Политика
08.08.2009

Миша-Хохол сажает семью Шевченко

Миша-Хохол сажает семью Шевченко
Тюремные рассказы "тамбовского" депутата Михаила Глущенко могут привести к совершенно неожиданным арестам среди его прежних друзей и нынешних врагов
«Наша Версия на Неве» публикует материал, посвящённый гибели экс-депутата Госдумы Вячеслава Шевченко на Кипре в 2004 году. Сейчас в этом преступлении пытаются обвинить коллегу покойного по парламенту Михаила Глущенко. После нашего общения с адвокатом арестованного Юрием Хабаровым правоохранительные органы отобрали у него подписку о неразглашении данных предварительного следствия. Но, как заявил юрист, он и впредь готов сотрудничать с представителями СМИ в рамках, допустимых законом. Поскольку по делу его подзащитного можно защищаться только гласностью.

– Какие показания на Владимира Барсукова (Кумарина) требуют от вашего клиента?


– На Мойке,86 в здании Следственного управления СКП по Петербургу на первом этаже, где и располагается комитет, моего клиента допрашивают по всем правилам в присутствии адвоката. А на втором этаже, где работает московская бригада по делу Барсукова, идёт так называемая «беседа» уже без адвокатов. Я считаю такой порядок нарушением. Руководителем данной оперативно-следственной группы было прямо заявлено, что «ты нам даёшь показания на Кумарина, а мы забываем про вымогательство 10 миллионов и тройное убийство». Конкретно это выразится в том, что Глущенко выведут «из-под удара», сделав простым свидетелем. Сейчас моего клиента пытаются подвести к закону «О досудебном соглашении», известном в народе как «сделка с правосудием». Следователи утверждают: « дай нам хоть какие-нибудь показания, а там мы разберемся – только начни говорить». В случае отказа Михаила Ивановича обещают «сгноить в тюрьме пожизненно».

Однако доказательства и по тройному убийству, и по вымогательству – дутые. Глущенко вменяют, что он находился на Кипре и организовал там убийство. Но тогда расследованием должна заниматься местная полиция. Будь у неё доказательства, Михаил Иванович не смог бы спокойно перемещаться по Европе, его бы давно задержали. А мой клиент не был в розыске, путешествовал беспрепятственно, и спокойно въехал в Россию по своим документам. По убийству Вячеслава Шевченко, Юрия Зорина и Валентины Третьяковой на Кипре не назначены даже судебно-медицинские экспертизы, а это говорит только об одном – нет ни одного документа, подтверждающего причинение насильственной смерти. Да, был сюжет по телевидению, что трупы найдены в полиэтиленовых мешках, людей якобы забили бейсбольными битами и топорами для разделки мяса. Сейчас наше следствие сделало запрос на Кипр, но думаю, ничего им не пришлют. Нужно проводить экспертизу трупов, а что с ними стало за пять лет!

– Получается, закон «О досудебном соглашении» только вступил в силу, а им уже пытаются злоупотреблять?

– Этот закон очень страшный, если он используется недобросовестными людьми! Так же строились обвинения по Юрию Шутову. Показания давал какой-то водитель, который Шутова и в глаза не видел, но «услышал», как тот приказал кого-то убить. Находят слабое место и говорят: «или пожизненное, или нужные показания». И неважно, что человека вообще не знаешь, просто скажи, что помнишь какой-то разговор. Но это не доказательная база! А граждан, готовых спастись от уголовного наказания, подставив вместо себя другого, всегда будет предостаточно. Такие примеры в истории страны уже были.

– Почему ваш клиент, которому не раз угрожали, вернулся в Петербург?

– Угрозы были, но на момент въезда в Россию отпали. Он прибыл получить паспорт, который и был оформлен, но расписаться за документ не успел. Так как Петербург уже «не его город», Михаил Иванович собирался жить и работать в Москве, где у него было много инвестиционных проектов. В том числе программы, связанные со спортом, поскольку Глущенко – человек известный в спортивном мире. Например, прорабатывалась возможность возрождения питерского футбольного клуба «Динамо».

– Кто особенно недоброжелателен к Глущенко и мог способствовать его аресту?


