Компромат
02.10.2009

Дело Трабера-2. "ПТК", морской порт и самолеты "Пулково"

Дело Трабера-2. "ПТК", морской порт и самолеты "Пулково"
  • "Наша Версия на Неве", 21.09 и 27.09.2009

    Фото "Ъ"

    В отличе от авторитета Ильи Трабера, его партнер по "Петербургской топливной компании" Владимир Кумарин (на фото) уже находится под арестом

Криминальный авторитет "Антиквар" помог Николаю Валуеву стать чемпионом?
части статьи: первая, вторая, третья, четвертая, пятая

ООО «Клуб бокса «Ринг Санкт-Петербурга» зарегистрировано 10 октября 1995 года. Среди учредителей – траберовское информационно-юридическое бюро «Петер» и охранник траберовского же «ВИАБ» Владимир Филин, бухгалтер клуба – руководитель центра «Антиквар» Капитолина Овчинникова. Ещё одним участником «Ринга» стал тренер Олег Шалаев, по информации прессы ставивший «по крышу» ларьки в зоне влиянии покойного криминального авторитета Юрия Пака.


Бокс, бензин и Буш


Господин Шалаев получил известность благодаря своему самому известному ученику гиганту-тяжеловесу Николаю Валуеву, а также покушению 26 августа 2003 года, когда неизвестный киллер всадил в наставника молодых спортсменов три пули из пистолета с глушителем. В покушении Шалаев обвиняет американцев, которые увели от него Валуева. Версия интересная, но хотя ныне опекающий Николая промоутер Дон Кинг считается связанным с мафией, и даже сидел за убийство, вряд ли он посылал в Петербург к коллегам знакомых гангстеров. В любом случае, хочется верить, что Илья Ильич от перехода главной боксёрской звезды России к заокеанскому негру преклонных годов убытков не понёс.

Тем более, история с клубом стала для команды Трабера лишь мимолётными эпизодами. Зато в топливно-нефтяной бизнес она пришли всерьёз и надолго. В 1994 году бюро «Петер» учредило ЗАО «Петербургская топливная компания» (ПТК). Наряду с «Петером», имевшим 12-процентный пакет, в число акционеров ПТК вошли петербургский Комитет по управлению городским имуществом и компания «Петролиум» ["Руспрес": по данным газеты "Ведомости", эту структуру контролировали Геннадий Петров и ранее судимый бизнесмен Сергей Кузьмин, близкие к ОПГ Александра Малышева], прессой считавшаяся вотчиной ныне арестованного в Испании, а тогда просто ранее судимого бизнесмена Геннадия Петрова. 13% ценных бумаг некоторое время принадлежали ЗАО «Балтийская бункерная компания», которой владели «Петер» и «Топливная инвестиционная компания», близкая к всё тому же Петрову. Вскоре в составе совета директоров ПТК обнаружилось сразу несколько людей бывшего подводника, включая неизменного Бориса Глебовича Шарикова.

Однако уже в конце 90-х власть на топливном рынке переменилась. В Петербург вернулся вскоре избранный вице-президентом ПТК, некоронованный король «тамбовцев» Владимир Кумарин. Город и, в особенности, «околотамбовские» круги захлестнула новая волна передела собственности, причём отдельные собственники в ходе процесса расставались не только с имуществом, но и с жизнью. К счастью, на сей раз всё обошлось. После непродолжительных переговоров топливная компания досталась Кумарину, а Трабер получил карт-бланш в международной транспортной отрасли, куда к тому времени успел внедриться.

Для начала люди из «Антиквара» при поддержке авторитетного менеджера Дмитрия Скигина овладели фирмой «Совэкс», монополизировавшей заправку самолётов в Пулковском аэропорту. Среди акционеров предприятия появились ООО «ВИАБ» и Виктор Корытов с Александром Улановым. Президент США Джордж Буш, вручая «Совэксу» почётный сертификат за образцовое обслуживание своего «Боинга», вряд ли предполагал, каких замечательных бизнесменов он награждает.


Топор для депутата Шевченко


Когда Илья Ильич ещё болел за судьбу «ПТК», весьма целесообразным казалось заняться вывозом топлива. В итоге в 1995 году директор петербургского порта Анатолий Биличенко неожиданно отказался продлевать контракт с арендаторами портовой нефтебазы. Объект достался ЗАО «Петербургский нефтяной терминал», чей совет директоров возглавил лично Трабер. ОАО «Морской порт Санкт-Петербурга» владело 30% акций «Нефтяного терминала», 20% получил траберовский «Петер», 25% – описанная выше «Балтийская бункерная компания», в число совладельцев которой был введён и «Совэкс».

