Политика
16.06.2014

Разводные откаты Сечина и Голко. Декларации-2013

Разводные откаты Сечина и Голко. Декларации-2013
  • Игорь Сечин. Фото rosneft.ru
Глава «Роснефти» засекретил свои личные миллиарды, а член правления «Газпрома» переписал активы на интимно близкую поп-звезду

Расплывчатость формулировок президентского указа «Вопросы противодействия коррупции» грозят превратить обязательное декларирование доходов и имущества руководителей госкомпаний в фарс. В частности, указ не оговаривает, в течение какого срока это должна состояться публикация и каким способом — в периодической печати, на сайте правительства, вэб-страницах компаний или как-нибудь еще, — указ не оговаривает. Таким образом, например, официальные лица "Шереметьево" до этого времени не могут вспомнить, где же была размещена их декларация. Более того: понятие госкомпании в указе оказалось расписанным настолько абстрактно, что некоторым руководителям системобразующих предприятий без проблем удалось найти способ уйти от декларирования. Так, например, в "Роснефти" нашли способ почти законно обойти полученное от вице-премьера — руководителя аппарата правительства Сергея Приходько письмо о необходимости публикации деклараций.

В нефтяном гиганте ссылается на тот факт, что указ президента распространяется только «на государственные компании (корпорации) и иные организации, созданные федеральными законами». Получается, что речь идет о госкомпании «Автодор» и шести госкорпорациях: ВЭБе, «Ростехе», Фонде ЖКХ, «Олимпстрое», «Росатоме» и Агентстве по страхованию вкладов. «Роснефть» не подпадает под указанные критерии, говорится в ответе компании. При этом все сведения о доходах и имуществе топ-менеджеров и членов их семей госкомпания представила «в компетентные органы» «в сроке и объеме», установленных правительством - говорится в официальном разъяснении "Роснефти". Кроме того, компания указывает, что декларации о доходах и имуществе подают не только топ-менеджеры компании, но и руководители «среднего звена». Со всеми ими заключены «дополнительные соглашения к трудовым договорам, содержащие обязательства по предоставлению информации, механизмы контроля за исполнением/соблюдением обязательств, требований, запретов и ограничений; механизмы урегулирования конфликта интересов; последствия несоблюдения обязательств, требований, запретов и ограничений».

Также данные о доходах и имуществе руководства до сих пор не опубликовали «Газпром», «Роснефть», «Роснефтегаз», «Аэрофлот», «Русгидро», «Интер РАО». Не нашли их журналисты и на сайте «Шереметьево», хотя представитель аэропорта сказал, что они были опубликованы, но не смог пояснить, где именно. Представители "Газпрома", «Русгидро» и «Интер РАО» от комментариев отказались. Их коллега из «Аэрофлота» пообещал, что декларации будут опубликованы в ближайшее время (в письме Приходько говорилось о необходимости необходимости опубликовать данные и отчитаться об этом до 24 мая). Представитель «Транснефти» пояснил, что компания не видела вариантов толкования указа. «Зарубежнефть» исполняла директиву правительства, сказал представитель компании. Другой сотрудник «Зарубежнефти» согласился с представителем «Транснефти»: указ однозначно предписывает госкомпаниям раскрывать доходы топ-менеджеров.

 

21052014deklaracii-sechina3


Как сообщают "Ведомости", декларации о доходах руководителей других госкомпаний не шокировали: они получают обычный доход для управленцев такого уровня. Из российских госменеджеров самый большой семейный доход у гендиректора «Ростеха» Сергея Чемезова — более 803 млн руб., а личный — у председателя правления «Роснано» Анатолия Чубайса, получившего за 2013 г. более 207 млн руб. Причем в доход госменеджера теоретически может входить не только зарплата, но и средства от продажи имущества. Но в отчетах не сказано о выгодах, полученных их родственниками, что снова-таки превращает президентский указ в профанацию антикоррупционной борьбы. Российские госменеджеры могут смело подавать декларации, в них все равно не будет ничего особенного, считает партнер Paragon Advice Group Александр Захаров. «Эти топ-менеджеры могут иметь преимущества и выгоды, которые просто не подлежат декларированию. Так, например, от них не требуют отчета о доходах взрослых детей и других родственников», — объясняет он.


Это означает, что если информацию о доходах жен еще можно увидеть в декларациях, то сведения о доходах ближних и дальних родственников, а уж тем более бывших жен никто не потребует. А родственники-бизнесмены есть у многих госменеджеров. Правда, руководители госкомпаний говорят, что родственники занялись бизнесом «самостоятельно». СМИ решили вспомнить, как получали доходы родные и близкие руководителей госкомпаний, в том числе тех, кто не стал подавать декларации.


