Шоу-бизнес
19.08.2013

В русской "Формуле-1" смешалось все: ростехнологии Чемезова, строители дворца Путина и примкнувшая к ним Анна Чапман

В русской "Формуле-1" смешалось все: ростехнологии Чемезова, строители дворца Путина и примкнувшая к ним Анна Чапман
  • Сергей Сироткин. Фото «Ведомости»
Такoй вот отечественный феномен: спонсоры у гонщиков есть, а денег нет
Спорт — однин из наилучших способов одновременно распилить любые суммы денег и одновременно с тем упрочить свои политические позиции. Поэтому и не удивительно, что общения о том, будто некие российские предприниматели собираются инвестировать сотни миллионов евро в легендарную команду Sauber, участвующую в Formula 1, заинтересовали ряд СМИ. В частности, журналисты «Ведомостей» в своем расследовании попытались найти этих самых щедрых спонсоров. Как следствие, люди нашлись, а деньги — нет. Зато в ходе расследования на поверхность всплыла хорошо известная в узких кругах фамилия Сироткина — вполне возможно, что его высокопоставленный отец решил попросту провернуть аферу с финансированием хобби собственного сына. Как бы то ни было, про партнерство Sauber и российских инвесторов точно известно одно: пилотом команды станет сын одного из предполагаемых инвесторов — Сергей Сироткин. Возможно, этим партнерство и ограничится.

Сенсация родилась в середине июля и выглядела так: компания Sauber Motorsport AG, которой принадлежит Sauber F1 Team, объявляет о партнерстве с тремя российскими компаниями. Цели партнерства довольно туманные — «открытие новых перспектив и источников дохода», продвижение Гран-при F1 в Сочи в 2014 г. и привлечение в автоспорт молодого российского поколения.

Швейцарские газеты написали, что русские вкладывают в команду 380 млн евро и получат долю в капитале Sauber Motorsport. Владельцы Sauber, правда, продажу команды решительно опровергли, но про инвестиции промолчали. Деньги команде очень нужны. Долг Sauber на конец 2012 г. достигал 70 млн евро, поставщики и подрядчики начали подавать иски.

Прошел месяц. Богатые российские инвесторы никак себя не проявляли. Немецкие газеты написали, что русский контракт с Sauber под вопросом. Возможно, эта история уже забылась бы, если бы на прошлой неделе о ней не напомнила сама Sauber, выпустив оптимистичный пресс-релиз: контракт с русскими выполняется, первый транш по нему получен.

Финансирование команды F1 — дело весьма накладное, требует не меньше $100 млн в год. Откуда три российские компании — а это на самом деле два фонда (отнюдь не инвестиционных) и один институт (отнюдь не финансовый) — возьмут такие деньги? Какие меценаты притаились за Государственным фондом развития Северо-Запада, Международным фондом инвестиционного сотрудничества и Национальным институтом авиационных технологий?

Партнер-посредник

В публикациях про Sauber мелькало имя словенско-австрийского бизнесмена Юрия Пинтера. У него уже есть опыт сотрудничества с Россией, хотя и не слишком удачный. А сейчас он организует пассажирское воздушное сообщение между Брянском и обеими российскими столицами. Сюжет брянской телекомпании об этом проекте выглядит так: на заснеженном взлетном поле стоит Dornier 328, в него загружается команда чиновников во главе с губернатором Николаем Дениным, они вместе с Пинтером поднимают бокалы с шампанским и произносят тост, затем все выходят из самолета.

Брянским проектом Пинтер занимается не один, а с партнерами. Один из них — российские «Технологии 21 века» Сергея Афанасьева, президента того самого Государственного фонда развития Северо-Запада, который собрался спасать Sauber.

«Проект с Sauber появился случайно. С одной стороны, мы следили за информацией о подготовке к Олимпийским играм в Сочи и строительстве там же трассы для F1, — рассказывает Пинтер. — С другой — получили информацию, что одна из команд F1 ищет нового партнера. Обе стороны могли выиграть от такого сотрудничества: Россия получила бы для нового проекта гоночной трассы в Сочи собственную команду, а Sauber с помощью нового партнера смогла бы получить технологии и улучшить свое положение в F1».

