Шоу-бизнес
18.04.2018

Курортный СИЗО Олега Коршунова

Курортный СИЗО Олега Коршунова

  • Олег Коршунов. Фото "МК"
Бывший замглавы ФСИН успел наворовать в Крыму, а в Лефортово его "неплохо кормят"
По данным источников "Ъ", уголовное дело о повлекшем тяжкие последствия злоупотреблении должностными полномочиями (ч. 3 ст. 285 УК РФ) Олегом Коршуновым возбудил следователь по особо важным делам ГСУ СКР Андрей Вениаминов, в производстве которого находится еще целый ряд расследований в отношении экс-заместителя директора ФСИН. Новые подозрения связаны с контрактом, заключенным в декабре 2015 года управлением ФСИН по Крыму и Севастополю. После возвращения полуострова в состав России в рамках федеральной целевой программы «Развитие уголовно-исполнительной системы в 2007–2016 годах» было принято решение о строительстве нового СИЗО. Проект подразумевал возведение учреждения в Элеваторном переулке Севастополя, рассчитанного на 366 заключенных. Как считает следствие, на основании распоряжений руководства ФСИН именно Олег Коршунов должен был контролировать строительство этого и другого объектов.

Генподрядчиком проекта выступил «тюремный» ФГУП «Строительное управление №23» (СУ-23), которое должно было построить СИЗО к концу 2016 года. По мнению следствия, Олег Коршунов, действуя «вопреки интересам службы» и из некоей «корыстной заинтересованности», в начале 2016 года обеспечил заключение еще одного контракта между СУ-23 и ООО «Юнистрой», которое стало субподрядчиком строительства. Последняя фирма, чьим руководителем является известный бизнесмен Андрей Угланов, по версии следствия, не обладала необходимыми «материальными и производственными ресурсами». Тем не менее ей было перечислено 82 млн рублей из бюджета. В конце 2016 года разорившееся СУ-23 было реорганизовано путем присоединения к другому ФГУП ФСИН — Управление строительства №34, а СИЗО так и не построено. В этот момент, по данным следствия, Олег Коршунов, зная, что «Юнистрой» не выполнил свои обязательства, не только не настоял на расторжении с ним контракта и объявлении нового конкурса на возведение СИЗО, но и продолжил финансирование компании, продлив действие соглашения с ней до конца 2017 года. После этого «Юнистрой» получил очередной транш в 111 млн рублей. «В результате ООО "Юнистрой" свои обязательства по строительству следственного изолятора не выполнило, объект до настоящего времени не построен и не сдан в эксплуатацию»,— заключил следователь Вениаминов.

Олег Коршунов, содержащийся в СИЗО «Лефортово», был уведомлен о новом уголовном деле и уже дал показания следователю по обстоятельствам строительства крымского СИЗО. По словам адвокатов, обвиняемый пояснил, что вообще не подписывал ни одного документа — контракта, акта или договора по объекту в Севастополе, так как все эти вопросы находились в компетенции руководства крымского УФСИН и соответствующих строительных ведомственных ФГУПов.

["МК", 17.09.2017, «Сюда надо на две недельки помещать женщин, которые хотят похудеть»: "Тут неплохо кормят. Я бы сейчас, уже видя все изнутри, подправил бы какие-то нормативы (я ведь их раньше сам утверждал), но совсем немного. Вчера на обед был суп из курицы и я там действительно видел куски мяса. Была еще отличная овсяная каша. Сегодня на завтрак дали молочную лапшу, но она сладкая, а мне нельзя. Так что я просто попил чай с хлебом. Но ничего страшного. Стройнее буду. Вот кто хочет похудеть — надо сюда на две недельки. Вот женщины тратят огромные деньги на всякие программы похудения, а можно для них организовать тут такие «сессии»" (Олег Коршунов) - врезка "Руспрес".]

При этом Олег Коршунов особо отметил, что, по его данным, еще до увольнения из ФСИН и последовавшего за ним ареста было известно: само СИЗО в Севастополе все-таки построено, и остались лишь некоторые организационные вопросы с введением его в эксплуатацию.

Связаны они были в основном с определением метража на каждого заключенного в камере, так как европейские нормы отличаются от российских и необходимо было как-то согласовать конечные документы.

