Политика
23.07.2008

Заявление Неймана о Собчаке

Заявление Неймана о Собчаке
  • Новая газета, 21.07.1997
Я не воровал деньги на спасение Петербурга вместе с Собчаком!

23 июня 1997 года в номере 25 (445) "Новой газеты" была опубликована статья Павла Вощанова "Тень Собчака-2", в которой, в частности, рассказывалось об открытом Собчаком в Калифорнии отделении Международного благотворительного фонда спасения Петербурга - Ленинграда. Деятельность американского отделения этого фонда связывалась с фигурами Леона Вайнштейна, его супруги Гульнары Афанасьевой, а также Марка Неймана.

Редакция получила письмо на имя главного редактора от г-на Вайнштейна, в котором он опровергает факт своего и супруги участия в деятельности фонда спасения Петербурга - Ленинграда, а также приводит ряд подробностей своих взаимоотношений с Марком Нейманом:

"Я хочу, чтобы вы и ваши читатели знали, что после моего отказа от лестного предложения г-на Собчака возглавить этот фонд, высказанного мне на собрании всех учредителей фонда (я отказался по личным причинам), я ничего ни о деятельности самого фонда, ни о деятельности каких бы то ни было американских его отделений не знаю. Не знаю я даже, было ли образовано американское отделение этого фонда.

Ни я, ни моя жена Гульнара Афанасьева никогда не принимали участия в деятельности фонда и не оплачивали приездов супругов Собчаков в США. Я являюсь гражданином США, а моя жена - гражданка РФ, и мы действительно инициировали и приняли деятельное участие в организации и подписании договора городов-побратимов между С.- Петербургом и Лос-Анджелесом, сопровождали мэра С.-Петербурга и его супругу в поездке по Лос-Анджелесу, а затем сопровождали мэра и членов горсовета Лос-Анджелеса в С.-Петербург и Москву.

Не принимая участия в работе фонда, я не мог быть "выгнан" из фонда и соответственно (как намекается в статье) не мог после моего "выгона" сообщать прессе о незаконных действиях фонда, о которых ничего не знал тогда и не знаю сейчас.

Относительно моего разрыва с г-ном Нейманом: у него в руках была чековая книжка нашего партнерства, и я (подозревая его в махинациях) через суд потребовал провести проверку нашей с ним совместной финансовой деятельности. Через некоторое время моей жене начались телефонные звонки с угрозами, к ней даже приходили четыре дюжих молодца, которые хотели "побеседовать" со мной наедине. Обо всех этих событиях мы проинформировали посольство США, московскую милицию, Интерпол и ФБР, адвоката г-на Неймана, а также А. Собчака, считая себя ответственными за то, что познакомили его с моим бывшим партнером, с которым у него завязались деловые (либо семейные) взаимоотношения.

Мой финансовый иск к Нейману не имеет никакого отношения к фонду, и, кроме того, за отсутствием достаточных доказательств он был отклонен американским судом.

Я формально перестал быть партнером Марка Неймана в апреле 1991 года, но фактически со второй половины 1990 года не имел отношения к его деятельности. По заданию суда в связи с моим иском независимый аудитор подготовил расшифровки банковских счетов Неймана, включая банковские счета фирмы "Трада энтерпрайзерс", и я пытался собирать на основании этих документов информацию о деятельности Неймана в США и России.

Г-н Вощанов каким-то образом получил (и опубликовал в вашей газете) копию одной из страниц такого отчета, связанную с расчетами "Трада энтерпрайзерс" в период после моего разрыва с Нейманом, с ленинградской фирмой "Уни Рэм". Я бы не стал утверждать, смотря на эту страницу, что это "баланс", так же как нельзя утверждать по приведенным в статье данным, что Анатолий Александрович Собчак имеет какое-то к этой фирме отношение. <...>"

В заключение своего письма г-н Вайнштейн просит опубликовать в газете, что ни он, ни его жена не имеют отношения к фонду, а кроме того, привести и другие указанные в его письме факты. Что мы и делаем.

 

Комментарий ИА "Руспрес":  Здесь возможно ознакомиться с весьма интересными воспоминаниями Леона Вайнштейна о том времени, Анатолие Собчаке, Юрие Шутове и Владимире Путине.