«Мы провели переговоры с обеими сторонами, получили положительный отклик, и в мае был подписан протокол сотрудничества между Фондом развития Северо-Запада и Союзом национальных и неолимпийских видов спорта России», — делится деталями процесса Пинтер. Кстати, от имени союза также выступал Афанасьев, рассказал один из участников соглашения с Sauber. А потом к проекту подключились Фонд инвестиционного сотрудничества и Институт авиатехнологий.

Вопрос о том, кто же будет финансировать Sauber, Пинтер считает преждевременным: проект пока в «очень чувствительной стадии».

Партнер с идеями

Президент Фонда развития Северо-Запада Афанасьев — очень деятельный человек. Он значится председателем совета союза «Перспективный мир», который вместе с Минобороны и Росстроем создал фонд «Родина» (им руководит генеральный секретарь Партии экономической свободы Леонид Шпигель). На сайте vita-music.ru указано, что Афанасьев также президент международного фестиваля «Живая музыка», который пройдет в сентябре в селе Ляличи Брянской области. А принадлежащая Афанасьеву компания «Технологии 21 века» до 2012 г. вручала национальные премии «Российские созидатели». Напрямую или через другие фонды Афанасьев имеет отношение к петербургской организации «Конное поло» и Фонду возрождения Петергофа, компаниям «Центр самоорганизации», «Агентство госпитального менеджмента», «Информационное консалтинговое агентство «Региональный альянс» и др. А из его биографии на сайте viperson.ru можно узнать, что он автор проекта ООН «Огонь миллениума», вице-президент Организации продвижения глобальной цивилизации (Нью-Йорк) и президент Российско-исламского фонда реконструкции и развития.

Это не полный список проектов Афанасьева. Но далеко не все они прибыльны, поэтому денег в Фонде развития Северо-Запада нет, говорит он: «Если бы они были, то мы бы их в первую очередь инвестировали в своем регионе».

В изложении Афанасьева история появления российских партнеров у Sauber выглядит так. Сначала группа заинтересованных лиц, в которую входил Фонд развития Северо-Запада, обсуждала имиджевый проект, связанный с проведением Гран-при F1 в Сочи, причем переговоры о сотрудничестве велись не с середнячком Sauber, а с командами-лидерами. Потом появилась идея сотрудничества с Sauber, но переговоры шли не о спонсорстве или покупке акций, а о создании научно-технического центра по типу «Сколково». «У Sauber отличные инженеры, — объясняет Афанасьев. — А потом стало понятно, что Sauber почти банкрот и ей просто нужны деньги. А что получают взамен российские партнеры, было непонятно».

Тем не менее предварительное соглашение было заключено. По словам Афанасьева, в нем шла речь «о 75 млн евро, которые надо было до конца года перечислить Sauber небольшими траншами». Сколько уже перечислено и откуда взялись эти деньги, он не знает.

Партнер со связями

Международный фонд инвестиционного сотрудничества также не планирует инвестировать в швейцарскую команду, говорит президент и основной владелец организации Борис Хруль.

Как следует из устава фонда, он был создан три года назад для содействия проведению форума АТЭС 2012 г. во Ленинградской области. Его попечительский совет возглавляет бывший сослуживец Владимира Путина по КГБ Сергей Ушаков, который курировал подготовку к саммиту в ранге советника президента. Сейчас Ушаков — помощник руководителя администрации президента Сергея Иванова. В попечительский совет фонда также входит сын Иванова, председатель правления «Согаза» Сергей Иванов.

«Найти деньги на проект нам не сложно, но нас интересует только экономическая составляющая, которой сейчас в партнерстве с Sauber нет», — говорит Хруль. По его словам, фонд подключился к переговорам с Sauber на их последней стадии, заинтересовавшись возможностью создания научно-технического центра на условиях государственно-частного партнерства. Западные компании неохотно делятся с Россией технологиями, поэтому партнерство с Sauber было бы полезным. Но в какой-то момент вся идея партнерства с командой свелась к участию в гонках Сергея Сироткина и фонд занял выжидательную позицию, заключает Хруль.
Партнер с пилотом

Талантливый российский гонщик Сергей Сироткин — сын третьего предполагаемого спасателя Sauber. Его папа Олег Сироткин — гендиректор и совладелец Национального института авиационных технологий.

