Шоу-бизнес
25.09.2017

Степанов проклял Розенберга именем Дурова

Степанов проклял Розенберга именем Дурова

  • Бывший менеджер «ВКонтакте» и «Телеграма» Антон Розенберг. Фото "КП"
Гендиректор Telegram обменялся открытыми письмами с бывшим топ-менеджером
Скандал вокруг месенджера Telegram разразился в понедельник после публикации бывшим сотрудником Антоном Розенбергом письма, в котором тот рассказал о конфликте с основателем мессенджера Павлом Дуровым и его братом Николаем, обвинил компанию в незаконном увольнении и поставил под вопрос конфиденциальность личной переписки в мессенджере.

Розенберг в компании занимал должность директора особых направлений, как написал он сам. По его заявлению он был уволен с работы после ссоры с Николаем Дуровым, который оказывал знаки внимания его будущей жене. Согласно версии Розенберга, его уволили по формальной причине - из-за прогулов, хотя он продолжал работать вне офиса. Он подал иск к компании, чтобы оспорить законность его увольнения. Во встречном иске компания потребовала от Розенберга 100 млн рублей за разглашение коммерческой тайны.

В своем письме Розенберг также утверждал, что сотрудники Telegram удалили его переписку с момента регистрации в мессенджере с 2013 по 14 февраля 2017 годы. По его словам, Дуров назвал происшедшее небольшим техническим сбоем и пообещал, что история переписки вернется после ночной переиндексации (уже после истечения срока, в который от него требовали ответа). «На следующее утро история переписки действительно вернулась. Сам Дуров в разговоре с «Ведомостями» говорил ранее, что заявления Розенберга, в том числе по поводу переписки, не соответствуют действительности, а сам текст письма Розенберга «на 90% шизофазичен».

В четверг было опубликовано ответное открытое письмо генерального директора ООО "Телеграф" Александра Степанова. Автор письма уверяет, что представители его компании в присутствии адвокатов предлагали Розенбергу мировое соглашение по обоим искам в размере 4 млн рублей или его 20 ежемесячных окладов. Даже после того, как Розенберг вынес конфликт в публичную плоскость, компания предлагала выплатить ему 1,5 млн рублей компенсации, но не нашла взаимопонимания.

По версии Степанова, Розенберг письменно требовал от «Телеграфа» 30 млн рублей и намекал на то, что при отказе выплатить эту сумму он разгласит конфиденциальную информацию о компании. Во встречном иске компания потребовала от Розенберга 100 млн рублей за разглашение коммерческой тайны. Соглашения о неразглашении Розенберг подписывал с «Телеграфом» дважды, в рамках отдельного соглашения и в рамках трудового договора, написал в своем ответе Степанов.

В своем письме Розенберг утверждал, что его уволили с работы после того, как он обнаружил, что Николай Дуров оказывал знаки внимания будущей жене Розенберга. Степанов также назвал заявления об отношениях межде Николаем Дуровым и Екатериной Волковой (с весны 2017 году - Розенберг) голословными, а попытки вовлечь членов семьи в решение трудовых споров неэтичными. По его версии, Екатерина Волкова работала в компании модератором и не предъявляла претензий в адрес менеджеров.

ООО «Телеграф» в июле 2017 прекратило трудовые отношения со всеми остававшимися сотрудниками, кроме генерального директора, и более не ведет никакой деятельности, за исключением судов с господином Розенбергом, написал Степанов.

В тот же день Степанову снова ответил Антон Розенберг. Редакция агентства "Руспрес" публикует оба открытых письма.

****

Реальный «Кот Дурова»

В своей публикации «Кот Дурова...» от 18.09.2017 бывший сотрудник ООО «Телеграф» А. Розенберг утверждает, что ООО «Телеграф» требует взыскать с него 100 млн рублей. Он также сообщил журналистам, что ООО «Телеграф» не предоставило ему возможности урегулировать конфликт непубличным способом.

Мы считаем эти заявления грубым искажением фактов.

До публичной огласки дела ООО «Телеграф» предлагало А. Розенбергу в присутствии его юриста и доверенного лица мировое соглашение по обоим искам с выплатой суммы, равной 20 его ежемесячным заработным платам. В случае согласия А. Розенберг получил бы около 4 млн рублей.

