Политика
05.06.2012

На Украине впервые могут осудить экс-генпрокурора

На Украине впервые могут осудить экс-генпрокурора
Единственная надежда Святослава Пискуна – накопленный за годы службы компромат
Экс-Генпрокурору Святославу Пискуну, казалось бы, стоит волноваться. Реанимация дела Юлии Тимошенко по ЕЭСУ может вызвать лишние вопросы не только к Юлии Владимировне, уже отбывающей срок за иные «грехи», но и к Пискуну, в свое время это дело закрывшему. В недавнем интервью журналу «Фокус» нынешний Генпрокурор Виктор Пшонка обмолвился о возможных последствиях для Пискуна, если вина Тимошенко в итоге будет доказана: «Если будет обвинительный приговор по Тимошенко в части, где Пискун незаконно прекратил уголовные дела, можно будет говорить о том, что у него возникнет процессуальный дискомфорт».

В общем-то, никакой такой уж сенсации здесь нет. Пару месяцев назад Пшонка уже отмечал причинно-следственную связь, когда «24 января 2005 Тимошенко села в кресло премьера, а 28 января Генпрокурор Пискун закрыл все дела». По словам Пшонки, его предшественник признался в том, что закрыть эти дела его попросил лично Виктор Ющенко. При этом вроде бы Пискун сопротивлялся, но аргументы Президента оказались действенными.

Впрочем, несмотря на обнародование этих неприглядных фактов, нынешний Генпрокурор тогда высказывался относительно своего коллеги в достаточно нейтральном тоне:

«Здесь больше моральный аспект. Пискун принял такое решение, пусть сам дает себе оценку в своей прокурорской судьбе, а также пусть оценку ему дают другие юристы и его коллеги».

Хотя словосочетание «оценка коллег» прозвучало весьма двусмысленно, учитывая о какой сфере идет речь. А последние заявления Пшонки о «процессуальном дискомфорте» прозвучали и вовсе неприятно для Святослава Михайловича.

Сам он свои действия в 2005-м объясняет тем, что за девять лет следствия прокуратурой не было найдено достаточно оснований для передачи дела в суд, а уж когда к власти пришли Ющенко и Тимошенко, стало ясно, что доказательств больше не появится.

«Наверное, нашлись какие-то новые обстоятельства, – пожимает плечами Пискун. – Генпрокурор имеет на это право... Прямой повод – акт, которая принесла налоговая служба Украины. В деле есть новый акт проверки, и действительно в связи с ним нужно проводить расследование».

Сажать – так уж всех!

В то, что в привлечении к ответственности бывшего Генпрокурора коллеги зайдут очень далеко, пока верится мало. И тому есть несколько причин. Главная из них – в этом случае может быть запущен «снежный ком», который будет невозможно остановить.

«Если сажать Генпрокуроров за то, что они закрывали дела, которые позже были реанимированы, то таких дел будут десятки, если не сотни! – говорит бывший адвокат Тимошенко «бютовец» Виктор Швец. – Возобновление дела при появлении новых обстоятельств – это обычный процесс в УПК, и это не может быть свидетельством совершения какого-то преступления. Если идти по такой логике, то каждого судью, приговор которого был отменен, и каждого чиновника, решение, которого пересматривал вышестоящий начальник, нужно привлекать к уголовной ответственности. К тому же, есть несколько законов, которые признаны неконституционными, но Президент Янукович их подписал, то есть нарушил Конституцию. За это ему импичмент тогда надо делать!»

Напоминает Швец и о том, что под постановлением о закрытии дела стоят три подписи – прокурора из управления Генпрокуратуры, начальника Главного следственного управления и собственно Пискуна. Причем, по словам «бютовца», Пискун вовсе не обязан был ее ставить:

«В любых процессуальных решениях, которые принимаются следователем Генпрокуратуры после слова «постановил» есть пункт «копию этого постановления отправить Генеральному прокурору». Это автоматически означает, что если Генпрокурор не отменил это постановление, то он с ним согласен. Пискун же еще и написал «согласен», хотя процессуальным законодательством это вообще не предусмотрено и никаким образом не влияет на законность-незаконность решения».