Во времена СССР этот институт участвовал в разработке десятков моделей самолетов и космических кораблей. Теперь это негосударственная структура, у Сироткина — 7% собственности. Он говорит, что институт финансировать Sauber не будет, но займется спортивной подготовкой Сироткина-младшего. В этой части партнерство с Sauber может состояться — команда уже объявила, что Сироткин будет ее пилотом в следующем сезоне.

За удовольствие гоняться в команде F1 надо платить. Своих денег на это у института, похоже, нет — его годовая выручка редко превышает 500 млн руб. Зато есть опыт поиска спонсоров.

Так, до 2006 г. крупнейшими частными совладельцами института (более 19%) были банк «Петрокоммерц» и близкие к нему структуры. Президент банка Владимир Никитенко возглавлял совет директоров института, а связанный с банком «Лукойл» был основным спонсором Сироткина-младшего в автомобильных гонках.

Незадолго до начала переговоров с Sauber у института появился новый мажоритарный владелец. В феврале 2013 г. госпакет (35%) купила компания «Примула-инвест». Один из ее бенефициаров — Валерий Лаптев, начальник множительного центра Ростовского вертолетного завода («Роствертол»), который, в свою очередь, принадлежит холдингу «Вертолеты России» и входит в «Ростех». У госкорпорации большой опыт спонсорского участия в F1. По поручению Путина корпорация через свои структуры три года спонсировала команды, за которые выступал первый российский гонщик в серии, Виталий Петров.

Лаптев и представитель «Ростеха» обсуждать участие в F1 отказались. Гендиректор «Роствертола» Борис Слюсарь фактически тоже: «Я строю вертолеты, акциями не занимаюсь».

Сироткин-старший говорит, что его сыну в карьере поможет Фондсервисбанк (это тот, куда устроилась на работу советником российская разведчица Анна Чапман). «Какие-то деньги для поддержки пилота Сироткина» банк может выделить, согласен представитель банка Григорий Белкин. По его словам, банк сотрудничает с институтом с 2011 г., у них несколько совместных проектов. «Когда Сергей Сироткин заявился на Formula 3, мы помогли ему делать первые взносы. Он гонщик с большой перспективой, и ему нужна помощь», — рассказывает Белкин. Сейчас необходимо найти $7 млн для того, чтобы Сироткин-младший начал выступления за Sauber. Сироткин-старший, по словам Белкина, уже провел переговоры о выделении денег с президентом Фондсервисбанка Александром Воловником. До какой суммы они договорились, Белкин не сказал.

Партнер, которого ждут

Участники партнерства с Sauber надеются и на помощь государства.

Вопросы финансовой поддержки русского пилота будут обсуждаться на предстоящей встрече Сироткина-старшего с министром спорта Виталием Мутко, слышал Белкин. О том, что такая встреча готовится, говорят и остальные участники соглашения с Sauber.

Но чиновник Минспорта не советует ждать результата от этого мероприятия: «Позиция министра давно известна. Автомобильный и другие технические виды спорта являются частными, и поэтому государство не будет их финансировать». Об этом же говорит и федеральный чиновник. Инициаторам партнерства с Sauber надо было с самого начала получить одобрение у правительства, а только потом «пиариться», считает он, пока участники партнерства для правительства мало понятны.

Пресс-служба президента не в курсе проекта по покупке Sauber, следует из слов заместителя пресс-секретаря президента Юрия Свиридова. «К нам никто из организаторов партнерства с Sauber не обращался [с просьбой помочь]», — говорит Илья Джус, представитель вице-премьера Дмитрия Козака, курирующего подготовку к «Сочи-2014» и строительство трассы F1 в Сочи. Окажет ли Козак поддержку Sauber и его российским партнерам, если такое обращение поступит, Джус говорить отказался.