Де-факто ООО «Телеграф» не только не требовало с А. Розенберга 100 млн рублей, как он утверждал в своем публичном заявлении, но напротив — предлагало выплатить 4 млн. Это предложение не было принято, в ответ А. Розенберг потребовал значительно большую единовременную выплату.

Факт предложения нами соглашения о прекращении взаимных претензий был изначально замолчан А. Розенбергом, по-видимому, для придания эффектности своим заявлениям и формирования образа жертвы.

Шантаж

При публикации своего материала А. Розенберг также пытался скрыть от общественности то, что в июле 2017 года он письменно требовал от ООО «Телеграф» 30 млн рублей, намекая на то, что в противном случае разгласит конфиденциальную информацию о деятельности компании, которая приведет к разрыву соглашения с Telegram Messenger LLP и прекращению ее деятельности в рамках борьбы со спамом в мессенджере.

А. Розенберг выдвигал подобные требования еще накануне своего увольнения посредством личных сообщений, настаивая на выплате обозначенных несоразмерных сумм как на «справедливой компенсации». Тактику, выбранную А. Розенбергом, мы сочли не только аморальной, но и незаконной в силу ранее взятых им на себя обязательств по неразглашению конфиденциальной информации работодателя.

Нарушение соглашения

Вопреки утверждениям А. Розенберга, соглашение о неразглашении с ООО «Телеграф» было подписано им дважды — как в рамках отдельного документа, так и в виде пункта трудового соглашения. Согласно этим документам, А. Розенберг взял на себя обязательство не разглашать другим лицам сведения, связанные с технологиями, управлением, финансами и другими аспектами деятельности ООО «Телеграф». В случае нарушения А. Розенберг брал на себя обязательство возместить обществу причиненные убытки.

Иск на «100 млн» с нашей стороны был тактическим напоминанием о нелегальности избранной А. Розенбергом тактики шантажа. Как упоминалось выше, мы готовы были отозвать иск в любой момент, как только А. Розенберг перестанет наносить ущерб компании и угрожать нарушить взятые им на себя обязательства.

Мы посчитали несоразмерным и несправедливым по отношению к другим нашим сотрудникам соглашаться на требование А. Розенберга выплатить ему космическую сумму в 30 млн рублей. Последние месяцы работы А. Розенберг не исполнял свои трудовые обязанности и практически не появлялся на рабочем месте, что подтверждается не только свидетельствами сотрудников, но и записями системы пропусков и камер видеонаблюдения бизнес-центра. В связи с этим А. Розенбергу было предложено расторгнуть трудовой договор по обоюдному согласию сторон, что А. Розенберг отверг, фактически перейдя к угрозам.

Клевета

У нас также вызывают вопросы голословные обвинения А. Розенберга в адрес первоначального владельца компании-учредителя ООО «Телеграф» — Николая Дурова. Мы считаем неэтичными попытки А. Розенберга вовлечь членов своей семьи в решение трудовых споров, однако в виду сложившейся ситуации не можем не прокомментировать один из ключевых моментов атаки господина Розенберга.

В апреле 2016 года Николай Дуров ходатайствовал о трудоустройстве в ООО «Телеграф» А. Розенберга, который около двух лет до этого оставался безработным. Екатерина Волкова (с весны 2017 — Розенберг), оформившаяся в ООО «Телеграф» на должность модератора 1 февраля 2017 года и проработавшая до прекращения деятельности компании летом 2017 года, не сообщала нам о каких-либо претензиях с её стороны.

От ближнего круга Екатерины до нас доходили сведения о том, что в начале декабря 2016 года девушка рассталась со своим молодым человеком (А. Розенбергом) и через знакомых искала квартиру. По нашей информации, в ответ на эту просьбу Николай Дуров временно предоставил Екатерине свою пустующую квартиру в Санкт-Петербурге. 7 января 2017 года А. Розенберг неожиданно прибыл по месту пребывания Николая Дурова в Италии и обвинил его в своих личных проблемах с Екатериной Волковой.

Наша позиция

Мы считаем, что действия А. Розенберга могут быть квалифицированы как клевета (статья 128.1 УК РФ) и шантаж (статья 163 УК РФ). Однако в данный момент мы не планируем обращаться с соответствующими заявлениями по этим статьям. ООО «Телеграф» в июле 2017 прекратило трудовые отношения со всеми остававшимися сотрудниками, кроме генерального директора, и более не ведет никакой деятельности, за исключением судов с господином Розенбергом (юридически мы не можем полностью закрыть компанию до завершения исков). Мы также не заинтересованы затягивать рассмотрение нынешних судебных дел, так как считаем низкими шансы истребовать наши убытки в рамках сложившейся в России судебной практики.

