Политика
28.08.2009

Пиар-министр Сильвио Берлускони решил чуточку посудиться

Пиар-министр Сильвио Берлускони решил чуточку посудиться
  • infox.ru

    "Лучшие друзья девушек - премьер-министры. Иногда они дружат и между собой"
Премьер-министр Италии Сильвио Берлускони требует €1 млн от издания, задавшего ему вопросы о личной жизни
Премьер-министр Италии Сильвио Берлускони судится с издательской группой L`Espresso и требует от нее €1 млн за публикацию информации о его личной жизни. Как считает Берлускони, статьи являются клеветой.

Речь идет о двух статьях издания La Repubblica (издание входит в медиагруппу L`Espresso): это так называемые «Десять вопросов» Берлускони, которые печатаются в газете с конца июня, и перепечатка статьи французского еженедельника.

«Впервые в истории свободной страны политик судится из-за вопросов, которые ему задают», -- пишет La Repubblica.

Исковое заявление было направлено в римский суд еще 24 августа. Адвокат Берлускони заявил, что судебные иски будут подаваться и к зарубежным изданиям, в частности к британским, испанским и французским, сообщает Reuters.

Риторические вопросы

La Repubblica публикует свои десять вопросов Берлускони ежедневно с 24 июня. Журналисты хотят, чтобы политик дал объяснения по поводу своей предполагаемой связи с несовершеннолетней девушкой и оргий с дорогими проститутками.

Журналисты издания, в частности, спрашивают, сколько раз и где он встречался с несовершеннолетней девушкой Ноэми Летицией. Кроме того, они хотят знать, был ли Берлускони в курсе, что женщины, которых он пригласил к себе на виллу в Сардинии, работали в службе эскорта. Издание также считает нужным, чтобы премьер-министр страны уверил итальянцев, что встречи с этими женщинами не повлияли негативно на его способность управлять страной.

Сам Берлускони после этих скандалов сообщил, что «не святой», однако несколько раз заявлял, что не имел связей с несовершеннолетними и не знал о профессии женщин, гостивших у него на вилле.

В исковом заявлении утверждается, что вопросы La Repubblica носят «подчеркнуто клеветнический характер», поскольку «читателя заставляют думать, что сформулированные фразы являются не вопросами, а утверждениями».

Вторая статья, вызвавшая гнев премьер-министра, была опубликована 6 августа. В этом случае La Repubblica просто перепечатала отрывки статьи из французского еженедельника Nouvel Observateur, в котором высказывалась мысль, что в деле с эскорт-девушкой Патрицией д`Аддарио замешана русская мафия.

Скандалы

В мае итальянская пресса сообщила, как бурно 72-летний премьер-министр отпраздновал совершеннолетие некой девушки по имени Ноэми Летиция. После этого жена Берлускони Вероника Ларио подала на развод.

В июне вспыхнул другой секс-скандал: La Repubblica опубликовала записи телефонных переговоров якобы между Берлускони и эскорт-девушкой Патрицией д`Аддарио: она и другие девушки веселились с Берлускони на его вилле в Сардинии.

Елена Ледяева

****

Пиар-министр Берлускони



...В устах любого другого политика это прозвучало бы шуткой. Но только не в устах записного шутника, наставившего рожки испанскому министру на протокольной фотографии, «чтобы повеселить бойскаутов», или пообещавшего немецкому евродепутату пристроить его на роль капо в фильме о нацистском концлагере.

73-летний Il cavaliere, «всадник», не только в постели бодр настолько, что его 2001 пора переименовать в «жеребца». Каждые проигранные им выборы левые празднуют, как похороны ненавистного СБ. Но раз за разом он усаживается в кресло премьера: в 1994 и 2008 годах. Раз за разом выныривает из очередного процесса по обвинению в подкупе судей и адвокатов, лжесвидетельстве о членстве в зловещей масонской ложе Р2, готовившей в 1970-х годах фашистский переворот, неуплате налогов. За 20 лет он пережил дюжину таких процессов. Заработал в общей сложности 77 месяцев тюрьмы, но все эти сроки были аннулированы в процессе апелляции. Другие дела закрыты за истечением срока давности. Третьи еще тянутся, но будут тянуться вечно, ибо вечен сам СБ.

Кто, черт возьми, голосует за него? В Италии, как известно, живут в основном католики и коммунисты. Но католики не могут голосовать за человека, запутавшегося в любовницах, содержащего на сардинской вилле почти что гарем, дарящего модельке Ноэми Летиции на 18-летие колье за девять тысяч евро и стоящего на пороге второго развода. А коммунисты не могут голосовать за человека, сумевшего оскорбить зараз 1,3 миллиарда китайцев шуткой о том, что китайские коммунисты едят младенцев.

Бывают политики, нелюбимые на родине и обожаемые за границей, как Михаил Горбачев. Бывают обожаемые у себя дома и ненавистные вовне. С тех пор как из большого бизнеса СБ перешел в большую политику, он ухитрился совершить все возможные ляпы и промахи.

