Шоу-бизнес
04.11.2014

Придворный портняжка

Придворный портняжка
Что связывает кутюрье Юдашкина с Ротенбергами, Дерипаской и Боллоевым

Между тем до сих пор мало что было известно о бизнесе Валентина Юдашкина и его партнерах. Как выяснил «Ко», интересы маэстро распространяются не на одну высокую моду. Среди аффилированных с ним компаний не только швейные производства, но и предприятия, связанные с янтарной промышленностью и даже фармацевтикой. А его партнеры – малоизвестные люди, пользующиеся именем мэтра в интересах бизнеса.

 

Янтарный бизнес

 

Неделю высокой моды в Париже Валентин Юдашкин не пропускает с 1991 г. В минувшем сентябре он представил коллекцию ювелирных украшений из янтаря Valentin Yudashkin Royal Amber, имевшую большой успех. О новой коллекции рассказали все международные СМИ, связанные с миром высокой моды, – от Style.com до азиатских таблоидов. Не скрывал радости и сам маэстро. Для него это первый опыт сотрудничества с Калининградским янтарным комбинатом. «Это большое событие в контексте популяризации российского «солнечного камня», – отметил Юдашкин. На прошлой неделе коллекция, которая поступит в продажу к Новому году, была представлена на Неделе моды в Москве.

Сотрудничество с заводом родилось не на пустом месте. Одним из партнеров Юдашкина является ЗАО «Национальная инвестиционно-финансовая корпорация» (НИФК), учрежденная, по данным ресурса «Контур-Фокус», неким Сергеем Черенковым. Основным видом деятельности НИФК являются «капиталовложения в ценные бумаги». НИФК принадлежит 85% калининградского НПО «Янтарь» («внучатая» компания ГУП «Калининградский янтарный комбинат», который сейчас переходит в собственность «Ростеха»). 

В «Ростехе» отказались отвечать на вопросы, связанные с деятельностью НПО «Янтарь». В самом ГУП «Ко» заявили, что «сотрудничество с Валентином Юдашкиным – это некоммерческий проект, основанный на безвозмездном участии модельера в качестве консультанта по разработке дизайна ювелирных украшений. (...). ЗАО «НИФК» и НПО «Янтарь» не имеют отношения к созданию этой коллекции».

Впрочем, на комбинате и тем более в ГК «Ростех» могли и не знать о существовании такого партнера, как НИФК. Компания крайне закрытая: сайта в Интернете нет, информация в базах данных о ней разнится. В нескольких источниках в качестве гендиректора компании фигурирует Вадим Жакенович Камашев, в других – Янина Владимировна Гришина. Адресов тоже несколько, хотя дата регистрации компании одна: 18 февраля 2008 г. «Ко» удалось обнаружить офис НИФК в офисном центре «Хамовническая слобода», на ул. Льва Толстого, 5/1, стр. 1 (метро «Парк культуры»). Но телефоны компании, предоставленные на рецепции, не отвечали. Как стало известно «Ко», президентом НИФК является Вадим Золотарев, экс-совладелец (вместе с Сергеем Лисовским) «Моссельпрома». В 2011 г. они продали компанию группе «Черкизово», выручив $42,1 млн деньгами и получив еще около 2% акций «Черкизово».

 

Сергей Черенков, фигурирующий как владелец НИФК, – человек непубличный. Информация в СМИ о нем отсутствует. В Интернете же большинство ссылок по запросу «Сергей Черенков» указывает на экс-директора группы «Земляне», судимого за торговлю должностями в партии «Единая России». Впрочем, по мнению адвоката Сергея Черенкова Александра Карабанова, это два разных человека.

 

Тень Ротенбергов

 

Интересы владельца НИФК Сергея Черенкова обширны. Одновременно он является гендиректором нескольких финансовых компаний, таких как ООО «Бизнесстройфинанс», ООО «Системное управление инвестициями», ООО «Русинвесткапитал». Телефоны этих фирм, заявленные в регистрационных органах, недоступны или не отвечают. Да и финансовое состояние НИФК нерадужное. По данным «Контур-Фокус», выручка компании в 2013 г. – 0 руб., чистый убыток – 12 млн 324 тыс. руб. Похоже, что в прошлом году НИФК не вела никакой деятельности. 

