Шоу-бизнес
23.11.2017

Футбольный проходимец Михаил Сурин

Футбольный проходимец Михаил Сурин
  • Александр Кержаков. Фото lenta.ru , DP.ru
В одном и том же проекте растворились деньги нападающего Кержакова и полузащитника Спенко

Бывший форвард питерского «Зенита» и сборной России Александр Кержаков  через суд добился взыскания 222 млн рублей с Михаила Сурина, отбывающего срок за хищение у футболиста более 300 млн рублей на строительстве нефтезавода под Воронежем. Представители господина Кержакова претендовали на долю в ООО «Модуль», операторе недостроенного предприятия, но суд им отказал. В «Модуле» планируют начать прием топлива на хранение уже в первой половине 2018 года. Однако проблемы завода не закончились с решением суда по иску господина Кержакова. Столичные полицейские по заявлению Ивана Саенко, бывшего полузащитника «Спартака» и сборной, расследуют уголовное дело о хищении у него 150 млн рублей в том же проекте. В самом «Модуле» новые претензии считают «попыткой рейдерского захвата».

Александру Кержакову понадобилось почти полтора года, чтобы взыскать с Михаила Сурина ущерб. В середине 2016 года воронежец получил четыре года колонии общего режима за особо крупное мошенничество (ч. 4 ст. 159 УК РФ). Ленинский суд Воронежа признал, что он обманом похитил более 300 млн рублей у господина Кержакова, пообещав вложить их в строительство завода по производству топлива из газового конденсата в Панинском районе Воронежской области. Приговорив бизнесмена, Ленинский суд признал Александра Кержакова потерпевшим и оставил за ним право взыскать ущерб через гражданский иск. Что футболист и сделал, в августе прошлого года обратившись в Железнодорожный суд Воронежа.

Александр Кержаков требовал от Михаила Сурина возместить 222 млн рублей ущерба, а часть взыскания обратить на принадлежавшие осужденному 50% долей в ООО «Модуль», операторе строительства завода. Узнав об этом, владелец второй половины «Модуля» Евгений Ванин обратился в арбитраж с иском о возврате ему доли Михаила Сурина. Господин Ванин настаивал, что продал ему 50% в ООО, но 25 млн рублей от партнера за эту сделку так и не увидел. Эта тяжба заставила приостановить разбирательство по иску футболиста. Летом уже нынешнего года арбитраж удовлетворил иск Евгения Ванина  и вернул ему долю Михаила Сурина. По данным базы «СПАРК-Интерфакс», Евгений Ванин сейчас является единственным владельцем «Модуля». В итоге Александр Кержаков смог добиться взыскания лишь 222 млн рублей с Михаила Сурина — суд полностью отклонил все его претензии на «Модуль». По данным “Ъ”, представители футболиста будут обжаловать это решение. «Все, что он смог сделать с этой победой, это распечатать решение суда и повесить его на стену в рамочке. Денег и имущества у Сурина нет, и появления их не предвидится»,— сообщил человек из окружения осужденного бизнесмена.

Между тем Евгений Ванин рассказал, что завод уже «прошел этап технического запуска». «Мы обучили персонал, работаем над получением необходимых лицензий и, если не будет форс-мажоров, уже в начале следующего года запустим мощности по хранению топлива. Речь идет о 9 тыс тонн единовременного хранения»,— отметил он. Однако проблемы «Модуля» на решении по иску Александра Кержакова не закончились. Другой бывший футболист российской сборной и московского «Спартака» Иван Саенко написал в следственное управление УМВД Центрального административного округа Москвы заявление о хищении у него 150 млн рублей в этом же проекте. Полицейские возбудили дело, в котором пока нет подозреваемых. «Но к нам уже приходили, изъяли документы. В результате работа “Модуля” крайне осложнена»,— сокрушается господин Ванин. Ему известно, что этим претензии Ивана Саенко и его знакомых могут не ограничиться, а их действия он называет «попыткой захвата» предприятия. Сам господин Саенко или его представители, как утверждает владелец «Модуля», на связь с ним не выходили. Как ранее сообщало агентство «Руспрес», в 2013 году Кержаков обвинил менеджера Газпромбанка в несанкционированном переводе своих денег на счет строительства. Как позже показало расследование, таким образом он попросту попытался спрятать свои средства от раздела имущества во время развода.