Компромат
25.03.2009

"Неприкасаемое" ворье из Эрмитажа

"Неприкасаемое" ворье из Эрмитажа
  • Текст и фото "Ъ"

    Директор Эрмитажа Михаил Пиотровский обладает достаточными связями для блокирования следственных действий
Дмитрий Медведев недоволен саботажем расследования массовых хищений особо ценных экспонатов из музея Михаила Пиотровского
Дело о краже экспонатов из Эрмитажа передано в главное следственное управление следственного комитета при прокуратуре РФ. До последнего времени оно находилось в производстве у следственных органов Санкт-Петербурга. Поводом для передачи дела в головную структуру следственного ведомства стало поручение президента РФ, недовольного результатами работы сыщиков по "делу Эрмитажа".

О том, что из запасников Эрмитажа пропало огромное количество ценных экспонатов, стало известно летом 2006 года — во время ревизии фондов отдела истории русской культуры, которая проводилась после смерти их хранительницы Ларисы Завадской. Проверяющие недосчитались 225 предметов: икон, окладов от икон, часов, церковной утвари, предметов обихода и так далее. Сначала экспонаты искали внутри музея, но не нашли. Руководство Эрмитажа обратилось в ГУВД Петербурга и Ленинградской области.

Было возбуждено уголовное дело, с первых дней отрабатывалась версия о причастности к пропаже семьи Завадских. В августе 2006 года по подозрению в краже были задержаны два Николая Завадских — муж и сын хранительницы, а также петербургский антиквар Максим Шепель и знакомый семьи Завадских доцент Санкт-Петербургского госуниверситета Иван Соболев. В итоге за громкую кражу был осужден лишь Завадский-старший. В марте 2007 года Дзержинский суд Санкт-Петербурга признал его виновным в хищении 77 экспонатов музея общей стоимостью 7,4 млн руб. и приговорил к пяти годам лишения свободы и выплате компенсации за похищенное. Уголовное дело в отношении Ивана Соболева, которого обвиняли в причастности к продаже экспонатов, украденных из музея в 1993-2005 годах, было прекращено "за истечением срока давности". В ходе следствия 34 похищенных экспоната удалось вернуть, но местонахождение еще 191 музейного предмета не установлено до сих пор.

Уголовное дело, возбужденное 31 июля 2006 года, несколько лет находилось в производстве у следственного управления следственного комитета при прокуратуре РФ по Санкт-Петербургу. Но, как вчера сообщила пресс-служба следственного комитета, "в связи с поручением президента Российской Федерации главным следственным управлением следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации принято к производству уголовное дело, возбужденное по факту хищения музейных экспонатов из федерального государственного учреждения культуры "Государственный Эрмитаж"".

Как заявил источник в ведомстве, передача дела из Петербурга в головную структуру следственного ведомства связана с недовольством президента РФ ходом расследования громкой кражи. "Передача дела москвичам — это попытка дать расследованию новый импульс, и она никак не связана с какими-либо новыми фактами, появившимися в этом деле. Да их пока просто и нет. Кстати, то, что дело забрали из питерского управления,— это вовсе не "шлепок" за плохую работу. Об этом, в частности, говорит и тот факт, что петербургский следователь, который вел "дело Эрмитажа", включен в группу, которая будет работать по этой краже",— сообщил сотрудник ведомства.

Начальник же "антикварного" отдела уголовного розыска ГУВД Санкт-Петербурга Владислав Кириллов комментировать передачу дела отказался, но заявил: "Наше подразделение будет осуществлять оперативное сопровождение расследования. Что, впрочем, мы делали и раньше. На нашей работе перемещение уголовного дела никак не отражается". Как утверждает господин Кириллов, ему тоже неизвестно о каких-либо новых фактах в деле о краже из Эрмитажа, которые могли бы послужить поводом для его передачи в главное следственное управление следственного комитета.

Получить официальный комментарий у представителей Эрмитажа не удалось, но в частной беседе работники музея высказали опасение, что в ближайшее время может последовать очередная волна тотальных проверок в запасниках Эрмитажа, что негативно скажется на репутации музея и его работников. Кроме того, как предполагают специалисты, очередная "инвентаризация" может повредить и самим экспонатам, перемещаемым с места на место, причем зачастую без соблюдения необходимых требований — например, по влажности и освещенности.

Владислав Литовченко