Олег Коршунов, являвшийся единственным «штатским» высокопоставленным чиновником ФСИН России, был задержан и арестован в сентябре прошлого года. Его защитники, ссылаясь на материалы дел, утверждают, что за заместителем директора ФСИН, который осуществил полную реорганизацию хозяйственной и финансовой деятельности тюремного ведомства, оперативники антикоррупционного управления «М» ФСБ России следили как минимум с марта 2016 года. Тогда они написали своему начальству рапорты, в которых отмечали возможную причастность Олега Коршунова к махинациям руководителя расположенного в Саратовской области ФГУП «Консервный завод ФСИН» Павла Беликова и его предполагаемых подельников, обвиняемых в хищениях. В СКР полагали, что Олег Коршунов, зная, что ФГУП не сможет выполнить заключенный с ним контракт, дал распоряжение перечислить предприятию деньги, получив откат от господина Беликова. Последний в рамках досудебного соглашения о сотрудничестве дал соответствующие показания следствию, но они не подтвердились. В результате сделку с господином Беликовым расторгли, а в деле, уже направленном в суд, фамилия Коршунова не фигурирует. При этом по части обвинений за господином Беликовым следствие само признало право на его реабилитацию.

Но в июле прошлого года появилось новое уголовное дело в отношении ряда сотрудников ФСИН, замешанных, по версии следствия, в закупке в 2016 году по завышенным ценам для нужд СИЗО и колоний сахара и ГСМ на более чем 150 млн руб. В рамках этого расследования и был с санкции суда помещен под стражу Олег Коршунов.

Защита господина Коршунова убеждена, что перспективы расследование не имеет, так как говорить о завышении цен просто не приходится. По словам адвокатов, цена соглашений сопоставима с рыночной без учета издержек поставщиков на транспортные и прочие расходы. Особенно это важно, когда речь идет о поставках в такие отдаленные регионы, как Сахалин или Магаданская область.

Позже, как рассказывало агентство "Руспрес", было возбуждено уголовное дело, которое касается производства обуви, организованного в 2015 году ФГУП ФСИН «Производственно-промышленный дом» (ППД). Это предприятие, руководителем которого являлся Виталий Морусов, в соответствии с постановлением правительства занялось организацией изготовления ботинок как для заключенных, так и для сотрудников тюремного ведомства на территории различных колоний.

Бизнес оказался настолько успешным и прибыльным, что заказы стали поступать не только от ведомственных структур, но и сторонних организаций, в частности МВД. Но в 2016 году выяснилось, что один из давних поставщиков ППД, предприниматель Смбат Арутюнян, вместо юфтевых кож, необходимых для верха производимой обуви, поставил более дешевый и менее качественный материал из кожевенного спилка. Нарушение было выявлено оперативниками УСБ ФСИН, которые «по инстанции» доложили о происшедшем Олегу Коршунову. Последний отдал распоряжение разобраться в ситуации, а закончилось все возбуждением уголовного дела и арестом Морусова и Арутюняна. Любопытно, что еще за год до их задержания Смбат Арутюнян завил, что сам он невиновен, а все контракты от ФСИН получил благодаря знакомству с Олегом Коршуновым, которому он отдал 2% от суммы каждого договора. Заместитель директора ФСИН созвал срочное совещание, на которое позвал и бизнесмена, потребовав от него объяснений. В ответ тот смущенно сказал, что его неправильно поняли. После ареста Смбат Арутюнян пошел на сотрудничество со следствием, заявив, что всю аферу с ботинками организовал именно Олег Коршунов, якобы получивший за это уже 5% от суммы договоров. Смбата Арутюняна перевели из СИЗО под домашний арест за несколько дней до задержания Олега Коршунова, который об этом ничего не знал.

На очной ставке предприниматель Арутюнян пояснил, что чиновник требовал от него деньги, якобы рисуя пальцами цифры в воздухе, а в октябре 2016 года передал заместителю директора ФСИН в его служебном кабинете €300 тыс, которые «незаметно пронес в папке». По словам сотрудников ФСИН, сделать это было невозможно, так как после ареста и осуждения экс-директора ведомства Александра Реймера, получавшего сумки с деньгами прямо на рабочем месте, все свертки и пакеты визитеров теперь досматриваются. К тому же сумма предполагаемого отката не совпала с контрактной.

Тем не менее недавно следователь ГСУ СКР объявил об окончании расследования «башмачного» дела, и его фигуранты вскоре приступят к ознакомлению с материалами. При этом Олега Коршунова и его защиту уведомили о возбуждении еще одного уголовного дела, но с соответствующим постановлением не ознакомили. Интересно, что сами ботинки были изношены и списаны — претензий на их качество от потребителей не поступало.