Любопытна история НИФК. До господина Черенкова ее учредителем выступала некоммерческая организация «Фонд инвестиционных программ», за которой стоят офшорная структура и ЗАО «АТ Инвестмент». Последнее общество более интересно с точки зрения потенциальных связей. По данным Росстата, оно аффилировано с ОАО «Брянскспиртпром», а это уже компания из сферы интересов Аркадия и Бориса Ротенбергов. Их банк «Северный морской путь» является совладельцем «Брянскспиртпрома». В банке не смогли прокомментировать связи компаний, аффилированных с Юдашкиным и с «СМП банком». Однако можно предположить, что кутюрье является клиентом СМП: его интервью опубликовано в одном из номеров корпоративного журнала.

Кроме НПО «Янтарь», НИФК выступила учредителем Невинномысской шерстяной мануфактуры (100%) и ОАО «Аэропортовый комплекс Раменское», АКР (65%). В Раменском же, как известно, сильно влияние Сергея Чемезова из ГК «Ростех». Госкорпорации принадлежит ОАО «Транспортно-выставочный комплекс «Россия» (ТВК «Россия») на территории аэродрома Раменское. Это площадка не только для международного авиасалона МАКС и форума «Технологии в машиностроении». Соответственно интересы в Раменском есть и у Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК): это еще и аэропортовая инфраструктура для деловой авиации и авиации общего назначения. Транспортная компания «ТВК» создавалась, кстати, совместно с «Татнефтью», а топливная компания «ТК «ТВК» выступала в свое время соучредителем ОАО «АКР» Сергея Черенкова. 

В ТВК «Россия» не стали комментировать историю появления в Раменском НИФК, лишь сообщив, что АКР уже не существует, а вместо него появилось ОАО «Рампорт Аэро» – совместная структура ТВК «Россия» и литовской Avia Solutions Group. Экс-гендиректор АКР Сергей Рашидов не ответил на запрос «Ко», переданный через ТВК «Россия», о причинах ликвидации АКР и отношениях с НИФК. В ОАК об АКР, НИФК и Сергее Черенкове и не слышали.

НИФК связывает с Валентином Юдашкиным еще один проект – Невинномысская шерстяная мануфактура. Ее гендиректор Михаил Зайцев одновременно возглавляет и ОАО «Валентин Юдашкин групп», учредителем которого когда-то выступил сам маэстро. Но несколько лет назад он продал компанию. «Я хочу заниматься творчеством, а не бизнесом, а есть акционеры, которые будут заниматься уже бизнесом, продвижением марки», – заявил кутюрье «Ко». До недавнего времени крупнейшим акционером ОАО являлась компания «ИФК «Бизнес-технолоджис», контролируемая бизнесменом Александром Кармановым. Среди других совладельцев, по данным ресурса «Контур-Фокус», президент и учредитель Регионального благотворительного культурного общественного фонда «Артэс» Александр Достман (13%), вторая супруга экс-министра финансов Алексея Кудрина Ирина Тинтякова (13%) и Олег Удодов (22%). Однако Юдашкин утверждает, что ни Тинтяковой, ни Достмана нет в списке владельцев компании. «У нас западные инвесторы», – заявил модельер, не став распространяться, кто это.

 

Кораблино – город невест

 

Пожалуй, самым громким проектом НИФК и кутюрье является создание текстильного кластера в Рязанской области на базе Кораблинской текстильной мануфактуры. Соглашение подписано 7 октября на инвестиционном форуме в Москве губернатором Рязанской области Олегом Ковалевым и президентом НИФК Вадимом Золотаревым. В области НИФК называют серьезным инвестором, готовым вложить в проект около 5 млрд руб. «Мы давно искали инвестора для глубокой модернизации производства», – сказал «Ко» министр экономического развития и торговли Рязанской области Виталий Ларин. По его словам, предложение исходило непосредственно от НИФК, и оно было всеобъемлющим. В свою очередь, региональное правительство предпримет целый комплекс мер, направленных на эффективную работу кластера. 

Роль Валентина Юдашкина – дизайн тканей. «Мы (Дом моды Valentin Yudashkin. – Прим. ред) выступаем исключительно с образовательной точки зрения, – заявил модельер. – В кластер входит Университет дизайна и технологий, где мы станем обучать студентов. И уже из этих выпускников будет формироваться дизайн-студия, которой и предстоит готовить модельный ряд продукции при фабрике».

Кораблинская мануфактура будет выпускать ткани, детскую, спортивную и домашнюю одежду и даже тканевые обои. По словам Виталия Ларина, в конце 2000-х на предприятии началось техническое перевооружение, и сейчас это швейный комплекс с законченным циклом производства. Кстати, как юрлицо текстильная мануфактура и торговый дом при ней зарегистрированы в Москве, а не в Рязани. Но обладминистрацию это не смущает. «Налоги будут платиться в областной бюджет, а в ответ регион готов предоставить предприятию всевозможные льготы в соответствии с региональным инвестиционным законодательством: это снижение ставки по налогу на имущество и на прибыль, субсидии и другие преференции», – поясняет Виталий Ларин. А от самого кластера в области ждут создания около тысячи рабочих мест, привлечения других швейных предприятий, причем не только Рязанской области и, естественно, роста налоговых сборов.

