Политика
04.08.2008

Олигарх из глубинки

Олигарх из глубинки
  • Источник: "Тайный советник" (Петербург), 04.11.2003
Две недели назад в сети правоохранительных органов неожиданно попался известный предприниматель Сергей Рубинович, находившийся в федеральном розыске по подозрению в организации двойного убийства.
Произошло это при въезде в Петербург: на Московском шоссе милиция остановила машину, в которой находился человек респектабельного вида, уверенно протянувший постовым свои документы. Вероятно, так его проверяли не раз. Но в то злополучное для Рубиновича воскресенье милиция оказалась чуть бдительнее, чем обычно. Солидного господина задержали.

Удивительно, но еще несколько лет назад Сергей Рубинович являлся спикером депутатского корпуса и даже главой муниципального образования города Выборга. Областные и федеральные политики, включая бессменного губернатора Ленобласти Валерия Сердюкова, не считали зазорным общаться с ним на официальных раутах и крепко жать ему руку. И вдруг оказалось, что такой легитимный во всех отношениях провинциальный политик подозревается в похищении выборгского коммерсанта Филиппа Лемелехеса и в организации убийства его гражданской жены Яны Улановой и водителя Эдуарда Егорова!

Как такое могло случиться? Сергей Рубинович состоял в розыске почти два года. Говорят, он почти не скрывался, часто появлялся в Петербурге и не раз мог попасть в руки милиции. Тем не менее задержали его только недавно. Примерно через полгода в Выборге, где сейчас власть принадлежит оппонентам Рубиновича, грядут выборы мэра. Так, может быть, не случайно, что бывшего спикера "закрыли" именно сейчас? Между тем обвинение Рубиновичу уже предъявлено.

Концы в воду

В августе 2000 года в озере Долгом (расположено в Курортном районе) обнаружили труп молодой женщины. Когда утопленницу вытащили из воды, оказалось, что к ее поясу привязаны два автомобильных диска, а на теле имеются огнестрельные ранения. Быстро выяснилось, что убитая - это 21-летняя Яна Уланова, гражданская жена одного из акционеров выборгской топливной компании "Вэнко" Филиппа Лемелехеса. За несколько дней до этого Лемелехес вместе с Улановой и водителем Эдуардом Егоровым выехал на своей машине из Выборга в Петербург и пропал.

Зная об этом, оперативники стали обследовать и другие окрестные озера. Егорова нашли в озере Безымянном, опять-таки с автомобильными дисками, примотанными к поясу. На теле водителя насчитали семь отверстий от пуль. Лемелехеса, несмотря на тщательные поиски, обнаружить так и не удалось. Однако мало кто верил, что он остался жив.

В это время в Выборге как раз разгорелся конфликт между акционерами "Вэнко". Деятельность топливной фирмы связывали в основном с именем Сергея Рубиновича, который был не только удачливым политиком, но и состоятельным бизнесменом. Логично было предположить, что акционер Лемелехес и его спутники пали жертвами имущественного конфликта. Преступником местная молва сразу же окрестила Рубиновича.

Спустя несколько месяцев после обнаружения трупов Рубинович уехал из Выборга. Следствие по делу Улановой и Егорова объявило беглого спикера в розыск. Надо полагать, для этого у следователей были более веские основания, чем у молвы.

Народный вождь.

Сергей Рубинович - своего рода человек-легенда. Ему приписывают организацию знаменитой стачки на Выборгском ЦБК, контроль над всем Выборгским районом области и несметное состояние, чудесным образом нажитое в период пребывания на посту председателя местного городского совета. Впрочем, все это уже в прошлом. Теперь следствие приписывает Рубиновичу совсем другое.

На должности выборгского спикера Сергей Рубинович пробыл около трех лет. Полномочия главы муниципального образования ему пришлось сложить еще раньше, так как суд признал их незаконными. Главой МО Рубиновича "короновали" местные депутаты-предприниматели - в знак протеста против действующего мэра Выборга Владимира Кириллова (ныне вице-губернатора Ленинградской области). Очень уж депутатам во главе с Рубиновичем не нравился этот Кириллов, которого народные избранники не уставали обвинять во всех грехах - от махинаций с квартирным фондом до занятий контрабандой и дружбы с питерским авторитетом Костей-Могилой.

