Политика
18.06.2009

Если Глущенко не сдаст Кумарина, то сядет за все убийства бандитского Петербурга

Если Глущенко не сдаст Кумарина, то сядет за все убийства бандитского Петербурга
Обвинения СКП и "предсмертная записка" депутата Вячеслава Шевченко: "Миша убил очень многих людей"

Интрига с возбуждением следственным управлением по Петербургу уголовного дела по убийству, которое произошло пять лет назад на Кипре, раскрыта. В организации преступления силовики подозревают бывшего депутата Госдумы Михаила Глущенко, который был задержан во вторник в Выборгском районе Петербурга. Человек, к которому имелось и имеется много вопросов, просто пришел получить новый паспорт.

Задержание Михаила Глущенко получило большой резонанс не только в Петербурге, где его «давно ждали», но и в Москве. В среду утром в СКП при Генеральной прокуратуре РФ официально объяснили причину интереса к бывшему депутату. Глущенко задержан в рамках расследования уголовного дела по факту убийства в марте 2004 года на территории Республики Кипр троих российских граждан: Юрия Зорина, Виктории Третьяковой и бывшего депутата Государственной думы РФ Вячеслава Шевченко. При этом, как уточняется в сообщении СКП, экс-депутат подозревается в организации названных убийств. Следствие уже вышло в суд с ходатайством об аресте Глущенко. Как говорится, следствие продолжается.

Тем временем меньше, чем через сутки после задержания Михаила Глущенко, а затем заявления СКП о его причастности к убийству Вячеслава Шевченко, в интернете появился документ "предсмертная записка", который, якобы, принадлежит перу Шевченко, и в котором он выражает обеспокоенность за свою жизнь. И связывает это беспокойство с именем Михаила Глущенко (комментарий ИА "Руспрес": с текстом документа возможно ознакомиться ниже).

Убийство одного из братьев Шевченко и его друга и бизнес-партнера Зорина произошло на Кипре, куда мужчины отправились отдыхать. Тела бизнесменов, а также находившейся с ними женщины, были обнаружены 23 марта 2004 года на одной из частных вилл недалеко от города Пафос. Убитых нашел адвокат, с которым у предпринимателей была назначена встреча. Юрист вызвал полицию на виллу после того, как клиенты не вышли на связь в назначенное время. Полиция и адвокат нашли три тела в полиэтиленовых мешках в ванной. Вскоре была установлена и личность погибшей женщины. Ей оказалась Валентина Третьякова, 1978 года рождения (вполне вероятно, она являлась переводчицей).

Братья Шевченко и Зорин являлись знаковыми фигурами для петербургского делового мира и даже политики 90-х годов прошлого века. С их именами связан разветвленный бизнес в городе. Более того, можно говорить, что они прямо или косвенно являлись совладельцами и руководителями многих престижных торговых и развлекательных заведений на Невском проспекте. В эту бизнес-империю, в частности, входили ОАО «Норд», клубы «Голливудские ночи» и «Голден долс», ООО «Восточные сладости», известные в Петербурге бренды «Север» и «Метрополь».

Юрий Алексеевич Зорин (на фото слева) был одним из создателей и руководителей Фонда инвалидов, ветеранов войны и военной службы города и области, ЧИФ «Ветеран» (последний в свое время оказался в эпицентре скандала, связанного с ваучерными махинациями - ваучеры, использованные вкладчиками в качестве средства платежа при приобретении акций ЧИФ «Ветеран», были использованы фондом при покупке на аукционах акций приватизированных предприятий, однако, за все время своего существования фонд выплатил дивиденды лишь по итогам работы за 1994 год. В конец 90-х ЧИФ прекратил существование, так и не рассчитавшись со своими вкладчиками).

В 1995 году Зорин избран президентом ОАО «Норд» (одна из самых крупных и известных в Петербурге бизнес-структур, в состав которой входит сеть увеселительных заведений, предприятий общепита, мебельная фабрика, охранные и медиаструктуры).