– Самый большой недоброжелатель – Сергей Шевченко, так считает Михаил Иванович. Именно он, получив информацию о намерении Глущенко вернуться в Россию и желая сохранить за собой весь капитал, инициировал подобные действия. Мой подзащитный готов доказать, что смерть Вячеслава Шевченко была выгодна только его брату Сергею, его дочери Елизавете и зятю Шевченко. Братья и Глущенко были коммерческими партнерами, каждый согласно устной договорённости имел по 33% от доходов совместного бизнеса. Когда Вячеслава не стало, денежные потоки прекратились. После смерти брата и осуждения моего клиента Сергей стал бы хозяином всего бизнеса. Поэтому он 1 июня этого года пишет заявление, что Михаил Иванович, угрожая расправой ему и близким, вымогал 10 миллионов долларов. Чтобы найти доказательства по вымогательству, следствию нужно будет провести фоноскопические экспертизы переговоров 2003-2004 гг. Биллинг не сохранился. Могут найтись косвенные свидетели, но это не факт доказательства для суда. Так что год или полтора нам придется посидеть, пока следствию не надоест требовать показания на Кумарина.

– Имел ли Глущенко хотя бы теоретическую возможность организовать убийство?

– На момент убийства Вячеслав Шевченко находился под судом по делу о нападении на журналистов. Когда вместо разрекламированной группы «Prodigy» выступать в «Голливудских ночах» приехали их двойники, нашлись корреспонденты, написавшие об этом едкие материалы, а их в ответ посадили в помойный бак. Когда дело дошло до суда, Вячеслав Шевченко по одним данным скрывался в Германии, по другим — в Восточной Европе. Поэтому осудили лишь Сергея, приговорённого к 7,5 годам лишения свободы условно и выплате одному из потерпевших 10 тысяч долларов. Дело же в отношении его брата выделили в отдельное производство, после чего Вячеслав Шевченко вернулся в город, якобы пришёл в РУБОП с повинной и с тех пор находился в Петербурге под подпиской о невыезде. О том, что он собирался на Кипр, знали всего несколько человек, то есть ближний круг, куда Глущенко никак не входил. Но ведь такую масштабную акцию, как устранение троих людей в чужой стране, надо готовить, это не делается за один день.

– Согласился ли ваш подзащитный с разделом активов покойного Вячеслава Шевченко?

– Не согласился и никогда не согласится, поскольку Сергей его фактически обобрал! После выхода из следственного изолятора Глущенко намерен встречаться с Шевченко, чтобы разрешить создавшуюся ситуацию. Он уверен в победе, так как на его стороне правда. Впрочем, мой подзащитный не исключает, что бывший партнёр по бизнесу может к тому времени сам оказаться в СИЗО за организацию нескольких резонансных убийств в Петербурге. В ближайшее время будут вопросы со стороны следователей, включая ФСБ, уже к самому Шевченко. Поскольку Михаил Иванович не намерен пользоваться толстовскими постулатами о добре и зле и бездеятельно сидеть в СИЗО, ожидая своей участи.

– Как ваш клиент оценивает размещённую в интернете так называемую «предсмертную записку Вячеслава Шевченко» с обвинениями в адрес Глущенко?

– Это фальшивка, и мы бы очень хотели, чтобы её приобщили в качестве доказательства виновности подзащитного. Мне, как адвокату, просто показать несостоятельность данного документа и, если дело всё-таки дойдёт до суда, убедить присяжных, что из набора подобных «доказательств» состоит всё уголовное дело.

– Почему Сергей Шевченко попытался обвинить Глущенко только сейчас, а не сразу после гибели брата?

– Ответ может дать только Шевченко. По мнению моего подзащитного, Сергей – человек ведомый и трусливый, поэтому самостоятельно такого решения – спустя 5 лет обратиться в правоохранительные органы – принять не мог. Это исключено.

Михаил Глущенко рассказал следствию, что в ликвидации Вячеслава Шевченко могли быть заинтересованы Юрий Шутов, Руслан Коляк и Роман Цепов?

– У братьев Шевченко был конфликт с этими людьми. Да, Коляка убили раньше Шевченко, но люди, которые стояли за ним, могли отомстить. Кроме того, братья обманули на миллион долларов иллюзиониста Дэвида Копперфильда.

– Вы подозреваете вмешательство итальянской мафии, якобы связанной с продюсерами этого артиста?

