Политика
11.10.2017

Сидеть дольше — платить меньше

Сидеть дольше — платить меньше

  • Довольный Анзор Губашев на судебном заседании. Фото РИАН
Фигуранты «дела Немцова» не добились пересмотра приговора
Верховный суд РФ в целом оставил в силе приговор Московского окружного военного суда (МОВС) по делу об убийстве Бориса Немцова. Получившие длительные, от 11 до 19 лет, сроки пятеро осужденных пытались убедить апелляционную коллегию в том, что в суде первой инстанции им не дали привести все доказательства своей невиновности, а председательствовавший на процессе в МОВС судья своими действиями способствовал формированию у присяжных негативного мнения об обвиняемых. Однако убедить в своей правоте Верховный суд осужденным не удалось: вынесенное им наказание было смягчено лишь тем, что с фигурантов сняли штрафы — по 100 тыс рублей с каждого.

Заседание в Верховном суде едва не сорвалось из-за того, что у осужденного исполнителя убийства Заура Дадаева появилась новый адвокат Роза Магомедова. Она заявила, что не успела ознакомиться с материалами дела, поскольку «три последних дня» пыталась попасть в СИЗО для встречи с подзащитным. Адвокат просила предоставить ей на ознакомление несколько дней, но судья отклонил ходатайство, напомнив, что, помимо госпожи Магомедовой, у Заура Дадаева имеются еще два действующих защитника. «Так что его право на защиту не будет нарушено»,— решил председательствующий Игорь Крупнов.

После этого судья информировал участников заседания, что, согласно приговору МОВС, в убийстве господина Немцова, совершенном 27 февраля 2015 года, были признаны виновными: Заур Дадаев, братья Анзор и Шадид Губашевы, Темирлан Эскерханов и Хамзат Бахаев. Они были приговорены к лишению свободы в колонии строгого режима на сроки от 11 до 19 лет. Никто из них себя виновным не признал, после оглашения приговора в июле этого года все осужденные подали апелляционные жалобы. В них фигуранты и их адвокаты требовали отменить «несправедливый», с их точки зрения, приговор, а дело направить на новое рассмотрение. В качестве основания каждый из защитников ссылался на многочисленные нарушения УПК, якобы допущенные в ходе рассмотрения дела. По мнению адвокатов, председательствовавший на процессе судья Юрий Житников необоснованно отклонял ходатайства защиты, комментировал в негативном тоне перед присяжными действия защитников и подсудимых, одновременно разрешая обвинению представлять отрицательно характеризующие их данные. К тому же при составлении вердикта, считали защитники, вопросы были сформулированы без разбивки на эпизоды, что не позволило присяжным оценить действия каждого подсудимого в отдельности. В результате, по мнению защиты, всех фигурантов признали виновными в одном и том же. Также адвокатов возмутило, что судья Житников удалил с середины процесса из зала суда подсудимых Темирлана Эскерханова и Анзора Губашева, а перед вынесением вердикта вывел из коллегии присяжного, высказывавшего свое мнение о процессе.

Пересмотра дела потребовали не только осужденные и их защита, но и адвокаты потерпевшей — дочери политика Жанны Немцовой. «Сторона потерпевших считает неверной квалификацию действий осужденных по статье 105 УК (убийство),— пояснила, в частности, адвокат Ольга Михайлова.— Произошло убийство общественного деятеля, поэтому просим переквалифицировать действия осужденных по статье 277 УК, как посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля». Адвокат Михайлова добавила, что считает это важным потому, что по ст. 105 УК РФ срок давности составляет 15 лет, а «за убийство общественного деятеля его нет вообще». «СКР продолжает расследование основного дела об убийстве, в ходе которого еще предстоит выявить заказчика преступления,— добавил другой адвокат потерпевшей Вадим Прохоров.— Но по прошествии 15 лет он может остаться безнаказанным».

Защитники осужденных с представителями потерпевшей не согласились. «Мы не считаем, что в данном случае было убийство политического деятеля,— заявил адвокат Марк Каверзин.— В деле нет об этом никаких материалов». Со своей стороны, господин Каверзин, представлявший интересы Заура Дадаева, вновь вернулся к ситуации, предшествовавшей вынесению вердикта. «Когда присяжные уходили на перерыв, судья Житников спрашивал у них каждый раз, не оказывал ли на них кто-то давления,— сказал адвокат.— А что в это время было с опросным листом, не спрашивал. А нам до сих пор не известно, опечатывался ли он в сейфе или нет. Может, в него вносил кто-то правку». Также адвокат обратил внимание на то, что при ответе на один из вопросов присяжные вначале ответили «Да, виновен» вместо «Да, доказано». «Но вместо того чтобы заставить присяжных исправить эту оплошность, судья при распечатке копий вердикта исправил ответ сам, что совершенно недопустимо»,— сказал защитник.

В свою очередь, адвокат осужденного Бахаева Виктор Дойников заявил, что его клиент вообще не виновен. «Обвинение считало, что он возил на своей машине других и изучал в интернете биографию Немцова,— сказал господин Дойников.— Но доказательств тому не приведено, это понятно даже стороне потерпевших». Адвокаты Анзора Губашева еще раз обратили внимание на то, что председательствующий Житников необоснованно удалял из коллегии присяжных, мнение которых, как считает защита, могло не совпадать с мнением обвинения. Адвокаты также предположили, что в ходе процесса в отношении присяжных незаконно вели оперативные мероприятия, в том числе прослушку их телефонных разговоров, что также могло напугать заседателей и повлиять на вердикт. Кроме того, один из адвокатов Анзора Губашева Муса Хадисов просил отменить приговор из-за того, что его подзащитного и Темирлана Эскерханова удалили из зала. «Из-за этого они не были допрошены в суде,— возмущался защитник,— что само по себе является грубым нарушением норм УПК».

Сами обвиняемые утверждали, что подвергались в ходе допросов пыткам, в результате чего были вынуждены давать признательные показания, оговаривая себя и других подследственных.

В свою очередь, прокурор Мария Семененко заявила, что переквалификация со ст. 105 на ст. 277 УК РФ не имеет смысла, потому что следствие уже дало заключение по этому вопросу, а адвокаты осужденных «просто пытаются выдать желаемое за действительное». Что касается пыток, то прокурор напомнила, что «по заявлениям братьев Губашевых была проведена проверка, но тогда было вынесено постановление об отказе в возбуждении дела в отношении сотрудников, которые проводили задержание».

Верховный суд в итоге согласился с мнением обвинения, оставив в силе сроки заключения осужденным, но отменив наложенные на них штрафы. Защита уже заявила, что будет обращаться в ЕСПЧ.

Как передавало агентство "Руспрес", ключевой для выявления организаторов убийства свидетель был недоступен правоохранителям: их просто-напросто не пускали на территорию дома-крепости депутата Делимханова в чеченской Джалке. Речь о Руслане Геремееве, замкомандира батальона внутренних войск России «Север», принадлежит к влиятельному клану Геремеевых и является с одной стороны родственником Адама Делимханова, а с другой — сенатора Сулеймана Геремеева и начальника РОВД Шелковского района Вахи Геремеева.