51-летний Вячеслав Шевченко был депутатом Государственной думы с 1995 по 1999 год. Место в Думе он получил по списку ЛДПР. В качестве депутата он являлся заместителем председателя думского комитета по туризму и спорту. По одним данным, Шевченко был дружен с Жириновским. По другим – место в проходной части списка стоило ему очень дорого.

Вместе с Шевченко депутатами от ЛДПР из Петербурга тогда стали Михаил Глущенко и Михаил Монастырский. Монастырский впоследствии числился в федеральном розыске. Фамилия Глущенко в последнее время упоминалась в связи с расследованием уголовного дела и судом над обвиняемыми в убийстве Галины Старовойтовой. В ходе этого процесса из уст свидетелей звучало и имя Шевченко.
На протяжении многих лет коммерческую и политическую деятельность Шевченко связывали с т.н. «тамбовским сообществом». Сам Вячеслав Шевченко долгое время находился в поле зрения правоохранительных структур. В 1993-м году ГСУ при ГУВД расследовало уголовное дело о хищении государственного имущества, фигурантами по которому проходили оба брата Шевченко и еще несколько человек. Затем дело было приостановлено, а в 1995-м - прекращено по амнистии.

Повышенное внимание к Шевченко-старшему было привлечено в 1999 году - как к предполагаемой жертве т.н. «банды Шутова» (машину Шевченко якобы собирались подорвать миной). В это же время истек срок его депутатских полномочий, а свои вторые выборы он проиграл Александру Невзорову в ходе довыборов в Госдуму в Ленобласти.

Широкую огласку получило и т.н. «дело Шевченко» - братьев обвиняли в вымогательстве нескольких тысяч долларов. В связи с этим делом Вячеслав даже находился «в бегах» - в этом статусе он пробыл более двух лет. В Петербург он возвратился только летом 2002 года - после того, как ему была изменена мера пресечения на подписку о невыезде (хотя есть и иная информация - о том, что все это время Вячеслав Алексеевич и не думал покидать пределы города). А главным свидетелем обвинения по делу о вымогательстве выступал небезызвестный Руслан Коляк, который, кстати, еще и утверждал, что восьмое и девятое по счету покушения на него организовывали именно братья Шевченко.

Одним из ближайших деловых партнеров братьев Шевченко и Зорина назывался Владимир Барсуков (Кумарин), суд над которым идет сейчас в Москве.

Столь «удачное» задержание Михаила Глущенко стало для силовиков настоящим подарком. Возможно, оно даст ответы на накопившиеся за долгие годы вопросы. Теперь в списке громких нераскрытых убийств остается только имя вице-губернатора Петербурга Михаила Маневича, погибшего 18 августа 1997 года. Чиновник направлялся на работу в служебном автомобиле, где попал под обстрел снайпера. От полученных ранений в шею и грудь вице-губернатор скончался по дороге в больницу.

Алена Жданова

****

 
В Петербурге арестован бывший депутат Госдумы Михаил Глущенко

 

Куйбышевский райсуд Петербурга вчера выдал санкцию на арест Михаил Глущенко -- бывшего депутата Государственной думы от ЛДПР, боксера, авторитетного бизнесмена и фигуранта целого ряда уголовных дел 90-х годов, когда город на Неве считался «криминальной столицей» России. Основанием для санкции послужило ходатайство питерского управления СКП, представители которого заподозрили г-на Глущенко в причастности к нашумевшему в 2004 году убийству на Кипре двух других известных в прошлом авторитетных питерских бизнесменов -- также экс-депутата Госдумы Вячеслава Шевченко, считавшегося некогда негласным хозяином Невского проспекта, и его партнера по бизнесу, президента финансовой группы «Норд» Юрия Зорина.

Правоохранительные органы надеются, что г-н Глущенко поможет им найти ответы на многие вопросы, касающиеся не только бойни на Кипре, но и убийства Галины Старовойтовой и ряда других громких преступлений. В «лихие» 90-е его многие причисляли к тамбовскому преступному сообществу (предполагаемого лидера этого сообщества Владимира Барсукова-Кумарина сейчас обвиняют в рейдерстве и заказных убийствах). Об этом корреспонденту "Времени новостей" в свое время открыто рассказывал бывший начальник петербургской милиции, а ныне депутат законодательного собрания северной столицы Аркадий Крамарев. По его словам, боксер-депутат, которого в криминальных кругах звали Миша-Хохол (в Россию Глущенко приехал из Украины), не раз подозревался в махинациях с недвижимостью и рэкете.

