Политика
21.12.2017

Британский суд раздевает Коломойского

Британский суд раздевает Коломойского
  • Игорь Коломойский. Фото "Вести"
«Приватбанк» нанес удар по своему творцу

Президент Украины Петр Порошенко,  которому не удается прекратить массовые выступления оппозиции на улицах Киева, нанес сразу два удара по потенциальным спонсорам протеста. Вряд ли рискнет вернуться на родину львовский олигарх, собственник футбольного клуба "Карпаты" и телеканала ZIK Петр Дыминский: на Украине он объявлен в розыск из-за ДТП со смертельным исходом. Второй удар нанесен по бывшему соратнику, а ныне оппоненту Порошенко Игорю Коломойскому.

19 декабря Высокий суд Лондона выдал приказ о всемирном аресте активов экс-владельцев "Приватбанка" Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова,  а также шести компаний, которые предположительно им принадлежат или находятся под их контролем. Приказ об аресте активов был выдан на основании детальных доказательств, представленных суду, из которых следует, что Коломойский и Боголюбов путем проведения ряда незаконных операций вывели из банка почти $2 млрд, в результате чего, средства переводились компаниям, которые им тайно принадлежали или находились под их контролем. Стоит отметить, что речь идет об активах украинских олигархов за рубежом.

При помощи этого судебного разбирательства "ПриватБанк" собирается вернуть более $2,5 млрд млрд долларов, с учетом процентов.

Решение лондонского суда поприветствовал министр финансов Украины Александр Данилюк. "Мы приветствуем это положительное решение Английского суда. На сегодня государство фактически потратила почти 140 млрд грн на докапитализацию "Приватбанка" из-за того, что ранее из него были выведены деньги, или предоставлены недостаточно обеспеченные кредиты, которые никто не возвращает", - цитирует Данилюка «Зеркало недели».

Как сообщало агентство «Руспрес», «Приватбанк» был национализирован 21 декабря 2016 года. Государство в лице Министерства финансов получило 100% в его капитале, финучреждение было докапитализировано на сумму 116,8 млрд гривень. До национализации основным владельцем Приватбанка был Игорь Коломойский (состояние $1,3 млрд, 2-е место в украинском списке Forbes), ему принадлежала доля в 41,6%. Вторым акционером был бизнесмен Геннадий Боголюбов с долей 33,2%.

Сегодня проходят около четырех сотен украинских судов, касающихся национализации "Приватбанка". Держатели евробондов Приватбанка потребовали досрочного погашения бумаг на $335 млн, братья Григорий и Игорь Суркисы доказали в суде, что ни они, ни их многочисленные родственники не являются  связанными с Приватбанком лицами, Геннадий Боголюбов потребовал у правительства Украины компенсировать ему потерю доли в "Привате", а Игорь Коломойский в суде оспорит признание банка неплатежеспособным и саму национализацию. За несколько дней до решения лондонского суда Соломенский райсуд Киева по иску Коломойского запретил  проводить расследование выведения средств (forensic audit) из Приватбанка перед национализацией.

В июле заместитель Национального банка Украины (НБУ) Екатерина Рожкова заявила, что до национализации банк был финансовой пирамидой. Аудиторскую проверку Приватбанка проводила компания EY (Ernst & Young). Проверка показала, что объем обесцененных кредитов составлял 206,5 млрд гривень (около $7,5 млрд), из них лишь небольшая часть — кредиты, выданные физическим лицам и малому и среднему бизнесу (14,9 млрд гривен). «По мнению НБУ, это говорит о рискованной кредитной политике, которая проводилась бывшим менеджментом. Для сравнения, объем средств населения в банке на момент вхождения государства в капитал составлял 151,2 млрд гривень, то есть у банка до национализации не было ресурсов для возврата вкладов», — сказала тогда Рожкова.

Сторону государственного "Приватбанка" в суде представляет компания Hogan Lovells.

Юридическая фирма Hogan Lovells известна по двум крупным процессам, которые освещались в СМИ: Виктора Пинчука против Коломойского (в отношении акций ОАО "Криворожский железорудный комбинат") и возврат средств, выведенных Мухтаром Аблязовым  во время его руководства казахстанским БТА Банком (общая сумма претензий превышала $ 6 млрд). В обоих случаях истцы остались довольны.