Основным акционером «Морского порта» к тому времени стал офшор Nasdor, рулящий терминалами и складами через управляющую компанию «ОБИП» (ЗАО «Объединение банков инвестирующих в порт»). Председателем ее совета директоров стал Трабер, а генеральным директором Шариков. В дальнейшем в совете появляются и Корытов с Улановым.

«Мне известно, что Маневич был очень обеспокоен ситуацией в морском порту. – утверждал в ходе дачи показаний по делу об убийстве председателя петербургского КУГИ Михаила Маневича близкий к «тамбовцам» депутат Госдумы Вячеслав Шевченко. – По его просьбе я дважды побывал в порту, вёл разговор с начальником порта Биличенко, сделал ему предложение по поводу приезда в порт аналитической группы английской страховой компании «Ллойд», чтобы эта группа проанализировала финансовую ситуацию в порту и сделала своё заключение по поводу инвестиций. Биличенко поинтересовался, кто моя «крыша». А спустя неделю ко мне приехали двое бандитов от Трабера, которые мне пригрозили, что если я ещё раз появлюсь в порту, то мне голову отрубят топором. Об этом я рассказал Маневичу и больше в порту не появлялся» («Совершенно секретно – Версия», 9 октября 2001 г.).

Зачем грозили порубать уважаемого парламентария, точно неизвестно до сих пор. Несомненно одно: гавани северной столицы оказались в эпицентре одной из самых кровавых мафиозных войн. Начальника порта ОАО «Северо-Западное пароходство» Евгения Хохлова и его зама по кадрам Николая Евстафьева 28 июля 1997 года киллеры застрелили прямо в офисе. Три недели спустя, 18 августа снайпер расстрелял машину едущего на работу председателя КУГИ Михаила Маневича, роль которого в приватизации морского порта заслуживает отдельного материала. Генеральный директор «Северо-Западного таможенного терминала» Витольд Кайданович получил пулю неподалёку от собственной парадной 25 июня 2001 года, а 27 сентября также погиб совладелец этой компании Николай Шатило. Капитана ОАО «Морской порт Санкт-Петербурга» Михаила Синельникова пристрелили рядом с домом 14 мая 2003 года. Два дня спустя взлетел в воздух джип «Тойота Ландкрузер», в котором находился помощник Синельникова по вопросам безопасности, директор частных охранных предприятий «Гелиос» и «Марс-Сервис» Сергей Боев.

В конце 90-х обострение обстановки в порту совпало с шумным скандалом вокруг банка «Рождественский», в котором не последнюю роль сыграло траберовское бюро «Петер». Подрядившись взыскать деньги с нерадивых должников, бюро выиграло несколько судебных процессов, но деньги в кассу не поступили. В итоге председателя совета директоров банка Анатолия Калинина обвинили в хищении. По первоначальной версии следствия, именно по его распоряжению «Петер» перевёл 370 миллионов додефолтных рублей в фиктивную фирму «Лора».

Калинина арестовали, но вскоре освободили. Письмо о переводе денег, якобы им отправленное, оказалось фальшивым, а реально финансы были переведены позднее, когда Калинин в банке уже не работал. Чтобы выяснить судьбу злополучных миллионов, видимо, следовало серьёзно пообщаться с учредителями «Петера», однако после обыска в особняке «Антиквара» и не слишком продолжительных бесед с гражданином Шариковым, дело тихо затухло.

По стечению обстоятельств, вслед за этим траберовцы расстались со своими петербургскими активами, включая морской порт. Прорубленное Петром Великим окно в Европу по официальной версии досталось бывшему думскому депутату от Компартии, «розовому олигарху» Виталию Южилину. Однако его контроль над большей частью причалов носил несколько странный характер – Корытов, Уланов и Шариков продолжали заседать в Совете директоров. Лишь в 2004 году, с переходом порта к Владимиру Лисину, остатки сотрудников «Антиквара» покинули руководство ОАО. В тот же год из порта уволилась молодой юрист, доводившаяся Виктору Корытову единственной дочерью.

продолжение материала