«Газпром»: «А я жалеть не буду»


Бывшая супруга члена правления «Газпрома» Ярослава Голко — поэтесса и певица Светлана Голко в июне участвует в праздничных концертных программах в Культурном центре петербургского ГУВД и в Концертном зале у Финляндского вокзала, в апреле ее сольная программа «А я жалеть не буду» прошла в петербургском Театре эстрады.

В прошлом Светлана Голко участвовала в необычном для певиц бизнесе по поставке стальных труб большого диаметра для магистральных трубопроводов: вместе с дочерью Анной она владела половиной московской фирмы "Интерстильтех". Другая половина принадлежала бывшей учительнице физики Татьяне Голубевой — жене зампреда правления «Газпрома» Валерия Голубева, бывшего офицера КГБ и давнего знакомого президента России Владимира Путина, с которым он вместе работал в Петербурге. Также в списке совладельцев упомянут Игорь Дорохин - участник многочисленных газпромовских проектов.

«Интерстильтех» был ликвидирован в марте 2013 г. Но в прошлом компания вела серьезные дела: ее выручка за 2007-2009 гг. превысила 12 млрд руб., а чистая прибыль — почти 2 млрд руб. (здесь и далее — данные СПАРК). «Интерстильтех» покупал трубы у крупнейших российских производителей — ЧТПЗ, ТМК, Ижорского трубного завода — и продавал их поставщику «Газпрома» компании «Северный европейский трубный проект» (СЕТП), подконтрольной другим знакомым Путина — братьям Аркадию и Борису Ротенбергам. А СЕТП поставлял эти трубы «Газпрому».

Голубев ранее ответил, что сам «Интерстильтех» ничего «Газпрому» не поставлял и отношения к «Газпрому» не имеет». Голко признал, что его родственники имели отношение к фирме, «но занимались этим бизнесом самостоятельно».

«Я вообще ни в чем не участвовала», — заявила Светлана Голко, отвечая на вопрос о бизнесах, связанных с «Газпромом», заявив, что в «Газпроме» у нее родственников нет вот уже три года. Декларирование доходов и имущества руководителей госкомпаний ее, конечно, не затрагивает.

Сын Голко Ярослав Ярославович Голко с 2005 г. владел 51% «ТГИ-финанс», головной компании группы «Трастгазинвест». Четверть «ТГИ-финанс» принадлежала Голубевой. Эта фирма полностью контролировала компанию «ТГИ-транс», которая была единственным оператором железнодорожных перевозок труб для «Газпрома» в 2009-2010 гг. Выручка «ТГИ-транс» с 2007 по 2010 г. выросла больше чем десятикратно, составив по итогам 2010 г. 5,68 млрд руб. Сейчас эта компания тоже ликвидирована.

Фирма «ТГИ-капитал», которая входила в группу «Трастгазинвест», в 2006 г. получила половину компании «Ямалтрансстрой». И уже через месяц после этого «Ямалтрансстрой» стал подрядчиком «Газпрома» по строительству мостов на железнодорожной линии Обская — Бованенково, необходимой для освоения крупнейшего на Ямале Бованенковского месторождения. Тогда же выручка «Ямалтрансстроя» стала уверенно расти и с 355 млн руб. в 2006 г. увеличилась до 38 млрд руб. в 2010 г., а чистая прибыль за эти годы превысила 3,78 млрд руб.

В 2011 г. Путин начал борьбу с «конфликтом интересов» среди энергетиков и руководителей госкомпаний, заявив на совещании, что они «совсем оборзели уже». Он возмущался тем, как руководители госструктур используют семейные связи, и настаивал на том, что нельзя одновременно руководить госкомпанией и раздавать подряды своим родственникам. В том же 2011 году больше половины «Ямалтрансстроя» было продано «Стройгазконсалтингу» Зияда Манасира. Позднее в интервью «Ведомостям» в октябре 2013 г. Манасир подтвердил, что купил долю в «Ямалтрансстрое» у родственников топ-менеджеров «Газпрома». Голко категорически опровергал информацию «о якобы моей роли в судьбе компании «Ямалтрансстрой».


«Роснефть»: «Он давно развелся»


Бывшая супруга президента «Роснефти» Игоря Сечина Марина Сечина в 2008-2010 гг. доходов не имела. Это следовало из деклараций Сечина. В то время он был обязан отчитываться о доходах и имуществе, так как занимал пост вице-премьера правительства. Люди из окружения Сечина вспоминали, что развод состоялся примерно в 2011 г., но между бывшими супругами сохранились «хорошие отношения». В мае 2012 г. Сечин возглавил «Роснефть».

