Политика
05.12.2008

Выйдет спикер из тумана?

Ебралидзе двигает карьерный рост Тарасова
Председатель парламента в любой демократической стране - этой `человек No2` в политической иерархии после главы государства. Поскольку от спикера во многом зависит принятие того или иного закона, прохождение бюджета, выгодные компромиссы в межфракционных войнах. Неоднократно государственные перевороты совершались в результате противостояния законодательной и исполнительной ветвей власти - это, кстати, классический сценарий для России. Как правило, парламентские вожаки - личности харизматические, с большими властными амбициями и лоббистскими способностями. Но бывают и редкие исключения. Взять хотя бы Санкт-Петербург. О спикере местного парламента Сергее Тарасове даже петербуржцы знают очень мало. Восполним пробел.

Не просто зять

Законодательное собрание Санкт-Петербурга (ЗАКС) вообще полтора года как-то обходилось без спикера. Ровно столько времени депутатам понадобилось, чтобы окончательно определиться с `комфортной` для Смольного кандидатурой. Они пытались голосовать то за Сергея Миронова - извечного оппонента губернатора Владимира Яковлева, то стремились выбрать Аркадия Крамарева - бывшего начальника петербургской милиции. Спикером чуть было не стал Виктор Новоселов. Но его взорвали в 1999 году, возможно, как раз по причине слишком явных притязаний на пост председателя ЗАКСа.

Но вот, наконец, в июне прошлого года питерские парламентарии сделали свой выбор (с 12-ой попытки!), который пал на Сергея Борисовича Тарасова, крайне мало, чем выделявшегося на законодательном поприще. Единственное, что всем было известно о 40-летнем симпатичном мужчине - это любимый зять знаменитой актрисы Алисы Бруновны Фрейндлих И все. Хотя Сергей Борисович прозаседал в ЗАКСе аж с 1994 года.

Впрочем, о Тарасове ходили разные слухи. Будто бы он подался в депутаты, что-то там напортачив в бизнесе. Нынешний спикер ЗАКСа в конце 80-х, после райкома ВЛКСМ, работал заместителем директора `Ленэкспо`, коммерческим директором СП `КОМПАН` по производству компьютеров, в 1991 году создал собственное предприятие `Бутан`, а затем стал руководителем и соучредителем еще десятка фирмочек с говорящими названиями `Монархъ`, `Фарминвест`, `Теннис-клуб`, `Авто-интернэшнл` и даже в АОЗТ `Институт дамасских сталей` поучаствовал. Словом, типичный комсомолец перестроечной поры. Но и на ниве частного предпринимательства Тарасов был неприметен. О нем никто не мог сказать `известный в городе коммерсант`, а тем более `авторитетный бизнесмен`. Возможно, о скрытых бизнес-талантах Тарасова больше знают его деловые партнеры (о них ниже), но для широкой публики эта сторона жизни `политика No2` Санкт-Петербурга по сей день покрыта мраком.

Гораздо больше известно о том, как дважды избирался г-н Тарасов в питерский ЗАКС. Политическая карьера Сергея Борисовича началась в 1994 году, когда он был, по сути, назначен депутатом ЗС первого созыва. Выборы в его округе не состоялись (явка избирателей составила менее положенных 25 процентов), но мэр Анатолий Собчак отменил решение окружной комиссии и признал полномочия Тарасова. С таким же успехом мэр мог своим распоряжением утвердить новую таблицу умножения...

В парламенте затем Тарасов себя никак не проявил - за первые четыре года работы в Мариинском Дворце он внес один законопроект, который не был принят, и не подал ни одной поправки к чужим проектам. Вообще в зале заседаний его видели нечасто - в многочисленных интервью он говорил, что своей основной задачей считает работу в округе, а не в стенах Мариинского дворца. Но и в округе его деятельность была как-то скрыта от электората.