По сообщению СКП, следствие подозревает г-на Глущенко в организации убийства в марте 2004 года на Кипре трех россиян (поскольку погибшие были гражданами РФ, власти нашей страны вправе проводить свое расследование). Сейчас следственное управление СКП по Петербургу подозревает в организации убийств в марте 2004 года на Кипре трех российских граждан. Тогда на вилле в деревне Пейе в окрестностях города Пафос были найдены тела уже на тот момент бывшего депутата и бизнесмена Вячеслава Шевченко, его партнера Юрия Зорина и их переводчицы Виктории Третьяковой. Обнаружил убийство местный адвокат, которого Шевченко и Зорин вызвали по делу. На подъезде к коттеджу они договорились созвониться. Но предприниматели не отвечали на звонки адвоката, и тот вызвал полицию. Вскрыв дверь, полицейские обнаружили в ванной три тела, завернутых в полиэтиленовые мешки. Потом уже медики установили, что все трое погибли от множественных ударов по голове.

Поначалу появлялась версия, что у Шевченко и Зорина произошел конфликт с коллегами по тамбовской ОПГ. Якобы на Кипр они уехали из-за слишком пристального внимания группировки к их бизнесу и без охраны, поскольку та входила в структуру сообщества. В пользу этой версии говорили происшедшие чуть раньше убийства двух других видных питерских авторитетов. В 2003 году в Москве расстреляли Константина Яковлева, более известного в криминальном мире как Костя-Могила. А еще через три месяца в Ялте был застрелен не менее известный в тех же кругах Руслан Коляк. У них тоже были разногласия с тамбовским сообществом. Заказчики тех преступлений до сих пор не установлены.

Впрочем, какие именно данные о причастности Глущенко к бойне на Кипре теперь появились у следствия, пока можно лишь гадать. Дело в том, что еще в 2001 году он решил вернуться на родную Украину и с тех пор появлялся в России редко, а правоохранительные органы к нему никаких претензий не высказывали. По имеющимся данным, на Украине Глущенко организовал небольшой игорный бизнес, жил там спокойно и в Петербург сейчас вернулся вынужденно и на короткое время. Дело в том, что в 2002 году ему исполнилось 45 лет, и его российский паспорт стал недействительным. Шесть лет он прожил практически без документов, а в 2008 году решил, что паспорт все-таки нужен.

В итоге в аэропорту Внуково был задержан 41-летний петербуржец Василий Химичев, в чьем кармане обнаружили паспорт на имя Глущенко, который был выдан несколько дней до этого паспортной службой 58-го отдела милиции Петербурга. Тогда в отношении замначальника паспортной службы Выборгского района Ольги Евсеевой было возбуждено уголовное дело, но она уверяла, что выдавала документ "оригиналу", а не какому-то Химичеву. И дело кончилось практически ничем.

Поскольку новый паспорт Глущенко был готов, его просто вернули в паспортный стол. Не исключено, что спецслужбы сделали это с умыслом. Как сообщил источник в УФСБ, Глущенко якобы собирался навсегда уехать в США, где уже приобрел недвижимость. А для этого нужен был паспорт, без которого не сделать загранпаспорт.

Расчет, судя по всему, оказался верным. 12 июня Михаил Глущенко прилетел в Россию из Ялты. 15 июня позвонил в 58-й отдел милиции, и, представившись, спросил про свой паспорт. Ему сообщили, что он может приходить, и 16 июня в паспортном столе экс-депутата встретили оперативники УФСБ и следователи СКП. Задержанного сразу же доставили в следственный изолятор УФСБ.

