Политика
01.09.2009

Восток - дело убойное

Восток - дело убойное
  • Текст и фото "Ъ"

    Сулим Ямадаев
Дубай начал судить подозреваемого в убийстве Сулима Ямадаева депутата Госдумы Адама Делимханова
В Дубае вчера начался судебный процесс по делу об убийстве Героя России экс-командира спецбатальона "Восток" Сулима Ямадаева. Именно так следствие трактует совершенное на него покушение в марте этого года. На скамье подсудимых оказались только пособники преступников — таджик Максуд Исматов и иранец Махди Лорния, до недавнего времени следивший за лошадями чеченского президента Рамзана Кадырова. Подсудимые свою вину не признали. В рамках этого процесса, как говорят его участники, будет вынесен приговор не только арестованным сообщникам, но и находящимся в международном розыске организатору и исполнителям преступления. Приговор за убийство в Дубае не имеет срока давности и будет реализован сразу после того, как разыскиваемые добровольно или под конвоем пересекут границу эмирата.

Посетителей в зале дубайского суда первой инстанции оказалось немного — всего человек десять, причем из России были только корреспонденты "Коммерсанта". Брат Сулима Ямадаева Иса на суд собирался, но не попал — ему не успели оформить визу, а официальным представителям России этот процесс, видимо, показался неинтересным. Потом выяснилось, что и те немногие, что оказались в зале, пришли вовсе не "на Ямадаева". Дело в том, что суд в Дубае идет по принципу конвейера. Одна и та же судейская "команда" в составе председательствующего Хамада Абд аль-Лятыфа Джавада, двух его помощников и секретаря в стадии предварительных слушаний рассматривает сразу несколько дел. В итоге всем присутствующим пришлось ждать, пока суд разберется с бригадой мошенников-афродубайцев, потом заслушает дело пакистанца, угнавшего автомобиль. Господ Исматова и Лорнию (пользовался также документами на имя Мехди Таки Дахуриа) ввели, кажется, третьими или четвертыми по счету.

Охранники в униформе вежливо проводили их в зал и усадили на специальную трибуну, расположенную слева от судьи. Подсудимых не прятали в металлическую клетку, как это делают в российских судах, однако на все время процесса их руки оставались связанными специальными одноразовыми пластиковыми ремешками, выполняющими роль наручников. Как объяснили "Ъ" участники процесса, после возвращения подсудимых в тюрьму, конвоиры просто перекусывают эти ремешки специальными кусачками и выбрасывают. Каждому из арестантов предоставили переводчика. Иранец Лорния попросил объясняться с ним на фарси, а таджику Исматову смогли выделить только русскоязычного специалиста — таджикский перевод в дубайском суде не предусмотрен.

Первым делом подсудимым объяснили, что они обвиняются в том, что в составе организованной преступной группы (напомним, что полицией по этому делу объявлены в розыск несколько чеченцев, в том числе депутат Госдумы Адам Делимханов) подготовили и реализовали убийство Сулима Ямадаева, заранее распределив при этом роли. По версии дубайской прокуратуры, господин Лорния получил от заказчика два пистолета, которые хранил у себя, а затем передал исполнителям убийства. Кроме того, он якобы следил за полковником Ямадаевым во время его передвижений по Дубаю. Господин Исматов, в свою очередь, поджидал Сулима Ямадаева возле его дома в жилом комплексе Jumeirah Beach Residence и "дал сигнал" киллерам, когда тот подъехал на автомобиле к парковке комплекса. Таджик же, по версии следствия, после совершения преступления отвез убийц в аэропорт Дубая на арендованной Toyota Camry, дав им возможность скрыться от следствия. На вопрос, признают ли они свою вину, оба подсудимых через своих переводчиков ответили отрицательно.