Как сообщают украинские СМИ, в ноябре Игорь Коломойский встречался с генеральным прокурором Украины Юрием Луценко в Амстердаме.

 ****

Екатерина Рожкова: Мне угрожают не только из-за ПриватБанка

ПриватБанк стал государственным в декабре 2016 года. Произошло это по инициативе Национального банка, который на протяжении двух лет пристально следил за его финансовым состоянием. За последние семь месяцев правительство потратило на докапитализацию банка более 150 мрд грн. Расследованием ситуации с начала июля занялись правоохранительные органы, которым предстоит найти виновных и вернуть государству издержки. В первой части интервью LIGA.net заместитель главы НБУ Катерина Рожкова рассказывает об обязательстах Игоря Коломойского и Геннадия Боголбова, трансформации инсайдерского портфеля банка на 137 млрд грн, претензиях к аудиторам из PwC и выборе будущего руководителя банка. [...]

— Вы считали, сколько бы стоила бы государству ликвидация банка?

— Сумму рассчитать достаточно сложно. Если мы говорим о прямых расходах бюджета, то в банке на момент национализации было около 90 млрд грн срочных вкладов, которые необходимо было бы компенсировать населению. Но в банке были также средства малого и среднего бизнеса, который просто потерял бы все. Была бы остановка огромного количества расчетов, потому что 50% транзакций в стране шло через ПриватБанк. Выплата в короткий промежуток времени 90 млрд грн — это неизбежная эмиссия, которая бы мгновенно негативно повлияла бы на курс, инфляцию, финансовую стабильность, а значит пострадали бы другие банки и экономика в целом. [...]

— Получается, что проблемы с банком НБУ зафиксировал еще в феврале. Но все это время бывшие акционеры и менеджеры продолжали заниматься выводом денег и ни куратор, ни НБУ, ничего не могли с этим сделать?

— Куратор работал в банке с 2014 года. Но, по нашему мнению, основной вывод денег из банка происходил не в 2014-2015 годах, а намного раньше. Что вообще такое вывод денег? У банка есть на корсчете средства, и собственники банка эти деньги отдают клиенту, который их дальше куда-то отправляет. В случае с Приватом их направляли на приобретение каких-то активов в Украине и за рубежом. Деньги также выводились за счет кредитования связанных компаний. Но сказать о том, что все деньги, о которых мы говорим, были выведены из банка в 2014-2015 гг. — нельзя.

То, что происходило в рамках трансформации, не называется выводом. В данном случае одних неплатежеспособных заемщиков сменили другие неплатежеспособные заемщики. Кроме того, чтобы вывести деньги, нужно их иметь на корсчете, а Приват с 2015 года не соблюдал даже нормативы резервирования. А к моменту национализации его корсчета и вовсе "похудели". В 2014-2015 годах у Привата был очень большой объем оттока средств населения — на уровне 60-70 млрд грн, при этом рефинансирование мы ему дали на 26 млрд грн. Весь этот оборот, связанный с перекредитованием, к выводу денег отношения уже не имел.

Об обязательствах Коломойского и Боголюбова

— Вопрос связанных компаний видимо будет ключевым во внесении залогов бывшими акционерами. В письме Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова на Кабмин с просьбой о национализации нет четких сумм: кто, куда и за что. Единственная отсылка — реструктуризация портфеля, который подтвержден в отчете аудита на момент национализации. На момент национализации, согласно отчету банка, инсайдерский портфель оценивается в 10 млрд грн.

В письме вы не увидите ни слова о связанных компаниях. Еще раз — причина признания неплатежеспособности — это отсутствие капитала и ликвидности. В письме речь идет о том, что бывшие акционеры обеспечат реструктуризацию корпоративных кредитов в сумме обесценения кредитного портфеля, которую подтвердит аудитор на дату национализации за минусом средств, которые были конвертированы в капитал и за минусом ранее сформированных резервов. E&Y на момент национализации 19 декабря 2016 года подтвердил сумму уценки кредитного портфеля на 192 млрд грн. С учетом bail in (29,4 млрд грн) и ранее сформированных резервов, сумма получается близкой к размеру "трансформированного" портфеля. [...]

О связанных лицах и стратегии развития Приватбанка

— [...] Допустим, суд все решения выносит в пользу государства и предписывает бывших собственников выполнить обязательства. Что дальше?