Пока же о логике следствия можно судить только по общеизвестным фактам. Ранее появлялась информация, что Михаил Глущенко был одним из немногих, кто знал, что Шевченко и Зорин в марте 2004 года поехали на Кипр (поездка их была тайной еще и потому, что Шевченко тогда находился под подпиской о невыезде из Петербурга), кто имел дела с Шевченко, Яковлевым и Коляком и кто не поссорился впоследствии с верхушкой тамбовской ОПГ. Но все эти обстоятельства правоохранительным органам еще предстоит изучить.

Также вполне возможно, что следствие будет проверять Глущенко и в связи с убийством депутата Госдумы Галины Старовойтовой, застреленной в ноябре 2008 года в подъезде своего дома в Петербурге. На одном из судебных заседаний по делу исполнителей убийства выступал свидетель, пожелавший остаться неизвестным, семье которого, по его словам, очень помог Юрий Колчин (один из основных фигурантов дела). Одним из благодеяний стало трудоустройство Колчиным юноши в охранное предприятие "Благоверный князь Александр Невский" (ряд сотрудников и руководителей которого сидели тогда на скамье подсудимых). Молодого человека, по его словам, направили сторожить Бадаевские склады, а время от времени он выполнял и другие задания. Свидетель рассказал суду, что об убийстве Галины Старовойтовой он узнал в день преступления. И хотя он сам долгое время (с июля 1998 года) вел слежку за депутатом, считал, что это обычный интересующий руководителей ЧОПа объект, каких в те годы было достаточно. Далее юноша пересказал суду слова Мусина (еще одного фигуранта этого дела), который объяснял ему: "Следить за политиком велел Колчин, а тому -- Глущенко". Тем не менее пока о Старовойтовой в официальных сообщениях СКП речи не идет.

 

Тихаил Телехов

 

Источник: "Время новостей", 18.06.2009

 

****

(Предсмертная записка Вячеслава Шевченко)



Владимир Жириновский, Александр Ефимов, Руслан Коляк, Михаил Глущенко. Фото АЖУР

Если это письмо лопало к вам, значит, меня уже нет в живых. Никогда не думал, что буду писать об этом, несколько раз начинал, но боялся, что попадет в чужие руки до моей смерти. Вообще после показаний в деле Шутова я стал бояться что-либо писать, именно тогда у меня появились проблемы, от которых не могу освободиться до сих пор. Передаю свои записи человеку, которому я безгранично верю и надеюсь, что он найдет способ передать их, как мне обещал.

Все это началось очень давно, когда я еще не был "тамбовским бандитом". Один мой друг по фамилии Зайцев познакомил меня с Михаилом Глущенко, который в то время был уже известным "авторитетом". У меня были проблемы с "малышевской группировкой", они требовали деньги, угрожали убийством. Тогда Миша помог решить мне мои проблемы и с того момента он стал моей "крышей".

В то время были частыми случаи, когда бизнесменов приносящих небольшой доход своей "крыше" и не приносящих им большой пользы, рано или поздно убивали, а бизнес забирали. Подобные схемы в то время работали практически беспроигрышно. Боясь за себя и своих близких, я пытался оказывать всевозможную помощь Глущенко, Кумарину, Ледовских, советами по бизнесу, связями с чиновниками и притягиванию новых коммерсантов под их "крышу". Постепенно я входил в доверие, стал для них необходимым человеком, со мной часто советовались, приглашали для обсуждения "различных тем", проектов в бизнесе.

Все изменилось где-то за полгода до выборов 1995 года. Однажды Миша пришел ко мне и сказал, что я думаю насчет продвижения своего человека в Госдуму, я ответил, что идея хорошая, но все зависит от человека, который станет депутатом. Он должен иметь соответствующую репутацию, связи, активную позицию, а самое главное он должен быть предан тем, кто его выдвигает. Через пару дней наш разговор получил продолжение в новом ключе. Миша сказал, что у него есть человек - лидер партии, который имеет неплохие шансы на избрание в Госдуму, а нам необходимо организовать финансовую помощь и обеспечить несколько рекламных мероприятий этой партии в Санкт-Петербурге и Лен. области.

