Шоу-бизнес
01.08.2008

Боярский заказал вагину Матвиенко

Боярский заказал вагину Матвиенко
По наводке любимого певца Владимира Путина губернатором Петербурга объявлена войну вагинизму.

Комиссия по этике социальной рекламы и социально-значимой информации по Северо-Западному федеральному округу добилась изменения написания на афише названия театрального спектакля. Спектакль "Монологи вагины" был поставлен в Петербурге режиссером Джулиано ди Капуа по пьесе Ив Энцлер в 2005 году. Комиссия нашла неэтичным слово "вагина", и это слово исчезло с афиш. Его заменили латинским словом "vagini". Это была идея продюсера "Мюзик Холла", где идёт спектакль, Александра Портунова.

"Меня пригласили в комитет по культуре правительства Санкт-Петербурга и ознакомили с неким письмом, - рассказал "Избранному" Александр Портунов. - Из письма я понял, что некая общественная комиссия по нравственности возмущена названием спектакля "Монологи вагины", которое написано на афишах, расклеенных в городе. И что комиссия рекомендует эти афиши не использовать".

Как раз в этот момент истекала лицензия на использование названия спектакля, и продюсер заверил начальника отдела искусств и международных связей комитета по культуре правительства Санкт-Петербурга Наталью Пахомову, которая и ознакомила его с письмом, что проката больше не будет, значит, вопрос об афишах снимается. И когда Джулиано ди Капуа вскоре вновь получил разрешение использовать название спектакля, Александр Портунов попросил его заменить слово "вагина" латинским написанием, чтобы не травмировать общественность.

Наталья Пахомова сообщила "Избранному", что не помнит точно названия общественной организации, письмо которой предъявила Александру Портунову. "Когда мы приглашали продюсера спектакля и показывали ему письмо, он сказал, что название уже изменено, - сказала "Избранному" начальник отдела искусств и международных связей. - Они нам периодически присылают какие-то письма, у них есть какой-то фестиваль социальной рекламы, но про организацию я знаю мало и комментировать её деятельность не могу".

Наталья Пахомова добавила, что недавно эта комиссия разработала некий "этический кодекс петербуржца", о чём она узнала из газет. Она считает, что в принципе любой человек может высказывать своё мнение, это нормально.

Пьеса Ив Энцлер "Монологи вагины" основывается на откровениях женщин, среди которых пожилые и юные, замужние и одиночки, лесбиянки, профессора, актрисы, служащие, энтузиасты секса, негритянки, белые, испанки, азиатки, индианки, еврейки. Сталкивая их мнения, автор опровергает табу и разрушает стереотипы.

Премьера пьесы состоялась в Нью-Йорке в 1996 году, где в течение некоторого времени Ив Энцлер сама исполняла бережно собранные ею "Монологи". Пьеса очень популярна, она была переведена на 30 языков и идёт в театрах 53 стран.


****


Вагинофобы открывают карты


Натурально запретили слово "вагина" писать. Есть подозрение, что Боярский навлиял - дружит старик с Матвиенкой. Он же там, в Питере, олицетворяет семейные ценности, и на местном ток-шоу на говно изошёл по поводу афиши этой самой.

Дело в том, что Джулиано имел неосторожность предложить одну из ролей в этом спектакле жене Боярского. Такое не прощают. Ну и пришло, значит, письмецо в комитет по культуре от совета по рекламе. Позвонила в комитет по культуре. Наталья Пахомова дуру включила , даже жалко её было.

А потом я позвонила таки блюстителю нравственности Станиславу Дворко. И тут стало ясно более-менее, что это было, и в какой замечательной компании Валентина Ивановна и её друг в шляпке бьются за нравственность.

О том, как работает "комиссия по нравственности" Избранному" рассказал председатель правления межрегиональной общественной организации "Общественный совет по социальной рекламе Северо-западного федерального округа" Станислав Дворко.

- Станислав, расскажите о своей организации и о том, как ей с помощью комитета по культуре администрации Санкт-Петербурга удалось изменить название спектакля на афише "Мюзик Холла".

- У нас в Совете создана комиссия по этике. Туда входят специалисты из очень крупных структур: университетов, академии наук, религиозные организации, этнические структуры. Совет официально учреждён 19 августа 2006 года, а комиссия была создана в декабре 2007 года. В неё входят представители разных конфессий, представители института Социологии, общество психологов Санкт-Петербургского университета, факультет этики университета Герцена, дизайнеры из городского комитета по культуре, по-моему главный художник города туда входит. Ещё туда входят представители диаспор: латыши, эстонцы, армяне. Больше тридцати специалистов в составе этой комиссии.

- И для чего всё это нужно?

- Вокруг нас есть информация, и она социально значимая. Как она влияет на людей, на наших детей – вопрос. Есть понятие этичности информации, её нравственности. И если она к сожалению нарушает спокойствие людей, их психическое состояние, то, наверное, общество как-то должно с этим бороться. Оно должно как-то влиять? Поэтому мы создали такую комиссию, которая могла бы высказать общественное мнение. Приказывать мы ничего не можем, но можем рекомендовать.

- И как вы выявляете неэтичное?