В этой связи даже после перехода конфликта в публичную плоскость, компания предлагала юристам А. Розенберга завершить все иски мировым соглашением и выражала готовность выплатить озвучиваемые им в прессе 1,5 млн рублей. Наши инициативы по достижению мира снова не нашли ответа.

Таким образом, мы считаем, что публикация А. Розенберга «Кот Дурова или история о том, как Павел Дуров требует от меня 100 000 000 рублей в суде» полностью искажает факты с целью конструирования мнимого образа жертвы, и хотим привлечь внимание общественности к реальному положению дел.

Александр Степанов,
Генеральный директор ООО «Телеграф»

****

Документы, разоблачающие заявления Розенберга

– Он написал длинный пост про "справедливость", но забыл уточнить, что требовал с бывшего работодателя 30 млн рублей (ему предлагали 4 млн, но об этом он тоже забыл сообщить).

– Он проработал в компании 10 месяцев, но в качестве компенсации за увольнение хочет получить зарплату за 12 лет. Он называет это "премией" за 2016 год, в котором проработал 7 месяцев.

– Он жалуется, что с него требуют "100 млн", но много раз сам отказывался от возможности закрыть все судебные процессы против него миром.

– Он чуть ли не основал ВКонтакте, но в самом ВКонтакте его вспоминают, как страшный сон. После ВКонтакте он более двух лет оставался безработным.

– Николай Дуров всегда его "ненавидел за спиной", но именно ему Розенберг обязан работой в 2016 году после 2х лет вынужденной безработицы.

– Он "не связан договором о неразглашении", но подписал

– По трудовому договору он "не обязан" был появляться в офисе, но у подписанного им трудового договора другое мнение.

– Он говорит, что его уволили из-за острого личного конфликта 7 января, но он был уволен только через 4 месяца – 17 апреля.

– Его девушка якобы жаловалась ему на "знаки внимания" со стороны "босса Телеграфа" 7 января, а 1 февраля как ни в чем не бывало оформилась в Телеграф, проработав там до его закрытия в июле.

1

Требование Розенберга выплатить ему 30 млн рублей, о котором он умолчал в своем рассказе о "несправедливом увольнении":

predlozh-mmm-5d47b96294fb17736283d
Просмотреть изображение в полном размере

Изначально Розенберг скрывал от общественности требование выплатить ему 30 млн рублей в июле этого года. Затем, после публикации его в одном из Telegram-каналов, заявил, что это он нас так эмоционально "троллил" и подобные деньги получить не рассчитывал. Ниже – его попытка объясниться каналу "Беспощадный Пиарщик" после обнародования документа:

"Признаю, я тогда был несколько зол, и решил немного потроллить ребят. Но, разумеется, никогда не рассчитывал, что они хоть что-то заплатят. Ну и никаких 60 млн я, конечно, никогда не просил. В иске речь идёт о восстановлении на работе и компенсации заработной платы за период вынужденного прогула. Плюс моральный вред - 60 тыс рублей. Мне кажется, кто-то с ноликами ошибся" (Розенберг).

Однако еще до своего увольнения через личные сообщения он требовал от нас выплатить ему 25 млн за мирное расторжение трудового договора, угрожая в противном случае разгласить конфиденциальные данные компании. Требование выплатить подобные суммы он присылал и после июльского "троллинга". Ровно неделю назад Розенберг в телефонном разговоре через посредника (М.Ю. Петрова) лишь посмеялся над нашим предложением завершить судебные процессы миром и в очередной раз озвучил сумму в 30 млн рублей.

Для понимания ситуации: Розенберг, который в российских СМИ позиционирует себя как "разработчик В Контакте" и "топ-менеджер Telegram", на деле исполнял роль системного администратора "В Контакте" и был одним из борцов со спамом в компании-аутсорсере ООО "Телеграф". В команде ООО "Телеграф" он не играл роли руководителя и не имел подчиненных. Розенберг, вопреки распространяемому им мифу, не имел отношения к числу "разработчиков Telegram". Telegram разрабатывается основной командой мессенджера уже более 5 лет, а Розенберг лишь в течение нескольких месяцев пытался бороться со спамом в компании-подрядчике мессенджера – наряду с модераторами, перешедшими в ООО "Телеграф" из ООО "В Контакте". Участие в единственной международной олимпиаде по математике, которой бравирует Розенберг и на которой он занял примерно 80-ое место, не давала ему квалификацию в профессиональном программировании, которым он в течение последних 10 лет активно не занимался. Ряд сотрудников Telegram, зная о низкой эффективности Розенберга еще по "В Контакте", наотрез отказались принимать его в команду мессенджера даже в качестве рядового системного администратора. Возможно, это послужило причиной скрытой обиды Розенберга на команду нашего бывшего заказчика.