На тот момент я уже владел несколькими предприятиями в городе, но денег, необходимых на избирательную кампанию, у меня не было, тем более я не понимал, кого мы выдвигаем и зачем. После чего Миша сказал, что выбирать мы будем его, "Моню" и меня, если получится. Причем за меня он заплатит сам, озвучив сумму в 200 тысяч долларов США. И с его слов, эту цифру установил Жириновский за место в середине списка ЛДПР. Впоследствии, Миша хотя и брал у меня деньги для Жириновского, но всегда напоминал, что за мое место в Госдуме заплатил он.

Только потом я понял, что прошел волей случая. Надо сказать, что в Думе того созыва, ни то что я со своим опытом или Глушенко и Монастырский, да и другие, пришедшие туда, долго не понимали, что им нужно делать. Но со временем разобрались в странной смеси того, чем люди занимались там: лоббированием экономических интересов, политическими интригами, не имеющие под собой никакой основы, дутыми бизнес-проектами с целью изымания бюджетных средств и последующим их дележом...

В общем, для всех была задача любым способом заработать денег. От нас требовалось одно - голосовать как скажет "вождь", так называло Жириновского его ближайшее окружение. Кроме того, от нас требовалось обеспечивать необходимые голоса его партии в Санкт-Петербурге и Лен. области. Данными вопросами занимался я, через своих помощников. Для Глущенко и Монастырского это было как игра, но преимущества, которые давало депутатство, с самых первых дней, приносило им ощущение всесилия. Особенно это было заметно по Мише Г.

Далее был наш расцвет. Миша ничего не понимал в бизнесе и политике, во многом полагаясь на меня, тем более его старые партнеры и друзья, по договоренности с ним, стали нести обособленный образ жизни, чтобы не светиться перед "ментами", как говорил Миша. Но при этом он всегда стремился сохранить лидерские позиции. Тогда же он начал советоваться со мной в отношении людей, которых в последствии собирался ликвидировать. Сначала я не понимал этого. Но когда на людей, о которых, он расспрашивал меня, стали происходить покушения, я понял, что к ним имеет прямое отношение Миша. Сначала я испугался и не пытался поднимать этот вопрос. Но как-то он сам завел разговор на эт/ тему, как бы приглашая меня в соучастники. Хотя при этом Миша неоднократно отмечал, что бояться нечего, мы пользуемся депутатской неприкосновенностью, а "работа" будет делаться чисто, а слабое звено - исполнители будут убираться бригадирами, а они самые верные ему люди, рта не раскроют.

Весной 1997 года мы открыли клуб "Голливудские ночи", построенный совместно с американцами, который стал самым популярным в городе.

К тому времени В. Кумарин окончательно оправился от покушения на него и решил остаться в России. С людьми, совершившими это, было покончено. И он, если так можно выразиться, стал заниматься бизнесом. Именно тогда я впервые почувствовал "ревность" со стороны Миши. Кумарин тянул меня к себе, а Миша в свою сторону.

Я и мой брат занимались многими проектами: от открытия ресторанов, магазинов до организации гастролей Копперфильда. Многое получалось, удача сопутствовала нам, но Миша как будто хотел привязать меня к себе кровью. До кризисного 1999 года, кризисного потому, что мы не прошли в Думу, хотя на это сильно рассчитывали, Миша убил очень многих людей. При этом рассказывал много подробностей, как бы стараясь распределить ответственность на нас обоих. С помощью группировок Боба Кемеровского, Юры Колчина, Васи Брянского, а также используя начальника моей службы безопасности Позовникова Олега, он организовал отстрел неугодных ему людей. Практически всю информацию о людях, которых собирались ликвидировать, собирал Олег. После чего люди устранялись одной из вышеперечисленных группировок.