— Если кредиты действительно были умышленно выданы связанным компаниям, то решение суда говорит не просто о том, что бывшие собственники должны вернуть деньги, оно накладывает арест на имущество людей, задействованных в принятии соответствующих решений.

— Объясните, почему братьев Суркисов признали связанными с ПриватБанком лицами?

— В статье 52 закона о банках и банковской деятельности перечисляется список критериев, по которым определяется связанность. В него попадают и лица, которые имеют существенное участие в связанных и аффилированных компаниях. Суркисы владеют совместным бизнесом с бывшими акционерами ПриватБанка. Я говорю об 1+1, Запорожском ферросплавном заводе, и многих других компаниях, где у них есть совместное существенное участие.

— Я слышал, что Суркисы пытались забрать свои депозиты из Привата уже несколько лет, но банк им не отдавал деньги.

— Конечно не отдавал, у них же не было ликвидности.

— Какие же они тогда связанные лица, если они не могли получить деньги из банка, с которым имели связь?

По валютным депозитам Суркисов в кипрском филиале ПриватБанка платилась ставка 13% годовых. Таких ставок нигде в мире нет, а на Кипре тем более.

— Тогда связанные лица также Константин Григоришин, Виктор Пинчук, Виталий Хомутынник. Почему они не попадают под условия?

— Установление связанности в контексте Закона о банках происходит по тем клиентам, которые имеют деловые отношения непосредственно с банком. Если мы говорим об операции конвертации обязательств в капитал, туда попали лица, которые на тот момент имели счета и остатки на них в банке. Я точно не помню весь список, в том числе Григоришина и Хомутынника. Мы определили связанных лиц по закону. Так туда попали Суркисы.

— В чем суть претензии к PwC? Они неправильно оценили залоги или неправильно оценили инсайдерские кредиты?

— Разница между уровнем капитала, который подтвердил PwC и E&Y составляет более 160 млрд грн. PwC подтвердил 27 млрд грн капитала в 2015 году, а E&Y сказал, что балансовый капитал составлял почти минус миллиард гривень. И это уже после докапитализации банка государством на 107 млрд грн и операции bail-in, когда в капитал было переведено 29,4 млрд грн. Такие разные оценки не могут объясняться разницей в трактовке международных стандартов. PwC подтвердили финансовую отчетность ПриватБанка, которая, по их мнению, во всех аспектах отражала все, что с банком происходило. Но как оказалось со временем, отчет 2015 года не отражал действительность. Национальный банк в 2015 году уже делал диагностику в Привате и уже тогда мы показывали PwC их пробелы — залогов нет, кредиты не погашаются и так далее.

— PwC продолжает работать с другими банками?

— PwC кроме Привата аудировала крупные госбанки. Сразу после национализации, мы потребовали у госбанков произвести замену аудитора. В декабре это сделать уже было нереально, но в этом году они уже не будут аудитроваться. В ближайшее время на аудиторском комитете мы будем инициировать исключение PwC из реестра компаний, которые могут аудировать банки.

— Почему вы до сих пор этого не сделали?

— Чтобы нам не говорили, что мы волюнтаристы, мы должны соблюдать определенные процедуры. Недавно у нас появился опубликованный годовой отчет E&Y, на который можно опираться в принятии такого решения. Due diligence проходит не по стандартам МСФО, там другая процедура, поэтому мы можем сравнивать только годовые отчеты.

По всем остальным банкам, которые аудировала PwC, у нас нет таких серьезных вопросов.

— Кто со стороны государства возглавляет борьбу против Коломойского? Раньше говорили, что это была Валерия Гонтарева, но сейчас она ушла.

— Валерия Алексеевна была лидером в коллективе. Но институт выстроился. Национальный банк оценил состояние ПриватБанка, внес предложения, объявил неплатежеспособным и убедил всех, что банк — это колосс на глиняных ногах. С тех пор как все произошло, мы не вмешиваемся в переговоры между банком и его клиентами, которые ранее были его акционерами. Но НБУ все равно регулятор банковского рынка, и мы будем требовать от Привата выполнения стандартных процедур, которые касаются проблемных долгов. Есть собственник, который должен это делать. Министерство финансов все контролирует. У них есть отдельный департамент, который занимается госбанками. Также представители Министерства финансов входят в набсовет Привата, в том числе первый замминистра Оксана Маркарова.