В конце 2013 г. Сечина стала совладельцем нескольких компаний: энергетической, строительной, консалтинговой, а также фирмы, работающей в сфере IT.

Так, в декабре 2013 г. у Сечиной появилась 51%-ная доля в компании «Экзект партнерс груп». Группа Exect занимается кадровым консалтингом, оценкой, обучением и развитием персонала и входит в тройку крупнейших компаний на российском рынке бизнес-тренинга и консультирования в сфере HR, указано на ее сайте. Ее выручка составляет около 500 млн руб. в год, сообщал  основатель и президент Exect Владимир Соловьев. Среди клиентов Exect на сайте компании была указана и «Роснефть», которую возглавляет Сечин. Но близкий к Exect источник характеризовал контракт с нефтяной компанией как сравнительно небольшой.

Еще в конце 2013 г. Сечина получила 49% компании «О-эйч-эль рус прайвит лимитед» — «внучки» испанского строительного гиганта Obrascon Huarte Lain (OHL), четвертого по величине инфраструктурного подрядчика в Латинской Америке, который работает в 30 странах. В России чешская «дочка» OHL в декабре 2011 г. подписала соглашение с корпорацией «Урал промышленный — Урал полярный» и Ямальской железнодорожной компанией о совместной работе над проектом «Северный широтный ход», который необходим для освоения месторождений газа на Ямале. Сумма контракта — 1,95 млрд евро, сообщало Bloomberg.

В конце прошлого года у Сечиной появилось 16,25% системного интегратора «РК-телеком», который обслуживает силовиков, строит сети для «Ростелекома» и сотрудничает с «Вымпелкомом», МТС и «Мегафоном». А еще Сечина участвовала в создании энергетического холдинга «Устойчивое развитие», писал «Коммерсантъ».

Близкий к «Роснефти» человек говорит, что вопросов по поводу бизнесов Марины Сечиной к президенту «Роснефти» быть не может, поскольку «он давно развелся». Сама Сечина ситуацию не комментировала.


«Ростех»: «Сфера так обширна»


Генеральный директор госкорпорации «Ростех» Сергей Чемезов не видит ничего предосудительного в том, что его родственники занимаются бизнесом. «Сфера работы “Ростехнологий” так обширна, что, где бы ни работала [моя жена Екатерина] Игнатова, при большом желании связь с госкорпорацией можно было бы везде притянуть за уши», — объяснял он.

Игнатова владеет компанией «Кате», которая разработала автоматическую коробку передач. Как рассказывал Чемезов, она организовала этот бизнес вместе с друзьями и планировала наладить производство этих коробок в Калининграде. Крупным клиентом «Кате» являлся «АвтоВАЗ», которым владеет СП «Ростеха», Renault и Nissan.

Сын Чемезова Станислав значится совладельцем компании «Интербизнесгрупп», которая опосредованно, через «дочку» «Стандарт-реал», владеет долей в Независимой страховой группе (НСГ) — страховщике крупнейших предприятий оборонно-промышленного комплекса, сказано на ее сайте. Среди клиентов — предприятия «Ростеха». Чистая прибыль НСГ с 2008 по 2012 г. составила почти 3 млрд руб., а заработанные страховые премии (нетто-перестрахование) в 2012 г. — 1,6 млрд руб.

Еще Станислав Чемезов владеет 30% ООО «Медфармтехнология» — управляющей компании проекта «Фармополис», фармацевтического кластера, который развивали «Ростех» и минпромнауки Московской области. Партнерами Чемезова значатся Игорь Рудинский (17,5%) — крупнейший акционер фармдистрибутора «СИА интернейшнл», бывший руководитель Росздравнадзора Николай Юргель (у него 17,5%), Виктор Алешичев (17,5%), совладелец производителя инсулинов «Санофи-Авентис восток» Сергей Докучаев (12,5%) и его дочь Ирина Рысь (5%).


Риски в будущем


Если госменеджерам не надо отчитываться за родственников и друзей, связанных с компанией, чего они могут опасаться при публикации деклараций о доходах?

Обнародование деклараций может представлять определенную угрозу разве что в социальном аспекте, размышляет Захаров из Paragon Advice Group: население увидит, сколько получают руководители госкомпаний, и начнет сравнивать эти данные со своими доходами. Опасность, отмечает он, может заключаться и в том, что сведения о доходах будут использовать в конкурентной борьбе. А самой опасной может оказаться проверка соответствия реального имущества и доходов тому, что задекларировано.

Материалы по теме