Имидж спикера на фоне злодея-мэра выглядел совсем другим: принципиальный, неподкупный, фотогеничный, в конце концов. В народе Рубинович, несмотря на нарицательную фамилию, некоторое время даже был популярен. Особенно в период стачки на Выборгском ЦБК, когда сотни рабочих собирались на городских площадях на митинги против "чиновников-кровососов", не желающих облегчить судьбу комбината. Рубинович и его депутаты, произносившие на этих митингах зажигательные речи, воспринимались как народные заступники.

К концу 1990-х годов Сергей Рубинович и его младший брат Спартак (тоже депутат) стали, пожалуй, самыми влиятельными людьми в своем городе. Братья считались хозяевами уже упоминавшейся топливной компании "Вэнко". Кроме них доступ к делам компании имели еще несколько выборгских бизнесменов. Среди последних обыкновенно называют Александра Петрова и Олега Цоя, хотя ни тот, ни другой официально совладельцами "Вэнко" не являлись.

В определенный момент Рубинович-старший и его сподвижники очень близко подобрались к районной власти: на их пути стоял только Владимир Кириллов. Но к 2000 году Кириллов ушел на повышение в администрацию области. Дорога во власть вроде бы оказалась свободна. И тут произошло непредвиденное: в стане Рубиновича случился раскол.

Заказ на убийство

Знаменательно, что история раскола начинается с имен Филиппа Лемелехеса и еще одного выборгского бизнесмена - Олега Фарина.

Оба - Фарин и Лемелехес - принадлежали к ближайшему окружению Рубиновича. Родственники Олега и Филиппа (а значит, и они сами) являлись владельцами 10 процентов акций "Вэнко". В 1999 году Олег Фарин вышел из тюрьмы и, по словам самого Сергея Рубиновича (приведены на страницах уголовного дела, о котором ниже), заявился к нему в офис и "в наглой форме поинтересовался, причитаются ли ему какие-либо деньги из прибыли "Вэнко". Рубинович ответил, что вся прибыль расходуется на развитие фирмы, и посоветовал Фарину с подобными вопросами больше не обращаться.

Осенью 1999 года Олег Фарин неожиданно был убит, а его приятель Филипп Лемелехес бежал за границу. А еще спустя несколько месяцев сотрудники питерского РУБОП задержали неких Орлова и Наперсткова, которые дали признательные показания о том, что незадолго до смерти Фарина получили от него и Филиппа Лемелехеса заказ на убийство Сергея Рубиновича.

Участники "великолукской" преступной группировки (как их окрестила пресса) Орлов и Наперстков были арестованы рубоповцами совсем по другому делу, не имеющему к Выборгу никакого отношения. Убийство Фарина всплыло в их показаниях случайно. Согласно материалам уголовного дела, Фарин и Лемелехес пообещали "великолукским" ребятам 43 тысячи долларов (из них 23 тысячи выплачивались авансом) за устранение Рубиновича. "Великолукские" обещали подумать. По имеющимся сведениям, Орлов и Наперстков все-таки выехали в Выборг, но, убедившись, что Рубиновича тщательно охраняют, отказались от выполнения заказа. Вместо этого Наперстков, согласно его показаниям, убил Фарина по распоряжению Орлова. ("Я вынужден был стрелять, так как Орлов сказал, что сдаст меня как милиции, так и Рубиновичам или убьет".).

Изгнание и опала

2000 год выдался для Рубиновича явно несчастливым. После смерти Олега Фарина и освобождения из следственного изолятора Александра Петрова (он находился там по подозрению в похищении человека) между совладельцами "Вэнко" разгорелась уже настоящая война. Одна часть акционеров объединилась под началом Петрова, другая сохранила верность Рубиновичу.

Безусловно, акционерам "Вэнко" было что делить. К этому времени компания стала одним из крупнейших поставщиков нефтепродуктов на всем Северо-Западе. Общий объем реализации топлива достиг 4 тысяч тонн в месяц, а количество построенных АЗС - 14. Да и люди в "Вэнко" собрались непростые. В списке учредителей компании числятся только малоизвестные фирмы, но за ними стоят очень красноречивые имена: Илья Трабер, Борис Шариков, Спартак Рубинович...