— Это правда, что Александра Данилюка пришлось сильно уговаривать взять под контроль Приват?

— Это был сложный процесс, решение было нелегким для всех. Многие говорят, что может быть стоило его просто ликвидировать. Но это никак бы нас не избавило от судебных решений. [...]

— Было несколько историй противостояний государства с олигархами. Не так давно Юлия Тимошенко воевала c Дмитрием Фирташем, но у нее ничего не получилось как раз потому, что средний менеджмент в министерствах и ведомствах ее борьбу саботировал. А сейчас и лидера не видно, который бы двигал процесс.

— Страна очень изменилась. Я понимаю, что все недовольны и хотят быстрых результатов. У нас есть слабое место — это суды. Некоторые решения сложно понять. Но во многих направлениях все очень поменялось. Я думаю, что противостояние будет на разных уровнях. Но важно также понимать, что у нас нет персональных конфликтов. Например, у Тимошенко и Фирташа было что-то свое. А здесь есть 20 млн вкладчиков и 150 млрд грн средств населения, которые сегодня прогарантированы государством за счет налогоплательщиков.

— Каково будущее ПриватБанка? Объем проблемных кредитов равен объему депозитов населения. Живые деньги банк зарабатывает только на комиссионных доходах. Когда подойдет срок выплаты депозитов, что с этим делать?

— Сегодня модель "пылесоса", по которой банк работал все это время, по дороге развивая и транзакционный бизнес, разрушена, и нужно искать новую модель. На мой взгляд, от банка нужно отрезать все, что не имеет отношения к бизнесу и приносит лишь дополнительные расходы. Банк должен развивать свои сильные стороны. У Привата действительно хороший транзакционный сервис, неплохой скоринг и они могут кредитовать население. Параллельно, конечно, нужно, возвращать активы. [...]

— Валерия Гонтарева говорила, что ей угрожал крупный олигарх. Получали ли вы угрозы, возможно, в связи с ПриватБанком?

— Мне и моим коллегам постоянно кто-то угрожает не только из-за Привата. Мы постоянно натыкаемся на множество провокаций. Недавно мы проверяли один из банков, и когда руководитель проверки уже отъезжал от офиса банка, из здания выбежал человек и в окно машины бросил два конверта. Я боюсь даже представить, если бы рядом где-то стояла машина "плюсов", как бы это на следующий день показали по телевизору.

Кристина Болотова
Андрей Самофалов

****

Суммы и схемы. Как выводили деньги из ПриватБанка

С момента национализации ПриватБанка прошло полгода. За это время с крупнейшим финучреждением страны многое произошло. Сразу после передачи банка государство докапитализировало его на 116 млрд грн, до конца года капитал банка пополнят еще на 38 млрд грн. Вместе с собственниками сменился и менеджмент Привата. В январе в банке появился новый наблюдательный совет, в состав которого вошли опытные иностранные и украинские финансисты. Управление банком взял на себя Александр Шлапак, бывший министр финансов, экс-зампред НБУ, в прошлом глава Госказначейства.

В конце июня Шлапак объявил об отставке. Он стабилизировал работу Привата в наиболее кризисный и неустойчивые период, а также завершил аудит финансового состояния банка за 2016 год. Перед уходом из банка он подробно рассказал о причинах национализации, качестве кредитного портфеля и об ответственности за проблемы ПриватБанка его бывших собственников и менеджмента.

Редакция выбрала ключевые тезисы пресс-конференции Шлапака.

Токсичные кредиты

Общий кредитный портфель банка за все время с момента национализации в целом не изменился. В последний день работы бывшего менеджмента (16.12.2016) он составлял 225 млрд грн, кредиты юрлицам — 192 млрд грн. Новое руководство осуществило перерасчет портфеля, и на 1 января 2017 года его оценили в 228 млрд грн, займы юрлицам составили 196 млрд грн. Принципиально отличаются оценки портфеля связанных лиц бывшим и нынешним руководством банка. Предыдущий менеджмент признавал лишь 4% или 8 млрд грн инсайдерских займов в общем кредитном портфеле. После национализации мы внимательно изучали кредиты связанным лицам, и обнаружили, что их на самом деле выдали на 194 млрд грн, то есть инсайдерские займы составляли 97% портфеля.