Каким фриком надо быть, чтобы союзник по правительственной коалиции Умберто Босси публично назвал его убийцей 100 тысяч наркоманов, торговцем героином и кокаином, белым клоуном, кайзером в блейзере и тварью похуже Пиночета.

Чтобы жена Вероника Ларио, актриса, известная тем, что в «Сумерках» Дарио Ардженто ее эффектно освежевали, опубликовала открытое письмо, в котором требовала извинений за слова, сказанные министру Маре Карфанье: «Если бы я не был женат, я бы на вас немедленно женился». А популярнейшая телеведущая по тому же поводу заметила, что «хороший минет еще не повод войти в правительство».

Чтобы ведущие европейские издания приветствовали начало председательства СБ в Европейском союзе с нескрываемой тошнотой: «Европа едина в отвращении к Берлускони» (The Independent), «Крестный отец» (Der Spiegel). А итальянские интеллектуалы наперебой снимали фильмы и писали романы, пропитанные мечтой о том, чтобы хоть кто-нибудь наконец убил СБ. А судьи без колебаний санкционировали прослушку его разговоров, из которых можно узнать много интересного и печального, например, о шлюхах, отказавших СБ в новогоднем сексе: «Теперь год не заладится», — вздыхал магнат.

Не то чтобы у него совсем не осталось друзей. Но быть «другом Сильвио», чем гордится Путин, — сомнительная роскошь. Подруга Сильвио — это да. Для вчерашних showgirls ему не жаль ничего. В правительство он включил трех таких девах. В предвыборный евросписок — четырех. Возможно, среди пяти девиц, оспаривавших место на коленях СБ под объективом испанского папарацци, — будущие депутаты. А вот друзья СБ кончают плохо.

Премьер Беттино Кракси шантажом продавил законы, развязавшие СБ руки на медиарынке, и крестил его дочь Барбару, тайно рожденную в Швеции тогда еще не женой, а наложницей Ларио (1984), был свидетелем на свадьбе СБ, зарегистрированной шурином Кракси, мэром Милана (1990).

Старик Кракси, приговоренный к 27,5 года тюрьмы, умер в тунисском изгнании. А СБ уселся в согретое им премьерское кресло.

Витторио Мангано, мажордому СБ, оберегавшему его детей от похитителей, пришлось вернуться на Сицилию после того, как он сам похитил после дружеского ужина гостей патрона. Заработав пожизненный срок, он умер в тюрьме в 2000-м, так и не дав показаний против СБ. А СБ клялся, что не знал, кто такой Мангано, хотя каждая собака в Палермо знала, что Мангано убийца.

Три офицера, допрашивавшие в 1979-м СБ, после беседы с ним по-быстрому уволились из полиции и сделали резвую карьеру в его структурах, но угодили в тюрьму. Сенатор Марчелло дель Утри, правая рука СБ, в 2004-м при говорен к девяти годам за связи с мафией. Адвокат СБ Дэвид Майлз отбывает 4,5-летний срок за то, что СБ подкупил его.


А СБ знай себе улыбается во все свои 34 зуба, приглаживает свежепересаженные волосы, гарцует на карикатурно высоких каблуках и, припомнив студенческие времена, когда он развлекал туристов пением под гитару, горланит песни на языке, который принимает за французский.

СБ настолько невероятен, что им невозможно не восхищаться. Он italiano vero, сошедший с экрана в реальность истинный итальянец, с которым годами идентифицировали себя зрители. А электорат СБ — это и есть его зрители с тех пор, как он практически монополизировал итальянское телевидение.

С одной стороны, СБ — типичный герой, ну, скажем, Альберто Сорди. Маленький человек, носатый, плешивый, сексуально озабоченный, попадающий впросак со своими дурацкими шутками, строящий обреченные на провал планы выгодной женитьбы, карточного выигрыша, ограбления века, аферы с недвижимостью. Только герой Сорди мог бы построить, как СБ в начале своей карьеры, элитный жилой комплекс «Милан 2», пустовавший, поскольку над ним непрестанно ревели заходящие на посадку самолеты. Но каким-то чудом через год самолеты изменили свой маршрут, а комплекс приобрел государственный пенсионный фонд. Поговаривали, правда, что начало процветанию империи СБ положил его папа, директор банка, славившегося как мафиозная «прачечная». Но герой Сорди и должен быть если не маминым, то папиным сынком.

Другое дело, что Сорди играл неудачников, и зрители рыдали от обиды за него. СБ доказал, что, обладая внешностью и воображением героев Сорди, можно преуспеть. И не только преуспеть, а сделать так, что главы государств воспримут как должное то, что на праздновании 300-летия Петербурга СБ невозмутимо отойдет отлить в кустиках на Стрелке Васильевского острова. А весь мир — выслушивать его репризы, морщиться, но терпеть.

С другой стороны, СБ — герой итальянского политического кино, тот самый «гражданин вне всяких подозрений» из фильма Элио Петри, который может убить, преднамеренно оставив бессчетные улики против себя самого, но ему все равно никогда ничего не будет. Когда СБ только-только вошел в строительный бизнес, Франческо Рози снимал «Руки над городом», драму о безжалостном и меняющем политические убеждения как перчатки подрядчике. Фильм о СБ мог бы называться: «Руки над Италией». Он смешон, но и смертельно опасен.