Требуемая сумма в 25/30 млн рублей – это заработная плата за 10/12,5 (!) лет. Чтобы ее обосновать, Розенберг сейчас выдвигает теорию о якобы обещанных ему премиях, сопоставимых с его космическими претензиями. Это ложь – годовые премии подобного (и даже близкого к нему) размера сотрудники ООО "Телеграф" никогда не получали – и разумеется, они им не обещались.

Окончание предложения Розенберга:
Dopoln mmm 41520db0c10c039735348Просмотреть изображение в полном размере

Опасаясь, что мы опубликуем эти документы, проработавший у нас всего несколько месяцев Розенберг наводнил их посторонними деталями, а также позиционировал себя как человека, имевшего отношение к "мессенджеру Телеграм", доля от мифической продажи которого ему должна была достаться. Это заявление не вязалось со здравым смыслом и граничило с абсурдом, поэтому, получив от него этот документ в июле, мы начали понимать, что Розенберг готовит серьезную провокацию против нас и нашего заказчика.

2

Соглашение о конфиденциальности, существование которого Розенберг публично отрицает:

Konf mmm 5a83bb97cea1496dcb3a
Просмотреть изображение в полном размере

26 апреля 2016 года Розенберг добровольно обязал себя не разглашать сведения, связанные с управлением, финансами и другой деятельностью ООО "Телеграф". 18.09.2017 он об этом забывает и начинает эти сведения охотно разглашать, публично отрицая в СМИ, что юридически связан этим соглашением.

3

Трудовой договор с пунктом о необходимости приходить в офис, который Розенберг публично отрицает:

Dog-mmm-659736bf3d4467e20fbd2
Просмотреть изображение в полном размере

"2.3. Местом работы Работника является офис Работодателя"

Этот пункт трудового соглашения Розенберг нарушил не менее 19 раз (на самом деле – намного больше). Изначально Розенберг пытался отрицать факт прогулов, в том числе в письменном виде. Но они быстро подтвердились свидетельствами сотрудников, записями системы пропусков и камер видеонаблюдения бизнес-центра. Уличенный во лжи, Розенберг начал публично распространять версию о том, что "трудовой договор не предусматривал работы в офисе". И снова был пойман.

Теперь у него новая легенда, уже третья, – он утверждает, что не мог исполнять свои трудовые обязательства, потому что ему "отключили доступ". Однако в указанные дни у Розенберга был совершенно точно открыт "доступ в офис" компании, где он был обязан находиться каждый рабочий день и выполнять доступные ему функции. Поэтому попытка Розенберга опротестовать свое корректное увольнение в суде по статье "Прогулы", предлагая урегулировать его за 30 млн рублей, была лишь инструментом для шантажа компании, конфиденциальную информацию которой он грозился в противном случае разгласить. Ведь даже при благоприятном для него завершении инициированного им судебного процесса, максимальная сумма, на которую он мог рассчитывать, была бы несопоставима с 30 млн рублей.

Стоит сказать, что первоначально мы не торопились расторгать с Розенбергом трудовой договор, несмотря на его отсутствие на рабочем месте. Мы фиксировали его прогулы, но хотели верить в лучшее, пытаясь их объяснить отсутствием у него интереса к текущим обязанностям. 11 апреля 2017 года с Розенбергом, как казалось, продуктивно обсуждались различные варианты других должностей с возможностью заключения нового трудового договора.

Розенберг перечеркнул эти попытки 12 апреля 2017 года, когда ненадолго появился в офисе и начал записывать на диктофон своих коллег (включая меня), объявляя им об этом уже после завершения записи. С моей точки зрения, этим он нарушил не только соглашение о конфиденциальности, но и все допустимые нормы морали, поэтому я форсировал его увольнение по наиболее простой с точки зрения доказательной базы статье, что и произошло с соблюдением всех формальностей уже 17 апреля 2017 года. За день до этого, 16 апреля Розенберг предложил выплатить ему 25 млн рублей, намекая в противном случае разгласить конфиденциальные данные компании, и мы впервые осознали, что столкнулись с неприкрытым шантажом.