Кредиты связанным лицам были выданы 223 заемщикам. Они условно делятся на четыре группы: трансформированные кредиты на общую сумму 132 млрд грн (36 заемщиков), лизинговый портфель почти на 15 млрд грн (41 клиент), кредиты, которые выдавались кипрским филиалом на 14,7 млрд грн (22 заемщика), кредиты корпоративным клиентам на сумму более 36 млрд грн (124 клиента).

Лизинговый портфель был сформирован из имущества связанных заемщиков, которые оставили в залог банку нефтебазы и заправки.

Кипрский портфель обслуживается плохо. Из 22 заемщиков банка, только один продолжает платить, остальные — в шаге от дефолта. Ни один залог по этим кредитам не зарегистрирован по правилам кипрского законодательства. Приват уже обратился с этим вопросом в кипрский суд. Корпоративные связанные кредиты выдавались под разные ставки от 1% до 58%. Сейчас банк ведет работу в судах в отношении всех этих заемщиков. Привату способствует Генеральная прокуратура, которая помогла арестовать имущество связанных с бывшими акционерами компаний на 500 млн грн.

У всех связанных кредитов есть общие характеристики:

1. Большая часть заемщиков — это новосозданные компании с негативным финансовым состоянием.

2. Выдавая эти кредиты, банк грубо нарушал законодательство и свои внутренние регламентные документы.

3. Весь портфель обслуживается очень неудовлетворительно, динамика платежей ухудшается.

4. Кредиты выдавались на нерыночных условиях.

5.У нас отсутствует обеспечение по большинству их этих займов.

6. Из банка на сегодняшний день практически выведены обороты операционных компаний, которые реально обслуживали средства бывших акционеров.

Почти все кредиты связанным компаниям обеспечены имущественными правами на товары. То есть — воздухом. Из четырех сегментов инсайдерских кредитов лишь портфель финансового лизинга обеспечен недвижимостью. Однако качество этой недвижимости не лучшее.

Реструктуризированный портфель

Ситуация в банке существенно ухудшилась в 2016 году после трансформации кредитных обязательств некоторых заемщиков, связанных с бывшими акционерами. Займы, которые банк относит к сегменту трансформированных кредитов, были выданы 36 заемщикам в октябре-ноябре 2016 года. Этими средствами были перекрыты кредиты предыдущих 196 заемщиков. Данный кейс — вершина финансовой пирамиды ПриватБанка.

36 компаний, которые получили финансирование осенью 2016 года, практически не вели никакой операционной деятельности. Например, 4 млрд грн выдали компании "Д", которая была зарегистрирована в июле 2016 года одним физлицом, с доходом 7700 грн за три месяца. Еще одна компания "Б" в феврале 2016 года получила 4,6 млрд грн, ее финансовое состояние уже тогда было на уровне дефолта.

Кредиты выдавались на нерыночных условиях под ставку 10,5% на 10 лет, в то время как кредитным комитетом банка средняя ставка была утверждена на уровне 34% годовых. Согласно закону о банках и банковской деятельности, финучреждение не имеет права выдавать кредиты дешевле, чем привлекает ресурсы у НБУ. В тот момент Приват привлекал кредиты рефинансирование под 22%, а средства физлиц — под 19%.

Заемщики не проверялись на предмет связанности с акционером, а их финансовое состояние было искусственно завышено. При выдаче кредитов нарушались нормативы НБУ и внутренние нормативы самого банка. В Нацбанк поступали недостоверные данные о величине необходимых резервов и величине непокрытого кредитного риска, соответственно искажалась реальная величина регулятивного капитала банка. Все 36 кредитов были подписаны главой правления банка Александром Дубилетом.

В качестве товаров, которые выступали имущественными правами по данным кредитам, указывали, например, бензин в количестве, которого хватило бы на два года полной работы для всей Украины. Или марганцевая руда, которая, в основном поступает на китайский рынок. Ее, согласно условиям обеспечения, планировалось доставить в таком количестве, что хватило бы покрыть как минимум трехлетнюю потребность всех ферросплавных комбинатов Украины. При этом компании, которые брали кредиты и собирались заводить этот бензин и руду, не имели ни складов, ни соглашений на их хранение, закупку.