Говорят, за ним стоит мафия. Говорят, он пришел к власти, спекулируя на отвращении избирателей к коррумпированной элите, сметенной в начале 1990-х годов полицейской операцией «Чистые руки», потому что свято место пусто не бывает. Мафии требовался новый делегат на вершине власти, взамен того же Кракси или премьера Джулио Андреотти. Но эти слухи не отвращают от него народ: в конце концов, мафия на протяжении веков — единственный стабильный институт итальянского общества.

Хотя, вопреки романтическим мифам о мафии, СБ способен обижать вдов и сирот, как обидел 12-летнюю княгиню Анну-Марию Казати-Стампа. Ее отец в 1970-м покончил с собой, оставив дочери виллу с парком площадью миллион квадратных метров, коллекцией ценимой СБ живописи Возрождения и библиотеку в 10 тысяч томов. Опекуном девочки случайно оказался друг СБ и его будущий министр обороны Чезаре Превити: сейчас он, кстати, тоже за решеткой. Виллу, стоившую в 1972 году 1,7 миллиарда лир, СБ купил за 500 миллионов, выплаченные акциями его предприятий. Ну, ладно, как бы его предприятий. На протяжении многих лет он числился управляющим собственных компаний, формальных владельцев которых никто и никогда не видел в лицо, а деньги, по анекдоту, «брал из тумбочки». Отчаявшись продать акции, княгинюшка обратилась к СБ повторно: он милостиво выкупил их за половину цены.

Нет, не зря кинорежиссер Нанни Моретти назвал его «кайманом». Хотя сам СБ нашел для себя иную метафору: «В политике я Иисус Христос. Я спокойная жертва, я все делаю для других, жертвую собой для других». Короче говоря, пашет как раб на галерах.

Левые негодовали из-за того, что свои первые выборы он провел не только под лозунгом футбольных болельщиков «Вперед, Италия!», но и под украденным им баррикадным лозунгом 1968 года «Запрещается запрещать». Но эти слова звучали в его устах совершенно искренне. Просто СБ имел в виду: кому бы то ни было запрещается запрещать что-либо самому СБ. И так же искренен он был, утверждая, что благодаря Италии, отцу и жизненному опыту он приобрел «страсть к свободе». В названии всех его политических блоков сияет это слово: «Полюс свободы», «Дом свободы», «Народ свободы». В конце концов, именно страсть к свободе погнала его в политику. Придя к власти, он первым делом решил проблему собственного судебного иммунитета. В телешоу Адриано Челентано один участник даже продемонстрировал членский билет движения СБ Forza Italia, похвалившись, что он гарантирует 20% скидку тюремного срока. СБ обиделся.

Левым следует быть благодарным за то, что в его лице они получили гротескную иллюстрацию к учебнику политэкономии. Но они слишком поглощены борьбой с ним, чтобы осознать: СБ — первый в мире политик принципиально нового типа. Первый, кто отнесся к вверенной ему стране, как к своей собственности, из которой следует извлечь максимальную прибыль. Смешно уличать его в конфликте интересов между СБ-политиком и СБ — хозяином футбольного клуба «Милан», корпорации «Фининвест» или десятков журналов. Никаких конфликтов: только бизнес.

Что же касается его экстравагантности, эксперимент, поставленный СБ на Италии, увенчался ошеломительным успехом. Оказывается, можно не скрывать свои похождения, вести себя вопреки любому протоколу, то есть быть абсолютно свободным. Все стереотипы политической, деловой и человеческой этики рассыпались в прах, едва СБ проверил их на прочность. Первой не выдержала наскока «всадника» бедная политкорректность. СБ позволено похвалить загар Барака Обамы. Оправдать изнасилования тем, что итальянки слишком красивы: мужикам не удержаться. Утверждать, что Муссолини никого не убивал, а оппонентов лишь отправлял на каникулы. Советовать людям, лишившимся крыши над головой после землетрясения в Аквиле, наслаждаться пляжным сезоном. Наставить палец, как револьвер, на журналистку, задавшую «другу Владимиру» вопрос о его отношениях с Алиной Кабаевой, и потом потребовать у Путина «счет за адвокатские услуги». Обозвать Милан «африканским городом», а бородатого кардиолога, выводящего СБ из обморока, — бен Ладеном. Не осталось, кажется, никого, включая английскую королеву, кого СБ не оскорбил бы походя своими шутками.

Но в конце концов то, что ему все это позволено — проблема не столько самого СБ, сколько неэффективной этики.

И не выпытывайте у него, что, зачем да почему он сотворил. На любой вопрос у него есть, как у гангстера, сыгранного Аль Пачино в «Дике Трэйси» Уоррена Битти, обезоруживающий ответ: «Так получилось». Все отлично, если забыть об одной закавыке: СБ не персонаж итальянской комедии, а премьер-министр великой страны.

Михаил Трофименков

Источник: "GQ.RU", август 2009