Эти обстоятельства, которые происходили накануне его увольнения, Розенберг старательно умолчал в своей истории о "несправедливо уволенном", вместо этого вплетая в ситуацию гротескные обстоятельства своей личной жизни. http://telegra.ph/Realnyj-Kot-Durova-09-21

4

Еще один пункт о конфиденциальности, существование которого Розенберг публично отрицает

Punkt mmm d9e09df6c80ad731b9241
Просмотреть изображение в полном размере

Пункт 10 трудового договора, подписанный Розенбергом 1 июня 2016 года, содержит еще одно положение о конфиденциальности, которое Розенберг угрожал нарушить (и в итоге нарушил), что привело к завершению деятельности нашей компании.

В пункте 10.5 (Конфиденциальность) указано, что "за невыполнение условий настоящей статьи Работник несет ответственность за ущерб в полном объеме в соответствии с настоящим договором". Ответственность за нанесенный ущерб в трудовом договоре Розенберга, как мы видим, не пугала, а вот сумма, предложенная ему за его выполнение – 4 млн, показалась ему недостаточной.
 
Konf2-mmm-6599347b03a57870ccbc3

5

Безработный "топ-менеджер"

Соглашение о трудоустройстве было подписано Розенбергом 1 июня 2016 года. Характерно, что Розенбергу, который позиционирует себя в СМИ как "топ-менеджер", не удавалось найти работу в течение двух с лишним лет после завершения его деятельности в ООО "В Контакте". Единственная причина получения им рабочего места в ООО "Телеграф" – ходатайство со стороны считавшего его другом Николая Дурова, которого теперь Розенберг обвиняет в "утрате работы мечты". При приеме на работу в ООО "Телеграф" Розенберг выторговал себе звание "директора по особым направлениям", однако сущность его деятельности была более приземленной – бороться со спамом.

Почему специалист такого профиля более двух лет не мог найти работу? Вероятно, после собеседований представители компаний обращались за рекомендацией к предыдущему работодателю.

6

Негативная характеристика Розенберга от ООО "В Контакте", подлинность которой он пытался отрицать
 
Haraktmmm14405a3e2c31768a8feb6

Характеристика Розенберга как безответственного саботера и неуживчивого интригана дана от Андрея Рогозова – заместителя Павла Дурова, который отвечал за разработку ВКонтакте при Павле и стал основным руководителем проекта после его ухода. Розенберг пытался публично опровергать подлинность этого документа, однако представитель ВКонтакте Евгений Красников ее подтвердил:

«Такие документы, как правило, носят позитивный характер, обстоятельства ухода Антона не оставили возможности рекомендовать его как ответственного сотрудника». (Евгений Красников)

7

Предложение о заключении мирового соглашения от 20 сентября, где Розенбергу предлагались озвученные им 1,5 млн рублей:

Mir-mmm-029a00dd69e1d0807ca97
Просмотреть изображение в полном размере

Это предложение о мировом соглашении – еще один замалчиваемый Розенбергом документ. Его получение, равно как и наше предложение днями ранее – еще до перехода в публичную плоскость – мирно завершить все судебные процессы и удовлетвориться 4 млн рублей, не помешало Розенбергу продолжить продавать рассказ о том, как его несправедливо уволили без выплаты компенсации. Розенберг утверждает, что он за полные сутки не успел прочитать одностраничный документ, так как ежеминутно опровергал подлинность характеристики из ВКонтакте:

"Честно сказать, я его даже не успел прочитать, потому что с самого утра отвечал на вопросы по поводу удивительной "характеристики сотрудника", которая распространялась неизвестными лицами в сети интернет" (Розенберг)

Юрист Розенберга получил этот документ 20.09, целый день до этого созваниваясь и обсуждая детали с представляющим нас юристом. Очевидно, что Розенберг был в курсе его содержания, но поступил с этим документом так же, как и с нашими более ранними предложениями ему завершить все процессы мировым путем, – тщательно делал вид, что их не существует. Тем временем он продолжал публично декларировать якобы неминуемую для него угрозу иска в "100 млн" – иска, от прекращения которого, как ему было прекрасно известно на момент старта всей его публичной активности, его отделяла только собственная жадность, не удовлетворенная предложенной суммой даже в 4 млн рублей.