Петербургскому "глотателю газет" имя Ильи Трабера говорит о многом. В 1990-е годы Трабер сделал себе состояние на торговле антиквариатом, за что и получил прозвище Антиквар. Впоследствии в сферу его интересов входил и такой крупнейший объект, как петербургский порт. Антиквар активно интересовался политикой, многие считали его фигурой, близкой к мэру города Анатолию Собчаку. Появление Трабера и его так называемой правой руки Бориса Шарикова в выборгском бизнесе тоже вряд ли было случайным.

Говорят, в конфликте Рубиновича и Петрова Трабер сделал ставку на последнего. И не проиграл. Люди Петрова развернули бешеную деятельность, тогда как Рубинович постепенно терял свои позиции. В мае 2000 года на выборах главы администрации Выборгского района победил областной чиновник Георгий Порядин. Предвыборный штаб Порядина возглавлял выборгский бизнесмен Олег Цой, вставший вместе с Петровым в жесткую оппозицию к Рубиновичу. Самого Петрова тоже часто видели в штабе. Излишне говорить, чей Порядин был кандидат.

Всего через два месяца выборгские депутаты путем голосования сместили Сергея Рубиновича с поста спикера. Привыкшие к единогласным процедурам, народные избранники и здесь проявили редкое единодушие: сразу 37 человек высказались за лишение Рубиновича полномочий. А еще через пару недель милиция извлекла со дна лесных озер останки Яны Улановой и Эдуарда Егорова...

Версия Малинина?

Почему следствие сочло Сергея Рубиновича причастным к этому преступлению? Вероятно, потому, что Лемелехес был одним из заказчиков несостоявшегося убийства спикера, и Рубинович не мог не знать об этом. И, естественно, у него могло возникнуть желание отомстить.

После убийства Фарина Лемелехес отсутствовал в Выборге недолго. Рассказывают, что он вернулся нервный, ходил повсюду с охраной. Было ясно, что он чего-то боится. Но ситуация в Выборге уже была такой напряженной, что опасаться следовало не одного Рубиновича.

Дело Улановой и Егорова с самого момента его возникновения передали в областную прокуратуру. Первых подозреваемых задержали уже спустя несколько месяцев после трагедии. Среди задержанных оказался и некий Алексей Малинин - человек, которого Рубинович хорошо знал.

Что показал Малинин на следствии, доподлинно неизвестно. Но Рубинович после этого задержания тоже стал проходить в качестве подозреваемого по делу.

Между тем газета "Новости Ленинградской области", которую многие считают ангажированным изданием, опубликовала любопытный материал. В статье от лица Малинина рассказывалось, как погибли Уланова и Егоров. Если эти слова действительно принадлежат Алексею Малинину, становится непонятным, почему областная прокуратура сочла Рубиновича главным злодеем. От имени Малинина в газете утверждается, что в тот роковой день у него на даче в Солнечном должна была состояться встреча Рубиновича и Лемелехеса. Встреча якобы действительно состоялась, но не на даче, а недалеко от железнодорожной станции, в людном месте, поскольку оба предпринимателя чего-то опасались. Во время разговора в машине Рубинович, по словам Малинина, заметил, что за ними следят две иномарки, а Лемелехес предположил, что это могут быть люди Петрова. После этого Рубинович, возмущенный тем, что Лемелехес прибыл не один, якобы высадил Филиппа из своего автомобиля и поехал дальше. Больше Лемелехеса никто не видел.

А Яну Уланову, как свидетельствует "газетный" Малинин, расстреляли прямо у него на глазах. Произошло это на лесной тропинке, ведущей к станции, по которой Уланова и Малинин отправились разыскивать Лемелехеса. Самого Малинина убивать не стали, а повели под конвоем к собственной даче, где в машине Лемелехеса на водительском сиденье якобы уже лежал застреленный Егоров. Трупы Малинину будто бы приказали схоронить ("хочешь - закопай, хочешь - в озере утопи"), что он и сделал, напуганный угрозами преступников. Кто были эти таинственные убийцы, Малинин судить не берется.

Вскоре Малинина арестовали. Вместе с ним в разряд подозреваемых попал и его приятель Олег Бычков, помогавший, по данным следствия, "хоронить" убитых в озерах.