Поэтому, когда в 1998 году Сергей Борисович решил переизбираться в ЗАКС, многие его коллеги расценили это как неудачную шутку. `Шутка` оказалась не столь уж неудачной... В ходе досрочного голосования в ЗС по 39-му округу Тарасов обеспечил себе более тысячи голосов, `должным образом` организовав работу в военных училищах. Несмотря на то, что агитация на территории воинских частей и училищ была запрещена, г-н Тарасов оказался почему-то единственным среди конкурентов, кого пустили на территорию Военно-морского института им. Дзержинского (ВМИИ) и военно-транспортного университета (якобы для отчета о своей депутатской деятельности в ЗС). В письме на имя председателя окружкома заместитель начальника ВМИИ объяснил необходимость досрочных выборов специфическим характером вахтенной службы и нахождением личного состава в отпусках и командировках 6 декабря. График досрочного голосования ВМИИ был расписан буквально по часам, на неделю вперед и заранее согласован с ВТУ. В результате, проиграв на 13 из 14 участков округа,

Тарасов `выиграл` выборы за счет военнослужащих. Вряд ли такое было возможно без негласной поддержки Смольного.

Да и спикером ЗАКСа Тарасов стать самостоятельно не смог, как его не поддерживала городская администрация. Он прошел на эту должность в `пакете` с Сергеем Мироновым, который имел серьезное влияния и опыт работы в парламенте, являлся доверенным лицом самого Владимира Путина в Петербурге на президентских выборах-2000. Голосуя за Тарасова, многие оппозиционные фракции полагали, что он будет, как и прежде, выполнять свои функции формально, а реальным спикером станет его зам. Миронов. Но не тут-то было. Недаром, видно, Сергей Борисович в свое время был награжден медалью `За отличную службу по охране общественного порядка`.

В немногочисленных интервью новоиспеченный спикер петербургского парламента неизменно подчеркивал, что знаменитая теща Алиса Фрейндлих к его политической деятельности не имеет никакого отношения. И он был абсолютно прав. Некоторые аналитики, анализируя обстоятельства карьерного взлета Сергея Тарасова, сходятся во мнении, что своему возвышению неприметный парламентарий с интересной внешностью обязан другой женщине - супруге губернатора Ирине Ивановне Яковлевой. Именно она стала `путеводной звездой` для Сергея Борисовича, ограждала его от различных неприятностей, помогала советами, и, имея особое влияние на мужа-градоначальника, убедила его в том, что именно такой человек как Сергей Тарасов идеально подходит для должности спикера ЗАКСа.

Тень губернатора

Все без исключения наблюдатели оценили выдвижение Тарасова, как сокрушительную победу губернаторской `семьи` над непокорным парламентом. Да и сам Сергей Борисович своих более чем дружеских отношений с градоначальником и его окружением скрывать и не пытался. В самых первых победных интервью в должности председателя ЗС он прямо говорил: `Если мне не удастся сделать таким образом, чтобы исполнительная и законодательная власти работали в унисон, то грош мне цена как спикеру`. И Тарасов никогда не уставал откровенно признаваться журналистам в любви к губернатору: `С Владимиром Яковлевым я знаком давно, лет двадцать. Мы когда-то работали с ним в одном районе - я в райкоме комсомола, он в строительном тресте. Если не ошибаюсь, он был в нем секретарем партийной организации. Он, наверное, сейчас не помнит, но в свое время мы решили построить в районе на пустыре теннисный корт. Мы своими руками там все копали, настилали покрытие, десять раз переделывали, короче, строили его с огромным энтузиазмом. Этот корт и сейчас существует. Владимир Анатольевич помогал нам: подсказал, где можно взять дешевые материалы, как связаться с людьми, которые могут посодействовать, за что я его до сих пор очень уважаю...`. Судя по всему, лет двадцать Тарасов знаком и с супругой губернатора.

И все совместные появления губернатора и спикера на публике были настолько тщательно отрежиссированы (чувствовалась опытная рука некогда главного губернаторского имиджмейкера Алексея Кошмарова, которого к спикеру `прикрепила` Ирина Ивановна Яковлева) с одной целью - доказать взаимное доверие и партнерство. Так впервые за многие годы официальную делегацию общественности Санкт-Петербурга в Финляндию в 2000 году вместе возглавили руководители исполнительной и законодательной власти. Этот факт был отмечен во многих публикациях западных средств массовой информации, чего, собственно, и добивались пиарщики Смольного. Или другой пример. Перед утверждением совместного проекта Устава Петербурга (к слову, губернатору по некоторым ключевым пунктам Устава не удавалось достичь консенсуса с ЗС много лет) Владимир Яковлев и Сергей Тарасов решили сыграть партию в бильярд в загородной правительственной резиденции. Правда, друг против друга выступать не стали. Предложили депутатам ЗС Виталию Калинину и Игорю Михайлову сыграть пара на пару. Победил дуэт спикера с губернатором. Выглядело это символично и даже фантастично, как потом восторженно отмечали питерские СМИ, `потому что такая идиллия между исполнительной и законодательной ветвями власти города до этого момента могла присниться только во сне`. А о том, что Яковлев и Тарасов вместе играют в футбол по воскресеньям, конечно же, в одной команде, и говорить не приходится. Как же может быть иначе - они же партнеры!