«Теперь все будет зависеть от связей Сироткиных, — рассуждает еще один крупный чиновник. — Вопрос в том, как далеко они дойдут по чиновничьей лестнице и насколько убедительны будут». При правильных связях шансы получить поддержку есть: свой пилот в российском Гран-при нужен, а Сироткин, по мнению специалистов, очень талантлив. «Вот в случае с гонщиком Виталием Петровым отлично сработали личные контакты семьи, — напоминает собеседник «Ведомостей», — по поручению президента финансовую поддержку командам гонщика оказывали «Ростех» и «Сибур».

Представитель Sauber на вопросы СМИ не ответил, но человек, близкий к команде, посоветовал не волноваться: долгие и сложные переговоры о спонсорстве — обычное дело для команд F1, не занимающих верхние позиции в таблице лидеров. А здесь команда уже в выигрыше — деньги, пусть и небольшими траншами, поступают на счет, а немного — это лучше, чем ничего.

Гоночный вундеркинд Сергей Сироткин

Сергея Сироткина, родившегося в Москве в 1995 г., называют гоночным вундеркиндом. Он в 15 лет дебютировал в гонках «школьной» Formula Abarth и через год стал чемпионом евросерии.

Годом позже за рулем машины первенства Auto GP (ранее оно называлось Formula 3000) Сироткин выиграл этап в калифорнийской Саноме и стал самым молодым победителем в серии и первым гонщиком, в честь которого на территории США играли гимн России. В 2012 г. пилот успел принять участие в итальянском чемпионате Formula 3 — эта серия для многих пилотов стала «последней подготовительной ступенью» перед F1. 

Команда Sauber подписала с Сироткиным контракт на 2014 г., таким образом он должен стать вторым российским гонщиком в F1 после Виталия Петрова. Этот сезон пилот удачно начал в мировой серии Renault: на трассе Motorland Aragon он стал вторым, а на автодроме Монцы установил рекорд круга.

Посредник Пинтер

Юрию Пинтеру принадлежит небольшая словенская компания Imecon, которая уже 15 лет занимается привлечением инвестиций в проекты на условиях государственно-частного партнерства. Одним из последних ее клиентов была канадская Magna International. В 2007 г. Imecon представляла ее интересы в странах бывшей Югославии и вела переговоры об открытии локального производства автокомпонентов.

С 2006 г. Пинтер, по его словам, вел дела с компанией «Рособоронэкспорт». Он пытался поучаствовать в погашении долга России перед Словенией в $129 млн. Пинтер предлагал погасить небольшую часть долга военной техникой, а основную — продукцией «Силовых машин», и это предложение, говорит он, понравилось российской стороне. Но в итоге словенское правительство в счет долга решило забрать патрульный катер.

В марте 2013 г. австрийская Tiroler Tageszeitung сообщила, что расположенную в Инсбруке авиакомпанию Air Alps спасут русские инвесторы — группа Refca. После того как компания лишилась контракта на рейсы в Италии, ее самолеты оказались на земле. По предложению Refca авиакомпания начнет работу в России и будет перевозить пассажиров из Брянска в Москву и Санкт-Петербург. Со ссылкой на гендиректора авиакомпании Гюнтера Гаста издание сообщило, что к лету 2013 г. в Брянский аэропорт будут переведены все три самолета авиакомпании. 50% в Refca принадлежат Сергею Афанасьеву, президенту Государственного фонда развития Северо-Запада, 25% — Юрию Пинтеру.

Сколько стоит погоняться

Бюджеты «конюшен» F1 стартуют со $100 млн в год. Но лидеры далеко уезжают от этой границы: затраты прошлогоднего чемпиона — Red Bull Racing в сезоне 2012 г. составили $286,5 млн, его конкурента McLaren — $243,9 млн, пишет The Wall Street Journal (WSJ). Несмотря на все попытки сэкономить, эксплуатационные расходы команд F1 продолжают расти. По отчетам аналитиков, ежегодный призовой фонд F1 за пять лет, предшествовавших 2012 г., вырос на 400% до $750 млн, но командам этого не хватает. В среднем 23% годового бюджета обеспечивают взносы владельцев, 29,1% — призовые, а практически все остальное дают спонсоры, подсчитала WSJ.

