Политика
14.11.2017

Константин Эрнст, который живет на элитной крыше

Константин Эрнст, который живет на элитной крыше
  • Константин Эрнст. Фото rt.com, zet-news.ru
Этажи в доме на Шведском переулке обживают Лавров, Чемезов и родня Сечина

Стоимость жилья в доме номер три в Шведском тупике формируется не за счет планировки или расположения между Леонтьевским переулком и Тверским бульваром - в километре от Кремля. Главный фактор ценообразования в нем - это соседи. Как сообщает "Дождь", на одиннадцати этажах расселился цвет российской политической и бизнес-элиты.

 

14092017ernst3

 

На первый взгляд перед нами - кирпичное здание, частичная облицовка, огороженная территория. Если не вглядываться в пентхаусы и зимний сад на крыше, то, в общем, обычный дом. Однако если заглянуть в Росреестр, то список его жильцов впечатляет.

 

На первом этаже живет Иван Тимченко, так же зовут сына бизнесмена Геннадия Тимченко. Второй этаж - Сергей Лавров, министр иностранных дел Российской Федерации. Пятый этаж - Сергей Приходько, заместитель председателя правительства. Шестой этаж - семья Леонида Реймера, бывшего министра связи. На том же этаже - Сергей Чемезов, глава госкорпорации "Ростех". Седьмой этаж - Марина Сечина, бывшая жена президента "Роснефти" Игоря Сечина, владелец многочисленных бизнесов. Восьмой этаж - Ирина Тинтякова, супруга бывшего министра финансов Алексея Кудрина. Тот же этаж - Инга Каримова, старшая дочь упомянутого уже президента "Роснефти" Игоря Сечина. Десятый этаж - Константин Эрнст, генеральный директор Первого канала.

 

Цена жилья здесь под стать элитным обитателям, она может достигать и миллиарда рублей. Прямо сейчас в продаже три квартиры, в том числе двухуровневый пентхаус с семью санузлами за 830 млн рублей. Средняя цена квадратного метра получается под $23 тыс.

«Единственная причина, по которой Шведский тупик стоит так дорого, — это контингент, который там проживает. Причина, которой можно обосновать высокую стоимость, это исключительно данная конъюнктура. Потому что уровень его — это upper бизнес-класс», - говорит Елена Юргенева, эксперт компании «Юргенева Риэлти». 

В разговоре с корреспондентом, агент, продающий одну из квартир в Шведском тупике, прямо говорит, внушительная цена — плата за соседей.

Любопытная деталь: многие обитатели дома в Шведском тупике не покупали свои квартиры. Игорь Сечин, тогда работавший в администрации президента, получил ее от государства. Более удивительной выглядит история с Александром Чемезовым, младшим сыном главы «Ростеха». Как ни странно, в 2005 году он тоже получил квартиру от государства.

Обитатели Шведского тупика, а его еще называют «домом друзей Путина», явно предпочитают закрытый круг общения и чужим не очень-то рады. В апреле этого года Иван Тимченко, вероятно сын Геннадия Тимченко, продал одну из своих четырех квартир площадью 200 квадратных метров. Покупателем стала Инга Каримова, дочь Игоря Сечина. А еще говорят, в России не бывает добрососедских отношений.

 

Вице-президент «Роснефти» Михаил Леонтьев прокомментировал эту новость следующим образом: «С какой стати нефтяная компания будет заниматься анализом покупки частными лицами квартир друг у друга? Я не понимаю вообще, почему это может быть объектом интереса. Какие-то люди покупают какие-то квартиры. Мы не знаем, что это за люди, какое отношение они имеют к производственной деятельности компании „Роснефть“».

Получить комментарий от представителя компании Тимченко «Волга-групп» на момент выхода заметки не удалось.