследование подписей Калинина под разными документами в течение 10 лет дало парадоксальный результат: все они выполнены одной рукой, но... не Калинина. Как такое возможно, никто ответить не может.

А вот завещание Мазура, подлинность которого вызывает большие сомнения, экспертизы не было удостоено, несмотря на многочисленные обращения Готлибов. Мазур у следствия, как жена Цезаря, – вне подозрений.

– Надо просто сменить следователя, – заметил один из членов вышеупомянутой комиссии по экономической безопасности. – И все вопросы моментально снимутся.

Судя по всему, так оно и случится. И что-то мне подсказывает, что к этой теме мы еще вернемся. По итогам расследования нового уголовного дела.