Если ориентироваться на эти цифры, русским инвесторам, чтобы позаботиться о Sauber, придется тратить как минимум по $23 млн в год из собственных средств и находить спонсоров еще на $50 млн с лишним.

Средняя стоимость спонсорского контракта составляет $3,7 млн в год — известные бренды с легкостью выкладывали эту сумму во времена потребительского бума, но рецессия вынудила производителей сократить маркетинговые бюджеты. И в первую очередь под нож пошли многомиллионные контракты с F1. Даже телекоммуникационный гигант Vodafone этой весной сообщил, что не будет продлевать контракт титульного спонсора с McLaren, истекающий в конце года.

Важный ресурс гонщика — папа

Первым и пока единственным российским пилотом Formula 1 является Виталий Петров, сын миноритарного (3,45%) акционера Выборгского судостроительного завода Александра Петрова. В 2010 г. Петрова-младшего пригласила команда Renault F1, правда, за участие пилота в гонках нужно было заплатить спонсорам — это обычный порядок для F1.

«Я обошла 500 компаний, предлагая им стать спонсорами Renault F1, но никто не согласился», — рассказывает бывший менеджер Петрова Оксана Косаченко. Через «знакомых», продолжает она, ей удалось добиться встречи с Владимиром Путиным и рассказать о проблемах молодого талантливого гонщика.

В марте 2010 г. на встрече с президентом Renault-Nissan Карлосом Гоном Путин пообещал найти деньги для Петрова. И через несколько дней спонсором гонщика стал «АвтоВАЗ», а на болидах Renault F1 появился логотип Lada. Но французы переложили затраты на русских совладельцев «АвтоВАЗа» — «Ростех». Косаченко подтверждает, что договор был подписан именно с госкорпорацией. «Они долго думали, какой логотип ставить, и решили, что Lada — это самая розничная и гражданская продукция, благо хоть какие-то продажи этих машин в Европе были», — вспоминает один из участников событий.

Отец гонщика, Петров-старший, тогда рассказал, что за Lada внесли спонсорский взнос в 5 млн евро, а еще 2,5 млн евро бизнесмен заплатил сам. Для этого он взял кредит в банке «Санкт-Петербург» под поручительство акционеров Выборгского судостроительного завода, чей логотип также разместили на болиде. Контрольный пакет акций завода принадлежал Николаю Шамалову, Дмитрию Горелову, Сергею Колесникову и компании «Росинвест». Эти люди стали известны в конце 2010 г. как строители «дворца Путина» возле Геленджика. Так их назвал Колесников в открытом письме Дмитрию Медведеву. Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков опровергал связь между Путиным и дворцом.

В начале 2011 г. Путин на встрече с Петровым-младшим, руководителями «Ростехнологий» Сергеем Чемезовым и «Новатэка» Леонидом Михельсоном предложил финансово поддержать пилота. Так среди спонсоров команды Петрова, к тому времени получившей название Lotus Renault GP, появился еще и михельсоновский «Сибур».

В 2012 г. Lotus Renault GP снова сменила название — на Lotus F1 — и уволила Петрова. Он перешел в Caterham F1. Ее спонсором тут же стал холдинг «Вертолеты России», входящий в «Ростехнологии». На сайте «Вертолетов» говорится, что «эксперты команды [Caterham F1] и вертолетостроительного холдинга считают, что общими перспективными темами [для них] могут стать производство композитных деталей, проведение аэродинамических исследований и высокоэффективная управленческая деятельность».

В «Вертолетах России» не захотели рассказать, задалось ли композитно-аэродинамическое сотрудничество и во сколько обошлось спонсорство Caterham F1. В годовой отчетности предприятия указано, что его рекламные затраты в 2012 г. составили 990 млн руб. против 525 млн руб. в 2011 г., когда они и так были высокими, ведь «Вертолеты России» готовились к IPO, позже отмененному. Для сравнения: в 2010 г. на рекламу вертолетный холдинг потратил всего 199 млн руб.

В 2012 г. Caterham F1 не взяла ни одного очка. Команда рассталась с Петровым, а «Вертолеты России» — с командой.