Председательствующий собрался было продолжить, но тут в процесс неожиданно вмешался подсудимый Исматов. Вытянув вперед руки в наручниках, между которых был зажат сложенный вчетверо листок бумаги, арестант стал настойчиво просить переводчика "передать ходатайство" до начала процесса. Как объяснили друзья арестанта, Максуда Исматова сейчас волнует в первую очередь финансовый вопрос. Дело в том, что Toyota Camry, на которой он, по версии следствия, отвез убийц в аэропорт, была изъята полицией вскоре после покушения и до сих пор не отдана подсудимому. При этом автомобиль, как выяснилось, таджику не принадлежал, а был взят им на прокат в местном Rent a Car. Понесший убытки владелец конторы индус, как утверждают знакомые господина Исматова, уже выставил ему астрономический счет, вдвое превышающий стоимость новой Camry, и это обстоятельство сильно отравляет жизнь небогатому подсудимому. Председательствующий ходатайство принять отказался, объясняя это тем, что передать бумагу ему должен адвокат, но никак не переводчик. Максуд Исматов, в свою очередь, настаивал на своем. Это стало поводом для короткой перепалки, возмутившей, как показалось, председательствующего. "Если у вас нет своего адвоката, защитника вам предоставит государство",— сказал он, объявив процесс закрытым. Вступающему в дело адвокату, очевидно, потребуется на ознакомление около месяца, поэтому ближайшее заседание суда было назначено на 5 октября. Обоих подсудимых охранники тут же попросили на выход, а их место на скамье мгновенно занял щуплый индус в пластиковых наручниках.

Как объяснили "Ъ" участники процесса, преступление, совершенное в JBR, по их мнению, относится к разряду "очевидных", и судебное следствие не должно занять много времени. "Заказное убийство иностранного гражданина в нашей стране возмутило местные власти и общественность,— объяснил "Ъ" один из известных дубайских адвокатов.— Поэтому приговор суда, как мне кажется, будет объективным, но обязательно суровым. Смертная казнь у нас применяется очень редко, а вот срок, который получат преступники, будет не менее десяти лет". По мнению юриста, дубайский суд, в отличие от российского, не станет выделять дело отсутствующих заказчика и исполнителей убийства в отдельное производство, а вынесет им заочные приговоры одновременно с назначением наказания пособникам. "Приговоры по тяжким преступлениям в нашей стране не имеют срока давности,— сказал адвокат.— Таким образом, отсутствующие заказчик и исполнители убийства попадут как бы в режим ожидания. Как только они появятся в эмирате добровольно или пересекут нашу границу под конвоем, приговор будет приведен в исполнение. Вряд ли проявят снисхождение к беглецам и высшие суды Дубая — суд второй инстанции и Верховный суд эмирата".

Между тем вопрос о том, выжил господин Ямадаев после покушения, как утверждают его родственники, или был убит на месте, как заявили официальные власти эмирата, в суде даже не обсуждался. "Эта тема активно обсуждается у вас в России, а здесь давно уже никому не интересна,— сказал "Ъ" один из участников процесса.— Подсудимые, как вы сами слышали, обвиняются в убийстве, и этим все сказано". Информацию о гибели господина Ямадаева "Ъ" подтвердили и на муниципальном кладбище эмирата Al quoz, расположенном в одноименном районе за цементным заводом.

Работник кладбища объяснил, что тело убитого господина Ямадаева привезли полицейские поздно вечером, когда кладбище уже не работало. Стражи порядка якобы приказали кладбищенским охранникам надежно закрыть единственный въезд на погост и "не мешать" им некоторое время. Через некоторое время полицейские уехали уже без тела. В ответ на просьбу показать предполагаемую могилу господина Ямадаева, охранники сказали, что не могут сделать этого — во-первых, потому что это запрещено, а во-вторых — потому что сами не знают, где именно похоронен чеченец. Пройдясь по кладбищу, мы убедились в том, что найти нужную могилу здесь действительно невозможно. Дело в том, что примерно 80% захоронений здесь не подписаны — возле холмиков земли стоят только абсолютно одинаковые железобетонные плитки-"кактобы". По одной в районе головы и ног покойного. Камни ручной работы с высеченными выдержками из Корана ставятся только на некоторых могилах по желанию родственников покойного. Родственники господина Ямадаева, по словам работников кладбища, такого желания не изъявили.

Сергей Машкин