Самого Рубиновича областной прокуратуре, к сожалению, допросить так и не удалось. Как уже упоминалось, он предпочел скрыться из Выборга. Одни связывали его поспешный отъезд с задержанием Малинина и Бычкова, другие - с тем, что на экс-спикера снова поступил "заказ".

А акции Лемелехеса и Фарина достались предпринимателю Александру Петрову. По крайней мере, еще весной 2000 года директор фирмы "Лаф" (учрежденной родственниками Фарина и Лемелехеса) Добринов выдал Петрову доверенность на эти акции. Срок доверенности истекал лишь осенью. К этому времени Лемелехес и Фарин были мертвы.

Выборгский передел

Между тем передел собственности в Выборге только начинался. Война шла буквально за каждый дом, за каждое предприятие...

После того как в выборгской мэрии воцарился Георгий Порядин, вопрос с административным ресурсом был практически решен. К примеру, пост руководителя аппарата городской администрации занял бывший предприниматель Олег Цой. Следом за Цоем в мэрии появились и другие новые люди. Многие из тех, кто когда-то составлял депутатское и коммерческое окружение спикера, теперь оказались допущены к рычагам местной власти. Мечта Рубиновича управлять Выборгским районом осуществилась, но произошло это по прихоти судьбы, уже без него и вопреки ему.

При новом мэре в Выборге началась смутная эпоха имущественных конфликтов. Выборгские охранные предприятия мгновенно раскололись на два лагеря - по числу воюющих сторон. В орбиту акционерных споров оказались втянуты не только "Вэнко", но и городские гостиницы "Дружба" и "Выборг-Карелия", и даже местная кондитерская фабрика. Несколько раз объекты "Вэнко" брали штурмом, они переходили то в руки сторонников Петрова, то в руки сторонников Рубиновича. Все закончилось тем, что "Вэнко" потеряла свои лидирующие позиции на региональном топливном рынке и превратилась в сравнительно небольшую фирму с совершенно другим названием - "ВТК". У ее руля, как, впрочем, и у руля большинства выборгских предприятий, остались оппоненты Рубиновича.

Требуется "черный гений"

В настоящее время бывший выборгский спикер находится под стражей в... изоляторе Соснового Бора. Почему именно там? Дело в том, что прокурором Соснового Бора с некоторых пор стал бывший следователь облпрокуратуры Станислав Румянцев, который, будучи сотрудником управления по расследованию особо важных дел, занимался раскрытием убийства Улановой и Егорова. Сейчас, когда главный подозреваемый нашелся, Румянцев не захотел расставаться с делом и предъявил Рубиновичу обвинение в двойном убийстве и похищении Лемелехеса.

Между тем, каков бы ни был исход следствия, репутация экс-спикера и главы муниципального образования уже основательно подмочена. Сомнительно, чтобы даже в случае полного оправдания Сергей Рубинович когда-нибудь смог вернуться в выборгскую политику и бизнес. У себя на родине образ Рубиновича вообще демонизирован до смешного. В противоположность былому "симпатичному" имиджу местные слухи теперь рисуют его как кровавого и беспринципного бандита, затеявшего в маленьком приграничном городе имущественный передел. Характерно, что представители местной власти в своих скупых интервью никак не опровергают эти слухи. Скорее, поддерживают. И теперь каждый сознательный выборжанин твердо знает, что во всем плохом, что происходит в Выборге, виноваты Рубинович и его люди.

Если на улицах стреляют, это группировка Рубиновича затеяла "разборки". Если в подъезде у старушки отняли пенсию, это людям Рубиновича не хватает на дозу. Надо полагать, что если в кране однажды не окажется воды (а в Выборге это бывает часто), то крайним будет все тот же Рубинович.

"Черный гений" Рубиновича на самом деле очень нужен Выборгскому району. Будущей весной здесь снова должны состояться выборы главы администрации, и не исключено, что районной власти еще понадобится человек, на которого можно все списать.

Из истории вопроса. Целлюлозно-бумажный бунт

Самым ярким моментом в биографии Сергея Рубиновича навсегда останется его участие в событиях на Выборгском целлюлозно-бумажном комбинате (ВЦБК). Некоторые даже считают выборгского спикера основным вдохновителем знаменитой стачки.