«Главная проблема российской легкой промышленности – отсутствие собственных качественных тканей, – подчеркивает президент Finn Flare Ксения Рясова. – Это длительные инвестиции, возвращающиеся на протяжении долгого времени. Если появятся хорошие ткани, то вокруг их производства заработают швейные фабрики». Обеспечит ли НИФК «длинными» деньгами рязанский кластер? Говорят, в этом может помочь и сам Валентин Юдашкин, у которого проблем с инвесторами или спонсорами не было никогда.

 
Быстрый старт

 

Заслуженный деятель искусств Российской Федерации, действительный член Академии социальных наук, почетный академик Российской академии художеств, член-корреспондент Парижского синдиката высокой моды и готовой одежды... Регалий Валентина Юдашкина в мире высокой моды не счесть. 

Моделированием одежды Юдашкин увлекся в школе: рисовал, делал выкройки, шил для себя и друзей. После школы в 1981 г. он поступил в Московский индустриальный техникум на факультет моделирования, пять лет спустя получил красный диплом, защитив работы по темам «Исторический костюм» и «Макияж и декоративная косметика». «Лет двадцать пять назад Валя гримировал меня и Льва Лещенко для фотографии на плакате, когда работал визажистом, – вспоминает народный артист России Владимир Винокур. – Потом у него появились очень удачные эскизы, работы. За короткий период времени Юдашкин стал известным дизайнером и кутюрье международного класса». 

Сложена легенда про первое ателье. Якобы деньги на него мэтр нашел, продав «Жигули» и шубу супруги. Первый показ собственной коллекции из 150 моделей прошел в 1987 г. в Москве и сделал имя Юдашкина известным стране. Мировую популярность он обрел четыре года спустя, в 1991 г., на неделе Высокой моды в Париже, где показал коллекцию класса Haute Couture в стиле «Фаберже». Это были первые работы созданной в том же году фирмы Valentin Yudashkin. Коллекция российского модельера впечатлила даже таких мэтров, как Пьер Карден и Пако Рабан. Фурор произвели платья, сшитые в виде знаменитых ювелирных яиц Фаберже. Несколько моделей приобрел Музей костюма Лувра и Калифорнийский музей моды.

1991-й стал отправным для кутюрье не только с точки зрения мирового признания. «Валентин Юдашкин состоялся благодаря генералу Александру Руцкому, – утверждает историк моды Александр Васильев. – Затем были другие богатые инвесторы». С боевым генералом, а в 1991 г. вице-президентом РФ Юдашкина познакомил Владимир Винокур, основатель одноименного театра музыкальных пародий и тогдашний гендиректор этого театра Александр Достман. «С Руцким мы земляки, из Курска, познакомились на войне в Афганистане, – вспоминает Владимир Винокур. – У вице-премьера супруга должна заниматься общественной работой, как-то сказал я Руцкому и познакомил их с Юдашкиным». Винокур был не только другом Руцкого, в конце 1991 г. он стал его советником по делам культуры. Таким образом, Людмила Руцкая стала президентом фирмы Юдашкина. «Именем своего мужа я помогла Юдашкину получить в аренду дом на Кутузовском проспекте, помогла открыть его Дом моды (Кутузовский, 19. – Прим. ред)», – вспоминала Людмила Руцкая в одном интервью. 

Вряд ли Руцкой был в состоянии финансировать Дом моды. Как сообщали СМИ, деньги в этот бизнес вкладывал подмосковный бизнесмен Акоп Юзбашев. Александр Максимов, автор книги «Российская преступность: кто есть кто», вышедшей в 1997 г., называет Юзбашева лидером ОПГ и негласным «хозяином» Пушкинского района Московской области. Он начинал в 1980-х с автомастерской, а к 1990-м имел строительную фирму, деревообрабатывающую фабрику, российско-израильское СП по производству безалкогольных напитков и водочный цех. С Руцким Юзбашев познакомился после августовского путча 1991 г. Как рассказывал журналистам сам Юзбашев, в августе 1991 г. он и его товарищи первыми перевернули троллейбус, преградив танкам дорогу к Белому дому. Генерал оценил поступок и принял Юзбашева в свое окружение. 

