Шоу-бизнес
06.12.2012

Режиссер Путина Игорь Шадхан: «Я из еврейского мальчика превратился сразу в помощника вора»

Режиссер Путина Игорь Шадхан: «Я из еврейского мальчика превратился сразу в помощника вора»
  • Игорь Шадхан. Фото format-a3.ru
Отец главы референтуры президента РФ «стоял на прополе», крал из карманов и профессионально обчищал сумки ленинградцев
Кинорежиссер Игорь Шадхан, сын участника Октябрьской революции и высокопоставленного функционера сталинской ВКП(б) Абрама Шадхана, в далеком 1991 году взял первое подробное видеоинтервью у чиновника мэрии Санкт-Петербурга Владимира Путина. В том же году студия «Русское видео», принадлежавшая криминальному авторитету Михаилу Мирилашвили («Миша Кутаисский»), сняла вместе с режиссером Шадханом серию «Власть» - рекламный короткометражный документальный фильм о Путине. В дальнейшем Шадхан неоднократно встречался с уже президентом Путиным, запустив на основе своих бесед еще два фильма о государственном лидера – "В пути" и "Вечерний разговор".



Дочь Игоря Шадхана Ева Василевская была назначена главой референтуры президента РФ и с самого первого своего дня на новой работе пользовалась большим влиянием в АП. Автор фильмов о Путине – компаньон по бизнесу олигарха Юрия Ковальчука и братьев Фурсенко, один из которых был министром образования и учил нравственности российских детей. В этом плане Шадхан дает весьма интересное описание собственных школьных лет в интервью журналисту Евгению Вышенкову, напечатанном в книге "Крыша" (Санкт-Петербург, 2011). В сети этого отрывка нет, ИА «Руспрес» публикует данные мемуары без поправок, с небольшими сокращениями:

"Моя семья была, кстати, сказать, довольно благополучная. Отец до войны был директором завода, и у нас была трехкомнатная квартира отдельная … В мое доме жил такой вор карманник Васька, Канарейка была у него воровская кличка. Он такой красивый молодой человек, сейчас бы сказали плейбой.

Мне в ту пору было лет 12, и он мне предложил помогать – это называлось стоять на «прополе»: забирать у него украденные вещи, чтобы их при нем не могли найти, если его поймают. Я делал это не потому, что мне нужны были деньги, это дало мне сразу большой авторитет среди дворовых мальчишек. Я из еврейского мальчика превратился сразу в помощника вора, и на меня мгновенно стали по-другому совсем смотреть.

Он, надо сказать, был в некотором роде человек интеллигентный. У женщин тогда были такие сумки, которые сверху застегивались, и на застежку надо было так надавить – «плюм» – чтобы сумка открылась. И вот он покупал букет цветов, заходил с этим букетом в трамвай и заговаривал с какой-то дамой, прикрывая сумку букетом. И пока он с ней разговаривал, он под букетом открывал сумку и вытаскивал из нее кошелек. Иногда он даже умудрялся закрывать эту сумку.

Моя работа заключалась в том, чтобы следить за тем, как он это делает, а потом забирать у него украденное, выбегать из трамвая и прятать его в соседнем дворе или сарае. Васька никогда не давал мне денег, но всегда дарил мне авторучки или карандаши – это очень было тогда модно. Еще он водил меня в рестораны – так что я с 12 лет стал посетителем ресторанов – и очень хорошо меня там кормили… Была двойная жизнь, в общем, страшная. Милиция меня забирала несколько раз, ругались матом, кричали – мол, шестеришь. А я только смотрел на них и улыбался. Так продолжалось полтора года.

Однажды … мы, как всегда, ехали в трамвае, и там ехал человек с квадратной военной кожаной сумкой на ремне. Васька эту сумку срезал и передал мне… Там было довольно много денег и ведомость с фамилиями. И я понял, что этот человек вез с собой зарплату, и это могла быть зарплата моей мамы. Я тогда сказал Ваське, что больше не могу так".

Игорь Шадхан противоречит своему интервью газете "Известия". Где сообщает, что о заглядывании в сумку «Васе сказать не решился. Боялся потерять его, а вместе с ним и приобретенный во дворе авторитет». Поэтому Шадхан сохранил связи, и, как сигнализировал Вышенкову, «во дворе уважать меньше не стали».