- Информация к нам попадает разными путями. Что-то сам Совет инициирует, что-то нам присылают правительственные организации и частные лица. Если кому-то что-то не нравится, они могут направить нам запрос. Частное лицо может нам заявить, что какая-нибудь вывеска его коробит. И мы можем поднять вопрос об этичности данной информации.

- А как было дело с афишей "Мюзик Холла"?

- Это нам частные люди сфотографировали и прислали по электронной почте. Мы поставили вопрос об этичности, и, естественно, приняли решение о неэтичности.

- Что же тут естественного? В названии спектакля абсолютно литературные слова.

- Понимаете, в чём дело: любой психолог вам скажет, что любая информация этична в соответствующем ей месте. Где есть возрастное соответствие и толерантность. Улица – самое нетолерантное место, потому что там находятся маленькие дети, подростки. Мы же не можем употреблять медицинские термины в обыденном языке? Разве вас устроит, если ваша дочь назовёт вас вагиной?

- А разве ваши дети называют вас всеми словами, которые им известны? Если она будет называть вагиной вагину, я ничего не имею против. Нормальное литературное слово. Оно гораздо лучше, чем то, которое у нас активно употребляется взрослыми и детьми.

- Но ведь ребёнок будет интересоваться, что это такое. Это уровень вопросов, который ребёнок должен поднимать не раньше определённого возраста. Подобная информация, к сожалению, ставит перед ребёнком вопросы, которые в силу возраста недопустимы, это нарушает его психику. Это не я так считаю, а комиссия, у неё есть соответствующие отчёты и выводы психологов.

- То есть всё на научной основе?

- Естественно. Мы, кроме того, проводим социологические опросы населения, и это всё не голословно.

- Как происходят заседания комиссии по этике?

- Они назначаются примерно раз в полтора месяца – определяется дата и место проведения и раздаются материалы для этической оценки. Всё записывается на компакт-диски и рассылается участникам.

- И сколько участников бывает на заседании?

- Около двадцати человек. Сначала специалисты делают анализ информации, а потом происходит голосование. Потом мы готовим протокол заседания, прикладываем решения, делаем выписки из протокола и направляем в те госорганы, которые имеют влияние в данной сфере – в профильные ведомства.

- Что ещё, кроме "Монологов вагины", комиссии удалось запретить за полгода работы?

- Мы признали неэтичной торговую марку "Скелетоны", потому что соединение образа ребёнка и образа смерти недопустимо. А на фоне национальной политики в области демографии это практически антигосударственная деятельность.

- Антигосударственная?

- Да. Такое решение принято психологами. И оно направлено в государственные органы. И вот ещё к компании Кока-Кола у нас претензии. У неё была программа "антидача", которая прошла пару лет назад, но мы с ней столкнулись и в этом году – она распространяется в виде открыток. На открытке тенями обозначены танцующие молодые люди, а на их фоне обозначены символы дачного труда – лопата лейка и прочее. И они перечёркнуты. И это сеет противоречие между поколениями, между ценностями – сами понимаете, какой результат. И это тоже, естественно, неприемлемо. Или вот вывеска была на углу Невского "Ленин@жив" – мы настояли, чтобы её поменяли.

- А что здесь неэтичного?

- Ну, признано, что это нарушает исторические ценности, и это не для всех приемлемо. Люди к истории России относятся по-разному, и для кого-то "собачка" рядом с Лениным может показаться оскорбительной. И теперь там другим значком заменили собачку, и исчез этот неприятный подтекст. И вот, например, к нам попала детская книга шведского писателя "Самый добрый в мире". Прекрасно изданная книга, и всё бы было хорошо, но психологи чётко распознали одну особенность этой книги. Есть книги про детей, а есть книги о детях. Так вот эта книга – о мире детства, она помогает понять, как живут дети и как они мыслят. Но её оформили, как книгу для детей, и в результате то, что мы понимаем о детях, мы им же и читаем. И это нарушает их психику, потому что там рассматривается фактор смерти во взаимодействии с экономикой, и это подано неэтично. При этом книга получила две международных премии – Ганса Христиана Андерсена и ещё одну. довольно престижную.

- Так о чём книга?

- Конкретно о том, как дети хоронят умерших животных. Хоронят, создают акционерное общество и начинают делать это за деньги. Они играют в это. Там стихи, прекрасное оформление, но воздействие. к сожалению, вместо положительного – отрицательное. Это может определить либо священнослужитель, работающий с душами, либо психолог, либо педагог. Они могут сказать, как это воздействует на душу ребёнка и какие последствия мы будем иметь в том или ином возрасте. И вот они признали эту книгу неэтичной единогласно.

- А разве ребёнку не следует знать о смерти?

- Конечно, но в своё время.

- В какое? Вот, допустим, у шестилетнего ребёнка умирает хомяк. Ему рано понимать, что случилось?

- Ну вот а в четыре года уместно разговаривать с ребёнком о смерти и сексуальном воспитании?

- Если он задаёт вопросы – конечно, уместно. А если не задаёт – и в десять неуместно. Нужно разговаривать о том, о чём ребёнок спрашивает. Это знает любой психолог – даже если он член вашей комиссии. Разве нет?