Вот некоторые преступления, совершенные Михаилом Глущенко:

Игорь Кличко, был моим партнером по ресторану "Гриль Мастер", (угол Невского и Марата), и формально являлся моим помощником, как депутата Госдумы. В процессе функционирования ресторана у нас возникали конфликты, носившие вполне рабочий характер. В одном из таких разговоров участвовал Миша, ему не понравилась жесткая манера общения Кличко, после чего его убили. Боясь мести со стороны его компаньона Синякова, Миша договаривался с милицией о его посадке за незаконное ношение оружия, так как ликвидировать его не удавалось, он стал слишком осторожен и нанял охрану;

Координатор партии ЛДПР по Северо-Заладу Геннадий Туганов, который хотел стать депутатом Госдумы в 1999 году, считал меня и Глушенко своими конкурентами, неоднократно писал и сообщал различными способами негативную информацию про нас Жириновскому. После его убийства Миша взял у меня 35 тысяч долларов США, сказав, что из-за этой "падлы" у нас могли бы быть проблемы на будущих выборах;

Аулов Н. зам начальника РУБОП, его активная работа против "тамбовских" пугала многих "наших", это связывали с тем, что его финансируют Челюскин, "Могила", либо кто-то еще. К тому же, в то время Аулов встречался с Коляком, который уже в то время был несдержанный на язык и упивающийся "блатной" романтикой и статусом милицейского осведомителя. Скорее всего решение принималось всеми, но исполнение на себя взял Миша. Когда покушение не удалось, было решено активно распространять версию конфликта Аулова с "Могилой" и его людьми;

Г. Старовойтова депутат Госдумы в отношении ее, поручение к Мише исходило от Жибровского (комментарий ИА "Руспрес": вероятно, имеется ввиду Жебровский Станислав Михайлович), человека из ближайшего окружения Жириновского (именно он в свое время и предупредил в отношении компромата, который сливает на нас Туганов Жириновскому). Со слов Жибровского, Старовойтова везде поливала "грязью" ЛДПР и его "вождя", но самое главное она занималась какими-то расследованиями о деятельности ЛДПР, везде совала свой нос. К тому моменту было понятно, что борьба на выборах предстоит нешуточная, все будет гораздо сложнее, чем раньше. Убийство Старовойтовой было своеобразной платой за вхождение Миши в список депутатов будущей Госдумы от ЛДПР. Он долго не решался, думал кому поручить, пытался привлечь людей со стороны, тогда к нему постоянно обращались с просьбой встать под "крышу" различные группировки. В конечном счете, он остановил выбор на Юре Колчине, ему не нужно было платить много, достаточно подготовить идеологически, для Миши это было выгодное решение; Капыш, президент БФПГ. Долгое время Капыш платил Мише за "крышу", тесно был связан со многими "тамбовскими", "Юрой Всеволожским", Ледовских, Кумариным и прочими. Не знаю, что у них случилось, но в какой-то момент Капыш прекратил платить Мише. Он долго переживал за это, но сильно наезжать не стал, ждал удобного момента. Через некоторое время Капыша убили. Миша некоторое время молчал, не говорил, кто к этому причастен, очень нервничал, но когда по прошествии недели я его спросил, он разразился руганью в адрес Кумарина, отметив, что он и Вася организовал, именно он и "Вася Брянский".

Особенно хотел бы упомянуть Коляка и Цепова. Ко всем последним покушениям на Руслана причастен Миша. Цепова он хотел убить несколько раз, но всегда что-то не получалось, да и боялся он его. Миша хотел, чтобы ни при каких обстоятельствах пальцем не указали на него. В конце 2003 года я узнал от Позовникова Олега о том, что Миша готовит покушение на Рому за границей, то ли в Монако, то ли во Франции, так как туда Рома приезжал периодически по своим делам. В любом случае свои попытки Миша обязательно продолжит. Он очень боится, что именно из-за них "сядет" навсегда. Что касается исполнителя то, на них охотится уже новый фаворит Миши - некий "Крупа" (Витя Крупица), так как Боб и Юра уже сидят, а "Вася..., Вася хитрый, самую сложную ликвидацию можно поручить только ему" - говорил всегда Миша. Глущенко очень жадный и практически после каждого убийства тянул с меня деньги, придумывал версии, что именно от этого человека могла исходить угроза для меня, моей семьи, моего бизнеса. А он меня все время спасает.