– Не знаю. Но когда в Большом концертном зале «Октябрьский» Шевченко организовывали выступление Копперфильда, перед концертом фокуснику вручили фальшивую платежку на миллион долларов. Деньги по ней так и не пришли, а в качестве бонуса за свою работу иллюзионист получил полёт жены Сергея Шевченко под куполом «Октябрьского». Итальянские продюсеры имели очень неприятную беседу в офисе Шевченко, а Михаил Иванович был свидетелем этого разговора и знал, что проблема осталась не закрытой.

– Как можете прокомментировать информацию о том, что в последние месяцы жизни Вячеслав Шевченко якобы не мог достичь компромисса с Владимиром Кумариным об учёте взаимных интересов на заводе «Источник»?

– У Михаила Ивановича свои отношения с Владимиром Сергеевичем, и он готов обсуждать все вопросы с ним только при личной встрече без вмешательства журналистов и правоохранительных органов.

– Как здоровье подзащитного?

– У него очень сильно скакало давление. Вызывали «скорую» и делали уколы. Сейчас прописали препараты, и Глущенко чувствует себя нормально.

– Будете ли вы настаивать на рассмотрении дела судом прияжных?

– Когда будем конкретно знать, в чём нас обвиняют, тогда и решим. Я считаю, что в правоохранительных органах ещё остались порядочные люди, и кто-то все-таки должен на досуге перелистать уголовно-процессуальный кодекс. Должен, наконец, кто-то понять, что обвинять человека в тройном убийстве бездоказательно нельзя. Но если этого не произойдёт, думаю, что будем просить суда присяжных. Такое дело можно рассматривать и выносить решение только с помощью гласности. Методы, которые оказывают давление на психику моего клиента, выходят за рамки УПК. Сейчас его допрашивают по несколько часов раз в три недели, но следующий допрос пройдёт в изоляторе ФСБ, где следственно-оперативная группа ведёт себя не так вольготно, как на Мойке.

От редакции: «Наша Версия на Неве» намерена изложить позицию всех участников конфликта. Надеемся, это удастся сделать в готовящемся к печати материале, посвящённом специфическим подробностям истории создания бизнес-империи семьи Шевченко, а также её нынешним собственникам.

Наталья Матвеева


****

Глущенко потянул за собой знакомых из 90-х

В деле об убийстве авторитетных предпринимателей Вячеслава Шевченко и Юрия Зорина появился новый фигурант. В аэропорту Пулково-2 с рейса «Петербург-Франкфурт» сотрудники транспортной милиции сняли директора охранного предприятия «Элес» Ашота Восканяна. По слухам, в своих новых показаниях арестованный ранее по «кипрскому делу» Глущенко указал на него как на одного из организаторов убийства.

Ашота Восканяна задерживали с размахом. Операцию, инициированную следственным управлением по Петербургу, которое ведет дело об убийстве на Кипре Шевченко и Зорина, сотрудники транспортной милиции осуществляли при поддержке спецназа ГУВД. Как сообщили «Фонтанке» в пресс-службе СЗ УВДТ, директора «Элес» вычленили из пассажиропотока на рейс «Санкт-Петербург — Франкфурт» в павильоне отправления Пулково-2. После этого его отдали инициатору операции.

В следственном управлении пока не готовы официально говорить о том, в рамках какого дела задержан Восканян, и просят отсрочку до завтра. Это и понятно: завтра, согласно уголовно-процессуальному кодексу, истекают двое суток предварительного задержания, и следствие, скорее всего, будет выходить с ходатайством в суд об избрании директору ЧОП меры пресечения. Однако в неофициальных беседах сотрудники управления, ссылаясь на слухи, связывают проведение операции с показаниями, которые, якобы, на прошлой неделе дал Михаил Глущенко (Хохол). Как говорят, показания были непризнательные, и в них арестант указал на Ашота Восканяна как одного из организаторов убийства, которое инкриминируется самому Глущенко. Кстати, чуть раньше он под протокол называл возможными «заказчиками» преступления бывшего депутата городского ЗакСа Юрия Шутова (осужденного на пожизненное заключение), гендиректора частного охранного предприятия «Балтик-экскорт» Романа Цепова и адвоката Руслана Коляка (ныне покойных).

Врез ИА "Руспрес": "Ъ", 08.08.2009 "Адвокат господина Глушенко Юрий Хабаров категорически отверг такую информацию: "Фамилия Восканяна упоминалась во время допросов — моего подзащитного о нем спрашивали. Действительно, Михаил Глушенко и Ашот Восканян однажды сталкивались. Но это было еще в 1999 году, когда Восканян оказывал Глущенко содействие в избирательной кампании во Всеволожске (город в Ленинградской области.— "Ъ"). Говорить о какой либо криминальной связи между ними и уж тем более связанной с кипрским убийством просто смешно. И, кстати, помимо Восканяна в агитационных мероприятиях тогда участвовало еще двадцать человек. Так что же, и их пора задерживать?"