- А может быть у ребёнка нет такого запроса, а вы начнёте читать ему книгу и создадите запрос.

- Но ведь родители вправе решать, читать или не читать ребёнку книгу. Это не проблема. Вам не кажется, что вот эти ваши решения – непрошеное вмешательство в возможность людей выбирать?

- Вот вы считаете, что гражданин может решить что-то сам. А нужно ли это ему? Что-то ведь и государство должно делать, что-то должны делать специалисты? Почему бы нам тогда не заняться самолечением? Зачем нам врачи?

- Станислав, разве врачи к вам на улице пристают с услугами? Специалисты оказывают помощь, когда вы к ним обращаетесь. А когда вы не обращаетесь, то лезть в вашу жизнь – это этично?

- Но государство говорит о всеобщей диспансеризации.

- Но на неё, как вы могли заметить, никого под конвоем не водят – это только возможность. Государство эту возможность гражданам создать обязано – они за это налоги платят. А вот они ей пользоваться не обязаны.

- Ну хорошо. Вы отдаёте ребёнка в школу. Вы в праве выбирать программу?

- Да, вправе. И вправе выбрать школу с подходящей программой.

- Ну вот, вы вправе контролировать образование, заниматься самолечением, зарабатывать на жизнь. А у вас хватит на это времени?

- Пока хватает. И я бы не хотела, чтобы кто-то без моего ведома вмешивался в эти вещи.

- А зачем тогда нам государство?

- Оно обеспечивает гарантии: обеспечивает порядок, даёт минимальное образование и оказывает медицинскую помощь. Это при идеальном раскладе - теоретически.

- А почему вы сами не следите за порядком?

- Я плачу налоги, и на них нанимают милиционеров. А за содержание комиссии по этике я не плачу – не нуждаюсь в такой услуге. И корректировать круг чтения своего ребёнка я тоже никого не приглашала.

- А девяносто процентов населения считает, что раз они заплатили государству, пусть оно и заботится. Эти люди думают, что государство лучше знает, чему учить.

- Это их выбор.

- Тогда давайте издадим "Майн кампф", пусть не будет никаких запретов.

- Эта книга, между прочим, продаётся. И это вам не скелетоны с кока-колой. Вот с этим вы намерены что-то делать?

- Нам такого запроса не направляли.

- Но вы же сказали, что сами можете инициировать обсуждение.

- Я не видел, чтобы эту книгу продавали. И потом - это уже по профилю МВД проходит, а не по нашему. Хотя я вообще читал эту книгу частично.

- И где брали?

- Где-то в интернете. И помню, что ещё в коммунистические будни, когда я был, слава богу, комсомольским деятелем, то ряд документов приводились в истории ЦК КПСС. Там были цитаты. Целые главы цитировались. Вы вряд ли с этими документами знакомы, потому что они шли под грифом секретно. Это было в восьмидесятые.

- Так вы, Станислав, были комсомольским вожаком до перестройки?

- Да, когда-то был.

- И таким, который читал секретные документы?

- Я секретчик и работал на закрытом военном предприятии. Я строитель Проектировщик.

- А теперь вот занялись такими бирюльками?

- Почему же? Это совсем не бирюльки. Ведь эта книга попала к нам, потому что кто-то испугался за своего ребёнка.

- Так ведь любая книга может напугать, даже стихи Чуковского. Помните его Лялечку? "Боже, какое страшилище! Ляля бежит и кричит"?

- Да, там много страшного. Это идеология была такая, понимаете?

- Идеология? Да ну, он просто был шутник.

- Нет, это была не шутка, это идеология.

- Так что, если некая бабушка напишет вам письмо, что внучку пугают стихи о Лялечке, вы станете всюду писать, чтобы Чуковского не издавали и из продажи изъяли?

- Мы здраво подходим к вещам. Такие книжки – редкость. Неэтичной информации у нас очень мало, слава тебе, господи. Нас это радует. Её больше всего в интернете, но как на него влиять, мы пока не знаем.

- Скажите, Станислав, в чём секрет вашей влиятельности? Ведь продюсеру спектакля никто ничего не поручал: он прочёл ваше письмо и решил изменить название. Почему он испугался?

- Вы знаете. когда у людей нет своего мнения, и что-то запрещается, это на них воздействует чисто психологически.

- Почему же нет мнения? У Александра Портунова, продюсера "Мюзик-Холла" оно есть. Он мне сказал, что на его взгляд ваше письмо – полный бред. Но что-то ему помешало просто забыть о вашей комиссии и её решениях.

- Наша комиссия делает важную работу. Ценности должны курироваться. Слово "вагина" – неприлично, о гениталиях вообще неприлично говорить в обществе. И об удовлетворении животных потребностей неприлично говорить. И эта афиша – просто эпатаж. Вот посмотрите: сейчас слово написано латинскими буквами, а женщина на этой афише пытается руками изобразить данный орган. И это хуже, чем было!

- И что вы будете с этим делать?

- Ничего. Потому что в этом случае должно общество беспокоиться – у Общественной палаты должна болеть голова.

Источник: xanzhar, 31.07.2008