Компромат
10.03.2009

В Gunvor решили немного посудиться с журналом Economist

В Gunvor решили немного посудиться с  журналом Economist
В ходе судебного разбирательства с "клеветниками" Геннадию Тимченко, вероятно, придется рассказать, чем он владеет
Разбирательство в связи с претензией о клевете возбуждено от имени Геннадия Тимченко и Gunvor International BV против издания The Economist в высоком суде Лондона 9 января 2009 г.«, — сообщил «Ведомостям» представитель Тимченко. Интересы Тимченко представляет юридическая фирма Schillings, там отказались комментировать содержание иска. The Economist изучает иск и консультируется с юристами, говорит сотрудник издания.

Как следует из искового заявления, полученного «Ведомостями» в высоком суде и предоставленного Bloomberg, поводом послужила статья от 29 ноября 2008 г. о России — «Grease my palm: bribery and corruption have become endemic» («Дайте мне на лапу: взяточничество и коррупция стали эндемическими»).

В статье упомянута фирма Gunvor, совладелец и основатель которой — Тимченко. «Ходорковский был обвинен в продаже нефти ЮКОСа через офшорные трейдинговые компании с целью минимизации налогов, — говорится в публикации (у “Ведомостей” есть журнал, с сайта The Economist эта часть статьи снята). — А теперь “Роснефть” продает большую часть нефти через зарегистрированную в Нидерландах трейдинговую компанию Gunvor, структура собственности которой напоминает ребус. Подъем Gunvor совпал с падением ЮКОСа. Мало кому известный до 2003 г., Gunvor стал третьим нефтетрейдером в мире; на него приходится треть морского экспорта российской нефти, а годовая выручка оценивается в $70 млрд». Тимченко «спонсировал клуб дзюдо, почетным президентом которого был Путин, и работал в нефтяной компании, которая получила большую квоту в рамках схемы по поставкам [в Петербург] продовольствия в обмен на нефть; схему организовал Путин, работавший в то время в мэрии Петербурга», сказано в статье.

Истец требует компенсации ущерба за клевету (размер в иске не раскрывается) и запрета изданию в дальнейшем публиковать о Тимченко подобную информацию.

Тимченко придется доказывать, что сведения The Economist не соответствуют действительности, и суд может обязать его раскрыть все активы, где он бенефициар, считает адвокат «Нёрр Штифенхофер Лутц» Илья Рачков. «Раскрытие схемы собственности часто используется в суде Лондона, если адвокатам ответчиков удается доказать, что она поможет разбирательству», — соглашается партнер SJ Berwin Дэвид Голдберг.

Представители Тимченко это не комментируют, а предприниматель, знакомый с ним, считает, что доказать в лондонском суде факт коррупции будет очень сложно: Тимченко на себя лично почти ничего не оформлял.

Официально Тимченко — один из бенефициаров ООО «Трансойл-СНГ», которому принадлежит 9,5% банка «Россия»; основанная Тимченко люксембургская Volga Resources владеет 5,07% акций «Новатэка», в совет директоров которого он номинирован в феврале. У Тимченко есть «небольшой портфель» акций российских энергетических компаний, говорил «Ведомостям» его представитель.

Имя Тимченко всплыло в 2004 г., когда кандидат в президенты России Иван Рыбкин назвал его и братьев Ковальчуков людьми, отвечающими за бизнес Путина. Тимченко и Путин познакомились в 1990-е, Тимченко всегда отрицал, что они были близки.

Письмо в газету


У Тимченко уже были сложности с западными изданиями: в мае 2008 г. он написал Financial Times ответ на публикацию о бизнесе Gunvor. В письме содержались три тезиса: у Тимченко никогда не было совместного бизнеса с Путиным; его близость к премьер-министру преувеличена; успех Gunvor никогда от нее не зависел.

Ирина Резник

Ольга Петрова

Михаил Оверченко