Директор «Элес» (офис которого расположен на Среднем проспекте Васильевского острова) 48-летний Ашот Восканян для пока единственного официального фигуранта «кипрского дела» - человек не случайный. По данным «Фонтанки», в 90-е годы он являлся сотрудником охранного предприятия «Конкорд», которое связывали с так называемым «тамбовским ОПГ», и называли чуть ли не его боевой единицей. Надо сказать, что последнее определение фирма вполне оправдывала. В конце 90-х охранники «Конкорда» регулярно становились персонажами криминальной хроники. Официально одним из учредителей охранного предприятия являлся Василий Владыковский (известный в определенных кругах как Вася Брянский). СМИ нередко связывали его имя все с теми же «тамбовцами». Владыковского в свое время также называли правой рукой Михаила Глущенко. Интересная деталь — свой первый офис на улице Демьяна Бедного Хохол делил с Васей Брянским и Юрием Колчиным (осужден в 2005 году за убийство Галины Старовойтовой).

Проработав несколько лет в компании стольких авторитетных руководителей, Восканян открыл свою фирму - «Элес». Однако связи с бывшей конторой, видимо, не потерял. В сентябре 2000-го года во двор его загородного дома во Всеволожском районе неизвестные бросили две гранаты. Осколками посекло автомобиль, из людей, а их в доме было четверо — Восканян, его жена и двое малолетних детей, никто не пострадал.

Сейчас, судя по всему, Ашоту Восканяну придется вспомнить о старой «дружбе».

Источник: Фонтанка.ру, 06.08.2009

****

Ашот Восканян и братья Шевченко


... глава администрации Выборгского района [Санкт-Петербурга] Коган А.Я. выступал соучредителем фонда "Ветеран" [структура братьев Шевченко]. б% уставного капитала данной организации принадлежит Сизину Валерию Михайловичу, который ранее был заместителем главы администрации г.Всеволожска, а ныне возглавляет там филиал Сбербанка. В ходе проведения в 1996 году ОРМ было установлено, что Сизин поддерживает тесные связи с "тамбовскими" авторитетами Восканяном А.А. и Чирко Э.М.

Источник: обзорная справка, 03.10.1997


****

«Кипрское дело» становится все более авторитетным

Директор охранного предприятия «Элес» Ашот Восканян ... отпущен. По слухам, мужчина пошел на контакт со следствием, но поделился информацией не о главном подозреваемом Михаиле Глущенко, а об авторитетном предпринимателе Андрее Леухине, который сейчас находится под судом за рейдерство.

В пятницу, 7 августа, суд принял решение об избрании меры пресечения Ашоту Восканяну, отпустив его на подписку о невыезде. По предварительной информации, директору ЧОП даже не предъявили обвинения. В кулуарах следственного управления, которое ведет дело об убийстве Шевченко и Зорина, поговаривают, что мужчину, которого за два дня до этого со спецназом задерживали в «Пулково», отпустили не за просто так.

Гарантировать ему свободу, пусть и ограниченную невыездом из страны, могли показания, заинтересовавшие следствие. По слухам, Восканян сделал убедительное предположение о том, что в смерти Шевченко и Зорина был сильно заинтересован авторитетный предприниматель Андрей Леухин, известный в определенных кругах как Медведь. Якобы, незадолго до убийства у него был конфликт с братьями из-за недвижимости в центре города — а именно, из-за верхних этажей здания на Невском проспекте 22-24, владение которыми приписывали Шевченко.

Надо отметить, что Андрей Леухин, по данным источников «Фонтанки», как и многие ныне сидящие по рейдерским и не только статьям авторитетные предприниматели, на прошлой неделе был опрошен следствием в рамках «кипрского дела». Однако, по имеющейся информации, вопросы носили общий характер, так же, как и ответы — Леухин, якобы, рассказал, что об убийстве и самих братьях Шевченко знает только из газет.

Адвокат предпринимателя Сергей Васильев не подтвердил «Фонтанке» эту информацию, сославшись на тайну следствия.

Источник: Фонтанка.ру, 10.08.2009