Руцкой попал в немилость в 1993 г. После указа Бориса Ельцина, предусматривавшего досрочное прекращение полномочий Верховного совета, Руцкой объявил о принятии им президентских обязанностей. Он руководил оборонительными мероприятиями в Белом доме во время событий 3–4 октября 1993 г., после штурма был арестован, а спустя несколько месяцев освобожден из-под стражи в связи с принятой Госдумой амнистией.

 
Высокие клиенты

 

Политические перипетии тогда уже особо не волновали Валентина Юдашкина: его Дом моды процветал. Кутюрье вовремя понял, что имя его платьям сделают люди, которые их носят. Еще на заре карьеры Юдашкин обшивал Раису Горбачеву, супругу Юрия Лужкова Елену Батурину, а сейчас и Светлану Медведеву. Именно Юдашкин был автором пальто, в котором Светлана Медведева пришла на инаугурацию супруга.

С Раисой Горбачевой он познакомился благодаря своей жене Марине. Она парикмахер и еще во времена СССР работала в Центральном проектно-конструкторском технологическом бюро, занимавшемся разработкой новых причесок, стрижек и технологией их выполнения. В качестве исключения мастера обслуживали высокопоставленных чиновников и их родных. Светлану Медведеву познакомила с кутюрье Алла Пугачева, для которой Юдашкин шьет уже более двадцати лет. 

«Я шил пальто и костюмы у Валентина Юдашкина в 1990-х, – вспоминает экс-губернатор Нижегородской области Борис Немцов. – Когда Александр Руцкой увидел, как я одет, попросил Юдашкина помочь ему с гардеробом».

Модельер обшивал не только чиновников и политиков вместе с их семьями, но и практически весь российский бомонд. В его платьях выходили замуж Ксения Горбачева, Глюк’оzа, Светлана Захарова, Татьяна Дюжева, первая невестка Валентины Матвиенко Зара. «У меня очень много костюмов от Юдашкина, особенно нравятся смокинги – в них удобно выступать на сцене», – признается Владимир Винокур. «В основном в бутик Юдашкина ходит супруга, но и у меня есть его вещи, – добавляет адвокат Александр Добровинский. – Это человек с талантом. У него, конечно, есть спорные вещи, но некоторые модели меня очаровывают».

 

Покупая костюмы и платья от Юдашкина, представители российского бомонда на цены, как правило, не смотрят, а стартуют они на платья из дорогих коллекций от 50 000 руб., есть модели и за 200 000–300 000 руб.

 

Кутюрье разрабатывает дизайн не только одежды, но и обоев. Минувшей весной совместно с дизайн-студией «Росстайл» он представил новую коллекцию fashion-обоев, которые будут производиться в Италии на фабрике Emiliana. В интернет-магазинах стоимость одного рулона – от 4500 до 12 200 руб. Для сравнения: обои от Roberto Cavalli продаются по 4000 руб. за рулон.

 
Дерипаска в Доме моды

 

Знакомство с сильными мира сего позволило Юдашкину выйти на новый уровень. Он разрабатывал форму для олимпийской сборной на Играх в Норвегии, одежду для сотрудников «Аэрофлота», официантов ресторана «Украина», работников «Почты России» и даже для персонала саммита АТЭС во Владивостоке. Но, пожалуй, самым крупным заказом стала новая форма для Минобороны, что в результате обернулось грандиозным скандалом. 

Разрабатывать форму начали в 2007 г., утвердили ее в марте 2010 г., а уже в декабре выяснилось, что новая форма непригодна к использованию и даже стала причиной переохлаждения от 160 до 250 солдат в Кемеровской области. Но Юдашкин здесь был ни при чем. В одном интервью он говорил, что Минобороны извратило первоначальный вариант, заменив материалы и тем самым снизив стоимость формы «в разы», и что ни он, ни его Дом моды «не получили от этого проекта ни копейки (…). Все деньги напрямую были перечислены фабрикам, которые шили опытные образцы». В новую форму предстояло переодеть около миллиона военнослужащих на сумму в 25 млрд руб. «На протяжении нескольких лет синтетический утеплитель холлофайбер разрабатывался и совершенствовался для нужд Министерства обороны РФ, – докладывал гендиректор ООО «Термопол» Александр Боначев. – Именно он был рекомендован к использованию в новой зимней военной форме. Однако для серийного изготовления зимней военной формы в 2010 г. ни одного метра нашего утеплителя закуплено не было».

«Армейский тендеры – это миллиарды рублей, но их в результате получит не модельер, а фабрики, которые будут отшивать эту форму», – говорит Александр Васильев. По его мнению, дело в спонсорах, которые стоят за модельером, и в том, чьи интересы он представляет. Кстати, крупный заказ на изготовление формы получило ОАО «БТК групп» Таймураза Боллоева.