А какие же отношения у губернатора и его `верного` спикера были на самом деле? Сравнение с Дон Кихотом и Санчо Пансой в данном случае не вполне уместно, поскольку Владимира Яковлева невозможно назвать воителем ветряных мельниц, равно как и Ирину Ивановну - прекрасной Дульсинеей. А вот Тарасова роль оруженосца губернаторской `семьи` очень даже устраивает.

В Совете Федераций, к примеру, губернатор и спикер на пару долго носились с идеей законопроекта `Об особом (интеллектуальном) статусе Санкт-Петербурга`. Затея, естественно, провалилась, и оставить себе под этот закон все федеральные налоги на 2 года не удалось. Зато сколько было пафосных интервью Тарасова об особой роли северной столицы, а значит и ее губернатора. Собственно, на этом все законодательные инициативы Тарасова и закончились. В питерском парламенте его активность равна нулю. Дошло до того, что Сергей Борисович поклялся Владимиру Анатольевичу делать за него всю `грязную` работу, то есть, вопреки обычной мировой практике, выносить на суд депутатов от имени законодательной власти, а не исполнительной `все непопулярные законы, про те же тарифы на газ, свет, тепло`. Где вы еще такое видели, в каком парламенте?

И пошло-поехало. Бюджет в первом чтении - извольте, законопроекты, составленные с единственным расчетом - чтобы `на губернаторское вето не нарываться`, - милости просим, миллион баксов для подконтрольного Ирине Яковлевой телеканала ТРК `Петербург` из городского бюджета - мигом... Создается впечатление, что Тарасов в одночасье готов и ЗАКС распустить, лишь бы вновь заняться любимыми его сердцу гонками на мотоцикле.

Впрочем, те, кто склонен расценивать Тарасова лишь как послушную пешку в руках супруги губернатора Яковлева, торопятся с выводами. Дежурных определений `гибкий и предсказуемый` явно недостаточно для его исчерпывающей оценки. Плохо образованный подросток из медвежьего угла (Сергей Борисович заканчивал среднюю школу аж на Чукотке), который только в 16 лет впервые увидел питерский трамвай, все-таки не случайно сделал головокружительную карьеру.

`Рыночные` отношения

Любимая фраза Тарасова, которую он неоднократно повторял в прессе: `Мне не нравится слово `спикер`. Спикер - это спичи, а председатель - это дела`. И у Сергея Борисовича действительно есть общие дела не только с губернатором и его второй половиной, но и с некоторыми авторитетными бизнесменами Петербурга. Прежде всего, с Александром Ебралидзе, который в определенных кругах известен еще как Алик Рынок.

Сергей Тарасов - частый гость престижного питерского клуба `Талион`, хозяином которого является Ебралидзе (кстати, в этом же заведении часто устраивались семейные торжества губернаторской четы, в частности, свадьба Яковлева-младшего проходила именно здесь). Но вряд ли теплые отношения Тарасова и Ебралидзе ограничиваются только задушевными разговорами в ходе совместных обедов. Любопытно, что клуб `Талион` имеет, кроме ресторана класса `люкс`, где недавно даже отобедал Герхард Шредер, фитнесс-центра, сигарного салона, еще и приватную сауну с бассейном, где так удобно производить скрытые видеосъемки (вспомним `банную историю` экс-министра юстиции Ковалева).

В Петербурге многие уверены, что все избирательные компании Тарасова финансировал коммерческий центр `Питер`, совладельцем которого также является Александр Ебралидзе. А КЦ `Питер` - это и широкомасштабная реконструкция петербургских рынков (Апраксин двор, Сенной и Троицкий рынки), это и поставленная на широкую ногу торговля китайским и турецким ширпотребом и продуктами питания на этих рынках, это и безграничные возможности оперировать огромными суммами наличности. Возможна ли такая серьезная коммерческая деятельность без столь же серьезного политического и криминального прикрытия в городе, который считается `северным Палермо` - вопрос риторический. А вложенные в политическую раскрутку средства принято отрабатывать.