Свою логику «тогда всех посадить» Швец распространяет и на судей Верховного Суда, которые подтвердили законность закрытия дела 11 ноября 2005 года, но тут есть определенные нюансы. В то время, как защита Тимошенко настаивает, что Верховный Суд принял такое решение, в Генпрокуратуре уверяют, что ходатайство защиты экс-премьера о закрытии уголовных дел Верховный Суд оставил без удовлетворения. Подобного мнения придерживаются сейчас и в ВСУ.

К тому же, депутат-«регионал» Владимир Олийнык (в 2005-м еще входивший в состав БЮТ) напоминает, что ВСУ в те годы находился под давлением, и приводит публичное заявление Виктора Ющенко. Виктор Андреевич вспоминал, что тогдашний глава суда Василий Маляренко жаловался на премьера Тимошенко, которая заставляла его закрывать уголовные дела.

«И тогда было получено решение Верховного Суда ну вообще ни о чем – мол, приняла решение Генпрокуратура о закрытии дел, ну и приняла, – возмущается Олийник. – Но есть же свидетельства, что было давление! В любой другой стране это вызвало бы огромный скандал».

Мешок со скелетами

Ситуация с Пискуном уникальна тем, что «прокурорские» – издавна закрытая каста, которая не сдает своих. Причем вовсе не из соображений корпоративной этики.

«Вообще по закону и по логике это абсолютно правильно, другое дело, что прокуратура так никогда не поступала, – говорит экс-прокурор Днепропетровска нардеп Святослав Олийник. – Конечно, сейчас делаются многие вещи, которые в традиции не вписываются, но если они действительно это сделают, тогда у Пискуна будут развязаны руки. Ведь неприкосновенность прокуроров держится не на законе, а на том, что они хранят в своих шкафах чужие скелеты. Каждый Генпрокурор уходит с должности с мешком документов, которые всегда можно использовать. А поскольку Пискун, будучи Генпрокурором, наверняка закрывал дела не только по Тимошенко, то он может поднять вопрос и о расследовании других фактов, которые ему известны».

Святослав Олийник даже приводит конкретный пример, где может «храниться скелет» действующего Генпрокурора:

«Я бы не удивился, если в ответ на это заявление Пшонки в прессе всплыли бы какие-то подробности участия Пшонки в убийстве Вередюка – обвиняемого в убийстве журналиста Александрова и позже реабилитированного. Следственная группа, напомню, тогда состояла из Пшонки, Медведько и всех этих деятелей, которые сегодня работают в Генпрокуратуре».

Сомневается в успешности «охоты на своих» и Геннадий Москаль:

«Довольно сложно доказать, что Пискун это сделал умышленно и имел с этого какую-то выгоду. Насколько я знаю, Пискун, будучи Генпрокурором, верой и правдой служил Партии регионов. И те материалы, которые мы в МВД готовили после выборов, пропадали в Генпрокуратуре как в Бермудском треугольнике. Но я считаю, что не надо идти по пути Могилева [бывший министр внутренних дел, при котором было возбуждено дело против его предшественника Юрия Луценко], создавая такие прецеденты».

Еще один важный момент: если Пискун действительно уверяет, что его просил закрыть дело Виктор Ющенко и, более того, шантажировал потерей поста Генпрокурора, то это – откровенное превышение полномочий. И если во время президентства Виктора Ющенко на его публичные указания Генпрокурору (чем сейчас, в общем-то, занимается и Янукович) закрывались глаза, то сейчас, если уж предъявлять обвинения Пискуну, надо «дергать» и Виктора Андреевича. Это делает сценарий «внутрипрокурорских» разборок еще менее реальным.

