Политика
13.08.2018

Сечин снова тратит миллиарды на Мадуро

Сечин снова тратит миллиарды на Мадуро

  • Игорь Сечин (слева) и президент Венесуэлы Николас Мадуро. Фото Anadolu Agency/Getty Images
"Гибкость" Роснефти стоит России очень дорого
По данным "Ъ", канадская фирма Crystallex требует у венесуэльской PdVSA компенсации $1,4 млрд убытков за национализацию золотодобычи. Судом США арестован актив венесуэльцев — американская Citgo, 49,9% акций которой находятся в залоге у "Роснефти". После потери залога Игорь Сечин спишет $1,5 млрд кредита Венесуэле.

Как отмечало агентство "Руспрес", с 2014 по 2016 год Игорь Сечин потратил 6 млрд госкомпании "Роснефть" на убыточные закупки нефти у той же венесуэльской PdVSA. К тому же в 2016 году "Роснефть" предоставила неназванным банкам поручительства на €9 млрд сроком до 2022 года - "с целью гибких расчетов для трейдинга углеводородами".

Канадская Crystallex в суде штата Делавэр добилась ареста американских активов венесуэльской госкомпании PdVSA — нефтеперерабатывающей Citgo. Ответчиком по иску выступала структура PdVSA — PDV Holding, которой принадлежит 100% акций Citgo (крупнейший ее актив — НПЗ с переработкой около 750 тыс. баррелей в сутки). PdVSA подала апелляцию, отмечало AFP, о принятии ее к производству пока не сообщалось. Crystallex требует с венесуэльской нефтекомпании $1,4 млрд в качестве компенсации убытков за национализацию ее золотодобывающих активов в стране в 2011 году. С 2017 года Crystallex настаивала на аресте активов PdVSA в качестве обеспечительных мер.

Поводом для иска канадской компании стали опасения, что 49,9% акций Citgo перейдут к «Роснефти»: ее структура Rosneft Trading получила в 2016 году эту долю в залог по кредиту Венесуэле на $1,5 млрд. Crystallex называла сделку «мошеннической передачей активов». Опрошенные юристы затруднились предположить, что будет с залоговыми правами «Роснефти» при том или ином развитии процесса (не ясно, что именно арестовал суд — акции или активы Citgo).

При этом не раз неофициально сообщалось, что «Роснефть» хотела избавиться от залоговых прав. В июле 2017 года Reuters писало, что «Роснефть» может обменять залог Citgo на доли в месторождениях в Венесуэле, позже Financial Times сообщала, что Минфин США рассматривает заявку швейцарского трейдера Mercuria на выкуп долга PdVSA перед «Роснефтью», но о каком-либо продвижении сделок неизвестно. Глава российской госкомпании Игорь Сечин в конце 2017 года давал понять, что «Роснефть» может отдать этот залог. «Было бы глупо предположить, что нам нужен этот актив, когда мы находимся в состоянии санкций»,— говорил он. По его словам, компания просто обеспечивает свое финансовое сотрудничество за счет залога. В «Роснефти» сейчас ситуацию не комментируют.

«Роснефть» — один из крупнейших иностранных доноров экономики Венесуэлы, находящейся на грани дефолта. Из всех российских нефтекомпаний только она не покинула страну, ей принадлежат доли в нескольких месторождениях. Кроме того, «Роснефть» помогала PdVSA предоплатами за поставку нефти и нефтепродуктов, год назад долг достигал $6 млрд (в прошлом году российская компания заявляла о приостановке предоплат). Как отмечала «Роснефть» в отчете по МСФО за второй квартал 2018 года, долг Венесуэлы перед «Роснефтью» составлял $3,6 млрд.

«Практика наложения ареста на имущество ответчика достаточно распространена, американские суды более охотно прибегают к таким мерам, нежели российские,— замечает партнер адвокатского бюро "Андрей Городисский и партнеры" Дмитрий Любомудров.— В данной ситуации речь идет о наложении ареста из-за того, что, по мнению истца, операции PdVSA были направлены на мошеннический вывод средств, за счет которых могли быть удовлетворены требования истца». Позиция PdVSA сводится к тому, что формально должником является не она, а Венесуэла, поясняет юрист. [...]

«Шансы на снятие ареста зависят от того, согласится ли с этими доводами американский суд, или же признает, что фактически актив является собственностью Венесуэлы и арест правомерен»,— полагает господин Любомудров, напоминая об арестах имущества госкомпаний по долгам государства, например, в рамках претензий акционеров ЮКОСа против России.