Что касается моего друга Миши Маневича, то я думаю, что он тоже причастен и к его убийству, иначе зачем он просил меня переводить стрелки на Шутова, "Могилу" и др. Перечислить всех людей, на которых организовывал покушения Глущенко, не хватит толстой тетради. Он скор на расправы и меня это всегда пугало. Однажды я обмолвился, что моему партнеру по бизнесу Зорину, мешает на выборах в ЗАКС Ананов, брат известного ювелира. Миша услышав это, тут же приговорил его, не сказан мне ни слова. Только через месяц я узнал, что его люди дважды "облажались", покушаясь на него, видимо плохо подготовились. И я сразу стал отговаривать Мишу от этого замысла. И только когда я заплатил ему, он отказался от убийства Ананова.

Я не смогу перечислить всех, кого убил Миша, помимо выше перечисленных, я слышал от него десятки кличек, имен различных людей, которых я знал плохо, или практически ничего не слышал о них. Вот некоторые из них: "Хайдар", 'Тормоз", "Хельмансон", "Бравве", "Кирпич" и др. О сборе информации на всех этих людей и передаче ее Мише мне рассказывал Позовников Олег, и с его слов все эти люди были убиты. '

Судя по всему, исходя из Мишиных разговоров со мной, он действительно был причастен к их устранению.

Пишу об этом потому, что чувствую, что время подошло и для меня, последние месяцы обуревают плохие предчувствия. Сначала пропал мой помощник в Греции, потом Позовников Олег, скорее всего их нет в живых. Олег предупреждал, что Миша готовится к каким-то действиям в отношении меня, как-то не очень верилось, все-таки нас связывали многие годы совместной деятельности. А сейчас я чувствую, что он ни перед чем не остановится. Пишу не потому, что боюсь за себя, а потому, что после меня может убить детей, брата и жену. Когда начал это письмо, хотел написать обо всем, но передумал.

Плохих людей, с которыми я был знаком, было очень много и среди криминальных авторитетов, чиновников и бизнесменов! Изложение каких-то фактов нашей совместной "трудовой деятельности", может осложнить им жизнь, и хотя многие из них предали меня, зла на них не держу. Сейчас действительно понимаю, что у каждого своя дорога и своя расплата. Но Миша - это случай особый. Человек, который не ставит человеческую жизнь ни во что, деятельность которого не назовешь трудовой даже в кавычках. Крови на нем столько, что представить это не может никто, даже его близкие "товарищи". Затаив однажды злобу на человека, он заносил его к себе в список и рано или поздно его вычеркивал. Правда всегда хотел, чтобы за это ему кто-нибудь заплатил. Его угрозы в отношении меня и моей семьи я воспринимаю очень серьезно.

Все это я пишу для того, чтобы хоть как-то осложнить жизнь этому кровососу. Однажды один сотрудник РУБОПа задал вопрос моему брату: "Как остановить убийства в городе?". На мой взгляд единственная возможность их существенно сократить - это остановить Мишу. Уже два часа думаю, как закончить свое повествование, не хочу ни за что просить прощения, так как мой криминальный ореол придуман журналистами, желающими сенсаций, а так же некоторыми сотрудниками милиции. Я жил в сложное время, как мог, как умел, как позволяли мне обстоятельства. Я иногда нарушал закон, но не там, где мне это приписывали, а человеческую жизнь всегда ценил. Для убедительности своего рассказа прикладываю некоторые доказательства, подтверждающие все, что я написал.

Источник: лист 1, лист 2, лист 3, лист 4. Расшифровка ИА "Руспрес"

****

Помощник Галины Старовойтовой Руслан Линьков:
"Некоторая фактура дает основания думать, что Вячеслав Шевченко мог участвовать в его подготовке, но повествовательная художественность настораживает"

Если считать этот документ подлинным, то его автор – ныне покойный бывший депутат Государственной Думы (1996-1999) от фракции ЛДПР. Он был убит на Кипре в марте 2004 года. Его имя звучало в судебном процессе над Юрием Колчиным и Виталием Акишиным - убийцами Галины Старовойтовой, которые впоследствии были приговорены за террористический акт.