Обновление от 19:40 22.09.17: Последнее предложенное нами мировое соглашение в 1,5 млн соответствовало сумме, которую Розенберг публично озвучил в качестве требования по иску 19 сентября и которую еще раз подтвердил его юрист нашему 20 сентября. Однако после получения нашего предложения Розенберг резко сменил свои условия и теперь говорит о "невыплаченной премии за прошлый год". Словом "премия" Розенберг ранее обозначал сумму в 30 млн рублей. Для справки: за всю историю существования ООО "Телеграф" никому не выплачивал подобных "премиальных". Максимальный размер премий за 2016 году лучших сотрудников-антиспамеров был на порядки ниже.

8

Трудовой договор девушки Розенберга

По версии Розенберга, его уволили из Телеграфа из-за человека, который оказывал знаки внимания его девушке Екатерине Волковой в период до 7 января 2017 года. Однако Розенберг был уволен только 17 апреля, а еще 1 февраля его девушка спокойно оформилась в Телеграф модератором и проработала вплоть до роспуска всех сотрудников компании в июле.

Dog2mmm-fda7ce309111b273dcf22
Просмотреть изображение в полном размере

Dog3-mmm-6829f23a34a8ba948fcec
Просмотреть изображение в полном размере

****

Комментарии к сочинению "Реальный «Кот Дурова»" Александра Степанова, генерального директора ООО "Телеграф"

Александр Степанов не упомянул, что перед описываемыми им событиями Павел Дуров, посреди ночи, написал мне и начал угрожать уголовным преследованием, предлагая встретиться, но отказываясь объяснять, зачем. При этом он говорил, что "мировое соглашение его не интересует". От встречи с Павлом Дуровым я отказался, опасаясь провокаций с целью последующего давления и уголовного преследования. Его угрозы я воспринимал серьёзно. Больше того, Павел Дуров вёл разговор в таких настроениях, что для спокойствия жены нам пришлось в пять утра (!) собрать вещи и переехать в гостиницу, где мы жили до суда.

На следующий день проявилась юрист ООО "Телеграф", с ней мы и договорились о той встрече, которую упоминает Степанов.

1. По поводу якобы имевшего место быть предложения о заключении мирового соглашения от ООО "Телеграф".

Как я всегда говорил, мы неоднократно общались с юристом ООО "Телеграф" и самим Александром Степановым по данному вопросу (Павел Дуров в ночном разговоре сам подтвердил, что мой юрист звонил в ООО "Телеграф" трижды), однако ООО "Телеграф" не сделало ни одного конкретного предложения.

Последняя встреча с их юристом состоялась в субботу, 16 сентября.

При этом юрист ООО "Телеграф" всё время повторяла, что это её личная инициатива. Потому что она очень занятой человек, и ей решительно некогда участвовать в этих наших судах.

Прежде всего, разговор вновь зашёл о восстановлении моей деловой репутации. Мы просили предоставить рекомендательное письмо от Павла Дурова, юрист ООО "Телеграф" настаивала на "производственной характеристике от предприятия" ©, т.е. от Александра Степанова и ООО "Телеграф".

Кроме того, юрист ООО "Телеграф" предложила рассмотреть возможность компенсации в виде выплаты оклада с рассрочкой в течение 20 месяцев ежемесячно. При этом она хотела заключить некое дополнительное соглашение, при котором такие выплаты могли быть приостановлены.

Я честно попытался разобраться в сути её предложения.

Так, я сообщил юристу ООО "Телеграф", что слышал о том, что из ООО "Телеграф" сотрудники переведены на контракты с оффшорной компанией. Так что резонно предположить, что ООО "Телеграф" планируется закрывать (Саша Степанов только что подтвердил это официально). И в этом случае нет никаких гарантий получить даже первый из указанных выше 20 окладов, поскольку после закрытия ООО "Телеграф" не к кому будет предъявлять претензии. Юрист ООО "Телеграф" говорила в ответ довольно сумбурные вещи вида "я могла бы быть поручителем".

Подобная схема с гарантиями казалась и кажется мне не реализуемой в принципе, но мы пошли навстречу и попросили юриста ООО "Телеграф" оформить своё предложение в письменном виде, чтобы можно было наконец понять, что конкретно она предлагает подписать.

На этом мы завершили встречу 16 сентября.