Все выданные деньги не были направлены ни на операционную деятельность компаний или закупку указанных товаров, а на протяжении 2-3 дней были направлены на погашение тела и процентов предыдущих кредитов, выданных ранее 196 связанным с банком компаниям. У более половины из этих 196 компаний были реальные залоги. Но после того, как их кредиты были перекрыты кредитами 36 новых заемщиков, банк потерял контроль над ликвидными залогами.

Кредиты большинству из этих 196 заемщиков выдавались в иностранной валюте по индексированной ставке, которая привязывалась к курсу. В 2014-2015 годах курс доллара был нестабильным и ставка по этим кредитам составляла 12-13%. При погашении займов клиенты должны были заплатить банку индексированное вознаграждение с учетом девальвации. 23 ноября 2016 года кредитный комитет банка простил всем таким заемщикам индексированную процентную ставку. Потери банка от такой схемы оцениваются в 20 млрд грн.

Выданных 136 млрд грн все равно в полной мере не хватило чтобы перекрыть займы 196 связанных компаний. На недостающую сумму в 15 млрд грн банк принял на баланс имущество в виде 248 автозаправочных станций и 120 нефтебаз. Нынешнее руководство позже обнаружило, что стоимость объектов сильно завышена.

Аудированная годовая отчетность называет сумму инсайдерских кредитов в 10 млрд грн, но сам ПриватБанк оценивает ее в 190 млрд грн. Такая разница возникла из-за того, что аудитор оценивает кредитный портфель по международным стандартом бухгалтеского учета. Эти стандарты не предусматривает тех реалий, которые возможны в нашей стране.

Докапитализация банка

Докапитализация на 38 млрд грн банку понадобилась после того, как в 2017 году мы обнаружили обесценивание 54% всех активов. На 49% обесценился кредитный портфель связанных лиц и на 6% — залоговое имущество. Банку на сегодняшний день необходимо 20,8 млрд грн на покрытие кредитного риска, и 6 млрд грн на обеспечение компенсации из-за обесценивания имущества. Большая часть приходится на комплекс "Буковель". В конце года банк оценивал его балансовую стоимость в 11 млрд грн, спустя полгода аудиторы скорректировали ее до 5,3 млрд грн.

Приват будет работать над тем, чтобы уменьшить сумму докапитализации до конца года. Расчеты показывают, что банку необходимо 38 млрд грн, 22 млрд грн из которых уже получили. При этом, в первом полугодии банку удалось своими силами сформировать резервы на 2 млрд грн, более 11 млрд грн непокрытого кредитного риска банк также перекрыл за счет собственных возможностей и ресурсов. В случае успешной работы, получится уменьшить сумму докапитализации по итогам года.

Ответственность бывших акционеров и менеджеров

Новый менеджмент обнаружил системные нарушения со стороны бывших управляющих и акционеров. На основании заявлений банка Генеральная прокуратура начала ряд уголовных производств за доведение банка до неплатежеспособности. Банк уже провел пять служебных расследований, на основании которых было открыто девять уголовных дел.

На рассмотрении в судах по искам ПриватБанка находятся 112 961 дел. Сейчас вынесено решений по 74 261 из них. В пользу банка вынесено решений на 10 млрд грн, негативных решений — почти на 2 млрд грн. Общая сумма претензий банка к связанным лицам, бывшим менеджерам и акционерам — 23,8 млрд грн.

В ночь перед национализацией в банке провели ряд операций на 16 млрд грн, которые существенно ухудшили его финансовое состояние. О выведении средств говорить в данном случае не совсем правильно, потому что живых денег в тот момент в банке уже не было. Транзакции на 16 млрд грн, включая вывод обеспечения и перекредитование, обезопасили заемщиков банка от возможных претензий со стороны банка после его национализации. Такие операции также является предметом расследования Генеральной прокуратуры.

Переговоры с Игорем Коломойским

Переговоры о реструктуризации инсайдерского портфеля с бывшими собственниками идут. Национальный банк ранее заявлял об отсутствии результатов по переговорам на 1 июля, но сами переговоры есть. Банк ранее нанял ряд компаний во главе с Rothschild & Co, которые помогают нам вести переговоры. О перспективе решения этого вопроса нужно спрашивать правительство, ведь письмо бывших акционеров при национализации было адресовано главе правительства.

Кристина Болотова

Источник: liga.net, 17.07.2017