Александр Васильев рассказывает, что у Юдашкина за его карьеру было шесть богатых инвесторов. Кто это, держится в секрете. Но, например, во время судебного процесса в Лондоне между Олегом Дерипаской и Михаилом Черным стало известно, что в конце 1990-х основной собственник «Русала» и предприниматель Антон Малевский были инвесторами Дома моды Юдашкина. Кутюрье продал им акции, правда, спустя два года они вышли из этого бизнеса.

 

Чужой счет

 

Последние несколько лет Юдашкин партнерствует с владельцем Евразийского трубопроводного консорциума (ЕТК) Александром Кармановым. В начале 1990-х он владел столичным ночным клубом «Грезы» и руководил боулинг-центром. В трубный бизнес Карманова позвал совладелец группы «Сумма» Зиявудин Магомедов. В начале 2000-х будущий трубный магнат возглавил его «Фирму химсервис», поставлявшую трубы «Газпрому». Но в 2004 г. Карманов ушел от Магомедова. Он основал собственное ЗАО «Леман пайп», ставшее эксклюзивным поставщиком труб большого диаметра украинского Харцызского завода для «Газпрома». С 2009 г. компания называется ЕТК, и среди крупнейших ее заказчиков фигурируют «Транснефть» и «Газпром». 

В школе Карманов занимался дзюдо, получил звание КМС, уже будучи в трубном бизнесе, стал спонсором российской сборной по дзюдо и клуба «Явара-Нева». Среди учредителей последнего – Аркадий Ротенберг и Геннадий Тимченко, а почетным президентом клуба является Владимир Путин. Кстати, председатель попечительского совета клуба – Таймураз Боллоев, тот самый, кто получил заказ на пошив военной формы. 

Родился Александр Карманов в Курчатове Курской области, он земляк Руцкого и Винокура. И они могли познакомить его с Валентином Юдашкиным. Сам бизнесмен не помнит, при каких обстоятельствах познакомился с кутюрье, но это произошло в 2000 г. Он называет Юдашкина другом, а о своем участии в модельном бизнесе говорит, что «интересно было попробовать». Карманов сказал «Ко», что сейчас уже не имеет доли в «Валентин Юдашкин групп» (кому продал, не сообщает), но деловыми партнерами они остаются. Например, в ООО «Валентин Юдашкин дизайн» (у ЕТК 99%, у Марины и Валентина Юдашкиных 1%). Фирма с выручкой за 2013 г. в 150 млн руб. занимается отделкой домов и квартир. 

Другой совместный проект Карманова и Юдашкина – ООО «Оксигон». Эта фармкомпания имеет регистрационное удостоверение на выпуск пока единственного препарата – «Мардил Цинк». «Продажи препарата уже начались, – отмечает Карманов. – Для меня это венчурный проект».

Получается, что на имени Юдашкина зарабатывают другие. Но сам кутюрье, похоже, не в обиде. В случае чего он всегда сможет найти новых богатых спонсоров, а проблемы посерьезнее решит благодаря влиятельным клиентам из Белого Дома и Кремля.

Кто владеет НПО «Янтарь»

Учредителями НПО «Янтарь» являются ЗАО «Национальная инвестиционно-финансовая корпорация» (85%) и ОАО «Янтарный ювелирпром» (15%). ОАО «Янтарный ювелирпром» на 100% принадлежит ГУП «Калининградский янтарный комбинат», которое в настоящее время переходит под контроль ГК «Ростех».


Резюме Валентина Юдашкина

Год рождения: 1963

Образование:

1981–1986 – Московский индустриальный техникум, факультет моделирования

1986–1987 – Центральное проектно-конструкторское бюро при Министерстве бытового обслуживания РСФСР, старший художник

Профессиональный опыт:

1987 – открытие собственного кооператив-ателье

1988 – открытие фирмы «Vali-Мода»

1991 – открытие фирмы Valentin Yudashkin, создание первой коллекции класса Haute Couture – «Фаберже»

1993 – открытие Дома моды Valentin Yudashkin

1997 – открытие торгового дома в Москве

1999 – выпуск парфюма Valentin Yudashkin – совместный проект с французской парфюмерной компанией Parour.

1999 – запуск новой линии ювелирных украшений, открытие салона ювелирных украшений Valentin Yudashkin 

2000 – открытие бутика Дома моды Юдашкина в Париже

 

Семейное положение: женат, воспитывает дочь

Увлечения: путешествия, опера

 

Материалы по теме