Отдельно отмечу, что в ходе данной встречи юрист ООО "Телеграф" намекала на возможность уголовного преследования, а также допускала высказывания, которые можно расценить ещё более вызывающе. Запись данного разговора у меня имеется.

На следующий день юрист ООО "Телеграф" позвонила моему юристу и сказала, что она не способна написать на бумаге то, что она предложила вчера. И предложила "вместе подумать над формулировками". Хотя и я, и мой юрист ещё во время встречи сказали ей, что считают подобное не реализуемым в принципе. Также юрист ООО "Телеграф" предлагала рассмотреть возможность неких устных договорённостей. То есть, чтобы кто-то дал честное слово, что будет платить мне эти 20 окладов с рассрочкой в течение 20 месяцев.

Так что я по-прежнему не считаю, что ООО "Телеграф" сделало до суда какое-либо оформленное, устно или письменно, предложение заключить мировое соглашение.

Больше того, подобные крайне странные "предложения" наводили меня на мысль, что представители ООО "Телеграф" намеренно тянут время, лишь изображая желание договориться, чтобы сделать суд по иску на 100 млн рублей закрытым. А дальше были возможны любые варианты, вплоть до тех самых попыток уголовного преследования, которым меня запугивали всё это время. Не буду напоминать, как соотносятся медийные и иные ресурсы, которыми мы располагаем.

Именно это заставило меня наконец, после стольких месяцев, обратиться за защитой к широкой общественности.

2. Отдельно хочу отметить следующий оборот Александра Степанова:

Де-факто ООО «Телеграф» не только не требовало с А. Розенберга 100 млн рублей, как он утверждает, но...

Простите, но иск с требованием выплатить 100 млн рублей прямо сейчас находится в суде!

Если Александр Степанов считал ещё до судов, что я не должен эти 100 млн ООО "Телеграф", то я не понимаю, почему ООО "Телеграф" не отозвало свои иски, а, наоборот, ходатайствовало о рассмотрении дела в закрытом режиме.

Больше того, только что Александр Степанов признал, что эти два иска связаны. То есть требование от меня 100 млн рублей каким-то образом связано с моим требованием признать увольнение незаконным и восстановить меня в должности.

3. Про пункт "шантаж"

Александр Степанов пишет: "намекая на то, что в противном случае разгласит конфиденциальную информацию о деятельности компании, которая приведет к разрыву соглашения с Telegram Messenger LLP..."

Я не буду даже просить Александра Степанова доказать это. Не буду напоминать, что у меня нет никаких юридических обязательств перед ООО "Телеграф".

Я просто процитирую Павла Дурова, его краткое первое интервью Медузе:

— В каких отношениях находятся ООО «Телеграф» и Telegram Messenger LLP?

— Уже продолжительное время — ни [в] каких.

Вопрос о том, какое отношение Павел Дуров имеет к ООО "Телеграф" ещё можно обсуждать, но то, что Павел Дуров контролирует не менее 75% Telegram Messenger LLP, не вызывает сомнений ни у кого. Поэтому у меня нет оснований не верить Павлу, что никаких отношений нет.

Саша, о разрыве чего тогда идёт речь?

4. По следующему разделу

"Иск на «100 млн» с нашей стороны был тактическим напоминанием о нелегальности избранной А. Розенбергом тактики шантажа". © Александр Степанов

Тут мне нечего добавить, с интересом послушаю мнение специалистов в области уголовного права. (Хотя нет, перечитал ещё раз и задумался, считает ли Александр Степанов, что возможно существование легальной тактики шантажа? А может быть, текст написал Павел Дуров или, скажем, Николай Дуров? Какое дело генеральному директору ООО "Телеграф" до личной жизни нас с женой?)

"Мы посчитали несоразмерным и несправедливым по отношению к другим нашим сотрудникам соглашаться на требование..."

Во-первых, не требование, а предложение. Во-вторых, не посчитали, поэтому не согласились. И что?

"Последние месяцы работы А. Розенберг не исполнял свои трудовые обязанности"

Как можно исполнять свои трудовые обязанности по разработке, если мне отключили доступ по указанию Николая Дурова?

Но всё остальное я делал добросовестно: читал рабочие чаты, чтобы быть в курсе, консультировал, учил Фарси.

И какое это всё имеет отношение к делу?

5. О разделе "клевета"

Название вижу, а в чём клевета-то? И какое отношение имеет этот раздел к искам?