Имя Вячеслава Шевченко фигурировало во многих скандальных историях и его неоднократно склоняли в различных криминальных хрониках. После того, как он и его «коллеги» по «коллективу» не попали в очередную Государственную Думу на выборах 1999 года, бывшие депутаты ГД от ЛДПР Шевченко, Глущенко и Монастырский перебрались на жительство за пределы России (депутатская неприкосновенность закончилась, а проблемы с законом остались).

С Галиной Васильевной Старовойтовой, г-н Шевченко лично знаком не был. Известны лишь два факта, которые могут свидетельствовать о заочном конфликте: Галине Старовойтовой пожаловались питерские журналисты на вымогательство братьями Шевченко крупных денежных сумм у корреспондентов разных изданий, которые посмели разоблачить фальшивую группу, выступавшие в клубе братьев Шевченко «Голливудские ночи». Галина Старовойтова публично обвинила депутатов от ЛДПР в рэкете. Позднее (после гибели Галины Старовойтовой) появилось уголовное дело по данному факту и брат Вячеслава Шевченко – депутат Законодательного Собрания Санкт-Петербурга Сергей Шевченко был приговорен судом за данное преступление к 7 годам лишения свободы условно. Второй факт связан опять с братом Вячеслава, Сергеем. Он выступал в прямом эфире питерского телевидения и, без стеснения, на вопрос ведущего: «Вы бандит?», нагло улыбался. Галина Старовойтова приводила этот факт в качестве иллюстрации к тому, что в Петербурге криминал ничего не боится, не стесняется и стремится захватить законодательную власть.

Теперь, немного мыслей о «предсмертной записке». Журналисты, которые брали некогда интервью у Вячеслава Шевченко, не склонны полагать, что он литературно блистал. По менталитету он стоял ближе к торгашеской прослойке специфического российского бизнеса тех времен. Поэтому, лингвистический и стилистический анализ «предсмертной записки», заставляет задуматься над тем, а сам ли г-н Шевченко ее написал? Не есть ли это хорошая стилизация под него, или же г-н Шевченко воспользовался услугами пишущего человека? Несколько смущают его размышления о негодяе, «который не ставит человеческую жизнь ни во что», определенная доля лирики и патетики, не вяжутся с тем, чем занимался при жизни предполагаемый автор «предсмертной записки».

Однако информация о существовании этого текста циркулирует по Петербургу уже два года. Более того, некоторым его уже доводилось читать, и на том экземпляре, на каждой странице стояла подпись господина Шевченко (как уверяли знающие люди - подлинная). Видели этот документ и в одной редакции, но побоялись публиковать из-за реальности судебных исков и еще большей перспективы внесудебных продолжений этой истории.

Чтобы понять, мог ли г-н Шевченко написать этот текст, нужно было найти хотя бы какие-нибудь тексты, вышедшие из-под «пера» бывшего депутата Государственной Думы от ЛДПР. Искать пришлось долго и, кроме показаний Вячеслава Шевченко следователю прокуратуры Санкт-Петербурга госпоже Литвиновой в 1999 году (по делу об убийстве вице-губернатора Санкт-Петербурга Михаила Маневича), опубликованных «Новой газетой» в 2001 году, ничего другого обнаружить не получилось. Анализ этих показаний и сравнение их с «предсмертной запиской», позволяют сделать вывод, что г-н Шевченко иногда охотно «откровенничал».

В связи с убийством Галины Старовойтовой, автор «предсмертной записки» называет имя вполне реального, существующего гражданина из руководства ЛДПР, продлевая тем самым цепочку от исполнителей террористического акта, к техническим организаторам, посредникам и заказчикам этого преступления. Замечу, что «предсмертное письмо» появилось еще до приговора суда в отношении Колчина и Акишина, которые были осуждены на 20 и 23 года лишения свободы соответственно.

Вызывает ли этот документ доверие? Некоторая фактура дает основания думать, что Вячеслав Шевченко мог участвовать в его подготовке, но повествовательная художественность настораживает.

Источник: сетевой дневник Руслана Линькова, 17.06.2009. Фото "Интерпресс"
Материалы по теме