«Конечно, если будет доказано, что было давление на следствие и доказательства будут безупречными, можно и об этом говорить, – рассуждает Владимир Олийник. – Но, как правило, такие разговоры носят конфиденциальный характер и нужно проводить очную ставку, выяснять, были ли какие-то записывающие устройства, установленные в рамках закона, давались ли указания подчиненным...»

Для отвода глаз

Так зачем же тогда, ввиду всего вышеописанного, «кошмарят» Пискуна? Это может быть как нейтрализация Пискуна в роли конкурента за место в худеньком списке Партии Регионов, так и пиар-кампания для отвлечения внимания от сути дела Тимошенко.

«Думаю, дело по ЕЭСУ настолько абсурдно, что они понимают, что даже через Харьковский суд его невозможно продавить, – кипятится Виктор Швец. – Но, если уж на то пошло, то пусть тогда сажают не Пискуна, а Николая Обихода, санкционировавшего в 2001-м году арест Тимошенко, который суды затем признали не соответствующим законодательству. Но Обиход почему-то не несет никакой ответственности. А насчет того, что Ющенко давил на Пискуна, то пусть Пшонка расскажет, кто на него давил /hearsay/6793/ , когда он возбуждал дела».

[Руспрес: Николай Обиход – бывший заместитель генпрокурора, куратор следствия по делу против Юлии Тимошенко, периодически настаивает на пересмотре закрытого против нее лично, а также членов ее семьи и сторонников, уголовных дел и активно критикует бывшего Генпрокурора Святослава Пискуна, при котором в 2005 году было прекращено уголовное преследование лидера экс-премьера.
Как известно, в 2001-2003 годах Генеральная прокуратура предъявила обвинение Юлии Тимошенко в том, что являясь президентом корпорации «ЕЭСУ» и владельцем кипрской компании «Somolli Enterprisese Limited», она вместе со своим мужем (членом правления ПФК «ЕЭСУ» и совладельцем той же кипрской компании) Александром Тимошенко неоднократно давала взятки Павлу Лазаренко на общую сумму 86 миллионов 880 тысяч долларов США. Деньги перечисляли с банковских счетов принадлежащей им компании «Somolli Enterprisese Limited» в кипрском банке «Bank of Cyprus» через счета оффшорных компаний (владельцем и распорядителем которых был Петр Кириченко) на личные счет Лазаренко в швейцарских банках за его содействие деятельности корпорации «ЕЭСУ». Тогда же Тимошенко была обвинена в уклонении от налогов в особо крупных размерах, контрабанде российского природного газа, сокрытии валютной выручки, подлоге и организации подлога документов. Были возбуждены уголовные дела и в отношении других руководителей «ЕЄСУ», в том числе членов ее семьи, руководивших корпорацией.]


Святослав Олийник уверяет, что на реальные обвинения в адрес Пискуна, не говоря уже о его посадке, Пшонке сложно будет решиться хотя бы из инстинкта самосохранения:

«Если когда-нибудь будет доказано, что сегодня имело место незаконное преследование того же Луценко, которое потом выльется в приговор, то по такой же аналогии можно привлечь и Пшонку. Так что дело по Пискуну вряд ли доведут до конца, потому что они там все на крюках висят и так или иначе были когда-то замешаны в аналогичных преступлениях».

Сам обычно словоохотливый Пискун в разговоре с «Главкомом» был достаточно раздражен: «Сколько можно уже об этом говорить – вам не надоело?»

Заявления Пшонки о «процессуальном дискомфорте» и рассказы о том, что он действовал по указке Ющенко, Святослав Михайлович предпочел оставить без комментариев:

«Вы не там дорогу перешли сегодня утром – вот у вас «процессуальный дискомфорт». Я уверен, что не нарушал закон – это точно. И давайте не будем комментировать разговоры».

Что ж, похоже на то, что разговоры – это максимум, что может угрожать экс-Генпрокурору. Но в условиях, когда загнанная со всех сторон в угол украинская власть ищет «показательных жертв», уверенно зарекаться от проблем могут немногие.


Павел Вуец