Политика
11.07.2018

Адмирал Донской вывел судью Корогодова на чистую воду

Адмирал Донской вывел судью Корогодова на чистую воду
  • Игорь Корогодов. Фото "Ъ"
Пойманый на вымогательстве адвокат Изместьева Александр Мосин может отправиться к своему подзащитному

Московская прокуратура направила в суд резонансное уголовное дело в отношении бывшего судьи Арбитражного суда Москвы Игоря Корогодова и адвоката Александра Мосина, ранее защищавшего получившего пожизненный срок экс-сенатора от Башкирии Игоря Изместьева. Ранее агентство "Руспрес" называло адвоката Мосина "ближайшим помощником Изместьева, который в настоящее время управляет его финансами и в лицо знает персонажей «кингисеппской» группировки, т.к. участвовал в обслуживании их деньгами и рабочими местами". Они обвиняются ГСУ СКР по Москве в покушении на хищение $70 тыс у гендиректора ОАО «Судкомгрупп», а в прошлом первого заместителя начальника управления кадров ФПС Игоря Донского. Как сообщает "Ъ", уголовное дело о покушении на мошенничество в особо крупном размере (ч. 3 ст. 30 ч. 4 ст. 159 УК РФ) и посредничестве во взяточничестве в особо крупном размере (ч. 4 ст. 291.1 УК РФ) в отношении судьи Корогодова и адвоката Мосина было лично возбуждено председателем Следственного комитета России Александром Бастрыкиным в конце апреля 2016 года.

 

В ходе предварительного следствия выяснилось, что в январе 2016 года судье Корогодову стало известно о том, что его коллега по Арбитражному суду Москвы Вадим Сторублев рассматривает дело о банкротстве ОАО «Судкомгрупп», основным видом деятельности которого являлись финансовое посредничество, лизинг и сублизинг.

 

В сложившейся ситуации назначенная арбитражным судом конкурсный управляющий Александра Бехтина собиралась в рамках судопроизводства привлечь Игоря Донского, на тот момент являвшегося гендиректором ОАО «Судкомгрупп», к финансовой ответственности со стороны кредиторов. Зная об этом, господин Донской обратился к своему знакомому судье Корогодову за юридической консультацией и разъяснениями.

 

Следует отметить, что господин Донской много лет прослужил в ВМФ, в том числе на крейсерской атомной подводной лодке «К-222», прозванной за свою дороговизну «золотой рыбкой». Был участником трех дальних походов для несения боевой службы, выполнения задач боевой подготовки и решения специальных задач в различных районах Мирового океана. В 1988 и 1990 годах принимал участие в переходах подводных лодок «К-302» и «К-132» с Северного на Тихоокеанский флот подо льдами Арктики. За годы службы Игорь Донской был единственным из политработников, удостоенным орденов Красного Знамени и Красной Звезды. Затем он перевелся в Федеральную погранслужбу, откуда уволился в звании контр-адмирала и занялся бизнесом.

 

Как следует из материалов уголовного дела, судья Корогодов посоветовал господину Донскому поговорить на эту тему с адвокатом адвокатской палаты Москвы Александром Мосиным, который якобы хорошо знал судью Вадима Сторублева, а поэтому мог поспособствовать вынесению удобного для главы «Судкомгрупп» решения. Дальнейшие переговоры с Игорем Донским непосредственно вел адвокат Мосин, который и предложил заплатить $70 тыс. Эту сумму якобы необходимо было передать судье Сторублеву. Господин Донской, разобравшись в ситуации, сообщил о коррупционном предложении в ФСБ.

 

Оперативный эксперимент по передаче денег состоялся 22 апреля 2016 года недалеко от Донского монастыря. На этой встрече и были задержаны судья Корогодов с адвокатом Мосиным, получившие под контролем чекистов вместо вознаграждения имитирующую его бумажную «куклу». Свою вину они признали частично, а в связи с тем, что совершили особо тяжкое преступление, предусматривающее более 10 лет лишения свободы, добиться особого порядка рассмотрения своего дела не смогли. Тем не менее Симоновский райсуд, в котором пройдет процесс, наверняка учтет признания фигурантов.

 

Судья Сторублев, под которого злоумышленники хотели получить крупную сумму, во время всей этой истории находился на лечении в Германии и к махинациям, как выяснило следствие, отношения не имел. Тем не менее из судебной системы он уволился.