В конце 1990-х годов на ВЦБК вспыхнуло настоящее вооруженное восстание. Ночь на 14 октября 1999 года запомнилась всей стране: рабочие комбината вступили в бой с бойцами спецподразделения "Тайфун" и судебными приставами, прибывшими опечатывать имущество предприятия-банкрота. Весть об этом облетела все центральные телеканалы и газеты, а предводители восстания - Виталий Киряков и Александр Ванторин - на короткое время стали народными героями. Но имена еще двух "героев" - братьев Рубиновичей - так и остались в тени.

К этому времени Сергей Рубинович уже был председателем выборгского муниципального собрания. Его депутатский корпус почти сплошняком состоял из местных предпринимателей. В 1997 году они не только провозгласили Рубиновича своим спикером, но и назначили его главой муниципального образования "Выборгский район Ленинградской области".

В начале 1998 года внимание Рубиновича и депутатов обратилось на Выборгский ЦБК. Предприятие, расположенное за пределами городской черты, в поселке Советский, уже более года считалось банкротом. Собственником обанкроченного комбината являлась иностранная компания "Нимонор Инвестменте", зарегистрированная где-то в офшорной зоне Кипра. Никакого доверия у полуголодных рабочих (на ЦБК давно не выплачивалась заработная плата) "Нимонор" не вызывал. На этом и решили сыграть депутаты, которым уникальный комбинат (во всем мире таких еще только три), по всей видимости, показался очень легкой и лакомой добычей.

Народ девятитысячного поселка Советский, на дух не переносивший "Нимонора", принял депутатов с распахнутыми объятиями как своих спасителей. На предприятии была создана инициативная группа - для оказания общественного сопротивления "проклятым капиталистам" с таинственного Кипра. В инициативную группу вошли Спартак Рубинович, Виталий Киряков, Александр Ванторин - все без исключения депутаты городского совета. Рубинович-старший в качестве "главы муниципального образования" тоже периодически появлялся в поселке.

Просто удивительно, как эти не слишком образованные люди, слывшие в Выборге вчерашними фарцовщиками, могли так грамотно срежиссировать пролетарскую забастовку и при этом использовать в своих целях вроде бы похороненную коммунистическую идею. Вряд ли Рубиновичи всерьез читали марксистских классиков, но они показали себя блестящими практиками. Они не скрывали своего высокого имущественного положения, ездили на митинги на джипах (вместо броневиков), сорили деньгами в местных кафе и все равно вошли в доверие к нищему населению поселка. Представителей "Нимонора" просто перестали пускать на комбинат. ЦБК провозгласили "народным предприятием", его директором (опять-таки "народным") избрали Александра Ванторина. Виталий Киряков возглавил стачечный комитет.

"Приспешники иностранцев!" - кричали на улицах Советского тем, кто приезжал сюда вести переговоры от имени "Нимонора", и "наймиты иностранного капитала" стыдливо убирались прочь.

Отчаявшись попасть на комбинат, руководство "Нимонора" переуступило свои права на комбинат компании "Алцем ЮК". Вероятно, собственники надеялись, что перед авторитетом одного из представителей "Алцема" - известного "водочного короля" Александра Сабадаша - забастовщики не устоят. Но рабочие, чувствуя поддержку депутатов, оказали Сабадашу еще более яростное сопротивление. Все закончилось перестрелкой, завязавшейся между защитниками комбината и бойцами "Тайфуна" в ту знаменитую октябрьскую ночь. Несколько рабочих были ранены. Сам Сабадаш, случайно попавший в эпицентр озверевшей толпы, был сильно избит и некоторое время лежал в больнице.

После кровавой потасовки на Выборгском ЦБК страна была в шоке. Кремль ожидал, что волна аналогичных забастовок пройдет по всей России. Везде были недовольны результатами приватизации промышленных гигантов. Казалось, новая революция - на пороге. И кто на этот раз разжег пламя "мирового пожара"? Скромные провинциальные депутаты из Выборга во главе с Рубиновичем.

Однако "мирового пожара" не получилось. Дело в том, что Рубинович неожиданно изменил тактику. Каким-то образом ему удалось договориться с Сабадашем (ходили слухи, что "водочный король" заплатил выборгскому спикеру пять миллионов долларов отступных), и "Алцем" наконец-то вошел на комбинат. Деморализованные отступничеством депутатов рабочие не оказали людям Сабадаша никакого сопротивления. Пролетарская революция закончилась пшиком.