Какое отношение к искам имеет моя жена? Тем более, если до 1 февраля 2017 года у неё не было трудового договора с ООО "Телеграф"? (О том, что работать на испытательном сроке она начала в конце декабря 2016 года Александр Степанов не упомянул. Видимо, потому что она занималась модерацией в ООО "Телеграф" вообще без каких-либо соглашений или договорённостей, что только лишний раз характеризует качество работы с документами в управляемой Александром Степановым компании).

6. О разделе "Наша позиция"

"Мы считаем, что действия А. Розенберга могут быть квалифицированы как клевета (статья 128.1 УК РФ) и шантаж (статья 163 УК РФ). Однако в данный момент мы не планируем обращаться с соответствующими заявлениями по этим статьям."

А вот это как раз называется шантаж.

"ООО «Телеграф» в июле 2017 прекратило трудовые отношения со всеми остававшимися сотрудниками, кроме генерального директора, и более не ведет никакой деятельности, за исключением судов с господином Розенбергом."

Что же, теперь мы наконец знаем, чем на самом деле занимается ООО "Телеграф" Павла Дурова.

И тогда не понятно, почему генеральный директор не пришёл на суд, куда он был вызван свидетелем? Ведь это был рабочий день, а вся трудовая деятельность генерального директора ООО "Телеграф" теперь сводится к тому, чтобы таскать меня по судам? Чем в этот день был занят Александр Степанов, получая от Павла Дурова зарплату за то, чтобы судиться со мной и писать вот такие тексты?

"В этой связи ... компания предлагала юристам А. Розенберга завершить все иски мировым соглашением и выражала готовность выплатить озвучиваемые им в прессе 1,5 млн рублей. Наши инициативы по достижению мира снова не нашли ответа."

Да, вот это действительно правда. Сегодня ночью мне позвонил мой юрист и сообщил, что юрист ООО "Телеграф" наконец оформила на бумаге и прислала первое в истории этих судебных процессов предложение о мировом соглашении со стороны ООО "Телеграф". Я ещё не успел встретиться с моим юристом и обсудить данный документ, поэтому не комментировал его. Честно сказать, я его даже не успел прочитать, потому что с самого утра отвечал на вопросы по поводу удивительной "характеристики сотрудника", которая распространялась неизвестными лицами в сети интернет. Я что, слишком долго думал над первым предложением о мировом соглашении? Или левая рука Павла Дурова не знает, что делает правая рука Павла Дурова?

Судя по комментариям моего юриста, это предложение требует внимательного изучения. Поэтому я обещаю вас с ним ознакомить, как только проконсультируюсь с юристом. Суд состоится 24 октября, так что у меня определённо есть время изучить его тщательно. Разумеется, я сделаю это быстрее, но не понимаю причины спешки Павла Дурова. Не экономия ведь на зарплате Александра Степанова, в конце-то концов.

Общий смысл данного документа таков: "Давай мы заплатим долги по зарплате, но не будем восстанавливать на работе и ты уволишься?" Но точный смысл более интересен, поэтому мне и нужна консультация юристов.

И раз уж в крике души Александра Степанова отсутствует юридическая строгость, я задам последний вопрос тоже не столь строго: если ООО "Телеграф" наконец предлагает примерно то, что написано выше, то к чему был весь этот текст на несколько страниц, с очередными угрозами уголовного преследования? Чтобы я услышал их ещё и от Александра Степанова, как слышал раньше от Павла Дурова и юриста ООО "Телеграф"? Публично? Ну ок.

Не надо смешивать личное и рабочее. Но совсем не надо превращать эмоции в юридические действия.

И давайте я ещё раз напомню, какие именно условия мирового соглашения я считаю справедливыми. Я написал их Павлу Дурову в воскресенье утром, в секретном чате, в котором он так хотел общаться, но он просто проигнорировал то сообщение:

1. Изменение формулировки на увольнение по соглашению сторон, с отказом от исков и претензий.

2. Хорошее рекомендательное письмо, не от Саши Степанова и "Телеграфа", а от Павла Дурова. Впрочем, это уже не актуально.

3. Увольнение на рыночных условиях, с выплатой премии, положенной мне за прошлый год.

4. Юридически строгий порядок расчётов.

Искренне Ваш,
Антон Розенберг,
лучший специалист по безопасности
мессенджера Telegram

Источник: Medium, 21.09.2017