Кстати, Александр Ебралидзе был одним из подозреваемых по делу об убийстве несостоявшегося спикера питерского ЗАКСа Виктора Новоселова. Его же злые языки, называли подельником Михаила Мирилашвили, которого сейчас обвиняют в убийствах и похищении людей.

Но интересы Ебралидзе давно не ограничиваются толкучками и блошиными рынками. Алик Рынок все пристальней в последние годы присматривается к питерским портам, к морским перевозкам. И здесь ему без серьезной лоббистской поддержки опять никак не обойтись. И в связи с этим по-разному можно оценивать заявления Сергея Тарасова следующего содержания: `Я полностью поддерживаю идею о развертывании в акватории Невской губы на площади в 400 кв. км Большого порта, мощность которого превысит в 2011 году 60 млн. тонн. Такие проекты, естественно, будут интересны инвесторам`. Хочется верить, что такого рода амбициозные проекты будут интересны и городскому бюджету, а не только хорошим знакомым Сергея Тарасова и ему самому. Впрочем, цена вопроса настолько велика, что в ходе реализации задуманного в Петербурге могут произойти неожиданные политические потрясения, вплоть до губернаторских перевыборов и замены ныне действующего градоначальника на лояльного `портовым инвесторам` губернатора.

Опасная лояльность?

В последнее время, как отмечают наблюдатели, в отношениях спикера ЗАКСа с отдельными представителями губернаторской `семьи` произошло некоторое охлаждение, словно черная кошка пробежала. Дело в том, что Смольный хотел бы видеть на посту руководителя Контрольно-счетной палаты ЗАКСа (КСП) своего человека. Но Сергей Тарасов почему-то приложил максимум усилий, чтобы эту беспокойную должность занял Дмитрий Буренин. Сразу после своего избрания новый глава КСП незамедлительно вплотную занялся финансовой стороной деятельности Комитета здравоохранения губернаторской администрации. И в Петербурге разразился `таблеточный скандал`, как его окрестили СМИ, в ходе которого были обнародованы многочисленные нарушения чиновников Смольного при закупке льготных лекарств для города. А, как известно, вице-губернатор Анатолий Каган, возглавляющий ныне Комитет здравоохранения горадминистрации, ранее руководил 1-й детской городской больницей, активно сотрудничавшей с двумя благотворительными фондами, находящимися под патронажем Ирины Яковлевой. Кагана в городе считают ставленником Ирины Ивановны. И вот теперь у этого вице-губернатора крупные неприятности, которых могло и не быть, если бы КСП возглавил лояльный губернаторской `семье` человек. А сколько таких скандалов впереди?

Но губернатор Владимир Яковлев пока полностью уверен в лояльности и преданности спикера ЗАКСа (чего уже не скажешь о его супруге, принимающей активное участие в закулисной политической жизни города). Хотя градоначальнику все же следовало бы повнимательнее прислушаться к некоторым высказываниям Сергея Тарасова и призадуматься над ними уже сегодня. Например, к такому заявлению: `Надо учитывать статус губернатора Санкт-Петербурга. Губернатор Яковлев может уйти со своего поста только на очень высокую должность, думаю, что даже вице-премьера будет маловато - адекватен только пост уровня премьер-министра или председателя Совета Федерации`. То есть, спикер все-таки не исключает вариант досрочных перевыборов любимого патрона? Или вот еще одна неоднозначная фраза: `Кстати, на выборах губернатора Петербурга очень многое будет зависеть от `феномена Ельцина` (это когда Борис Николаевич указал перстом на своего преемника - и народ того избрал). Авторитет Яковлева сегодня настолько высок, что этот феномен вполне может повториться в Петербурге`. Как известно, Владимир Яковлев уже признался журналистам, что 2 января 2002 года назовет имя своего преемника на посту губернатора Санкт-Петербурга. А если это будет не Сергей Тарасов (на что спикер, скорее всего, в тайне надеется)? Что будет тогда? И вновь стоит процитировать Тарасова: `Нестабильность, как шар в бильярде, бьет по экономике, а та в свою очередь - по политике`.