Шоу-бизнес
01.12.2008

Откаты футбольного мяча и прочие гешефты у поля

Откаты футбольного мяча и прочие гешефты у поля
Сколько стоит купить судью, результат матча и как уйти от налогов
Часть I: о конспирации, клубных финансах, работе с судьями и налоговых дырах

Российский футбольный сезон завершен. В течение всего года происходили мелкие и крупные скандалы, говорили о смешных результатах, об удивительных решениях судей, драках и избиениях арбитров. Но стоило опуститься занавесу — и тишина: чиновники прокричали «ура!», чемпионы попрыгали в тюбетейках… Но ощущение обмана почему-то не покидает.

Так все-таки как устроен российский футбол, по каким законам живет, от чего зависит итоговый результат? Мы попытались, поговорив с экспертами и участниками чемпионата, ответить на эти вопросы.

Мы не ставим этим текстом цель уличить конкретных лиц и конкретные команды: нас интересует механика. А что касается фамилий и названий — они в редакции есть. Мы предоставим их заинтересованным лицам, пожелавшим разобраться в российском футболе с точки зрения Уголовного кодекса.

Диски, майки, этажи

— Да, алло. Я все помню. Да, завтра все диски завезу. Как договаривались — все сразу, — говорил при мне знакомый менеджер одного из клубов первой лиги. — Судьи совсем страх и совесть потеряли, — прокомментировал он, отложив телефонную трубку. — Просят бабки открытым текстом. Мы одному должны, так он прямо по телефону и напоминает. Я хоть как-то конспирируюсь: диски там, еще что-то говорю… А этот в лоб: «Когда вернете?» Раньше они хоть чего-то боялись, шифры разные придумывали…

— Какие шифры?

— Ну, например, получил 20 тыс. долларов — это «мне подарили майку с 20-м номером», или там «зашел на 20-й этаж» — то же самое.

— Так почему же от шифров отказались?

— Да потому, что цены выросли: и этажей, и номеров на футболках уже не хватает, — горько пошутил мой собеседник. — Они же сейчас меньше полтинника не берут.

— Пятьдесят тысяч долларов — это за результат?

— По-разному, но, как правило, за победу. Расчет — после игры. Выиграла команда — заплатим, проиграли — ничего не получишь. Правда, такого, чтобы судья сам «сделал» результат, сейчас практически нет — просто перед игрой предупреждают, что могут наградить. А дальше уже его дело: он может даже не помогать, судить, что видит, а команда выиграет своими силами. Но обещанное он все равно получит — за честную работу: зарабатывай, но свисти, что есть. А чаще они, конечно, помня о деньгах, пытаются помочь тем, кто обещал.

— Так соперник же может принять контрмеры: тоже перед игрой пообещать вознаграждение…

— Это скорее из области анекдотов. Хотя нечто подобноеe уже случалось. Одна команда, претендовавшая на выход в премьер-лигу, играла с другой, которой на тот момент уже практически ничего не было нужно. Люди из первой команды сразу вышли на президента второй: мы тут 120 тысяч долларов привезли — продайте нам очки. Тот: нет, будем играть. Ну они — к судье (он, кстати, из премьер-лиги был). Ему, правда, уже не 120 пообещали, а 50, причем даже в случае ничьей. Но на беду, появляются представители третьей команды, тоже претендующей на выход в высший дивизион, и тоже идут к судье: если наши конкуренты потеряют очки — не важно три или два, — получишь все тот же полтинник. В общем, кому как, а судье выгодна ничья. В итоге 0:0 и… больше полусотни (!) фолов. Он просто не давал играть — свистел любое столкновение. Но все довольны, и он свою сотню в кармане увез.


Не брать — запрещено

Как-то давно, когда судейским корпусом руководил еще Эдуард Шкловский, некоторым арбитрам, как рассказывают, очень надоело ходить в постоянных должниках и быть готовыми по первому же зову выполнить любое задание (ведь если хотя бы один раз взял, уже «не соскочишь»). На том и порешили — не берем. Но помешали этому представители клубов. Работа с судьями — это доходная статья расходов. Выбил из клуба 70 тысяч, договорился на 50, а 20 — твои проценты. Это хороший бизнес, который судьи решили подорвать. И арбитрам в дальнейшем сделали такие предложения и в такой форме, что отказываться было немыслимо.

Таблица финансовых видов

В первой лиге (условно) существует три вида команд, если брать во внимание источники финансирования: бюджетные, частные и смешанные, когда местная власть и спонсор участвуют в финансировании одновременно, только в разных процентных соотношениях. Самыми богатыми, как правило, становятся последние. Их бюджет перед началом сезона — около 20—25 млн долларов. Этого, как показывает опыт, достаточно, чтобы выполнить задачу по выходу в премьер-лигу. Такими клубами в этом году были «Ростов» и «Кубань», занявшие соответственно первое и второе места. В краснодарской команде основная финансовая нагрузка ложилась на область, а в ростовской — скорее на спонсоров. К этому же числу команд относился и ярославский «Шинник» — прошлогодний триумфатор первой лиги (с особенностями финансовых дел которого сейчас разбирается следствие).

Ниже, если смотреть по турнирной таблице, находятся клубы, чей бюджет достигает 10—15 млн долларов. Это «Анжи», «Урал», «КАМАЗ», отчасти «Алания» и «Носта» (по впечатлениям экспертов, клуб, ни разу не замеченный в этом сезоне в «околофутбольных» махинациях). Перед этими клубами ставится конкретная цель — попасть, скажем, в пятерку, а задача максимум — выйти в премьер-лигу — намечается как бы пунктиром. Эти команды — второй эшелон: они практически каждый год готовы пойти на повышение, стоит лишь чуть-чуть увеличить денежные вливания.

Ну и в болоте, в самом низу таблицы, — самые бедные. Те, которые зависят либо только от спонсора, либо только от областного или городского бюджетов. Например, ростовский «СКА» в этом году полностью существовал за счет средств бизнесмена Ивана Саввиди. Их бюджет, думается, не превышал и 7 млн. А вот иркутская «Звезда» зависела только от государственных денег, и, когда область вдруг оказалась не в состоянии финансировать клуб, а губернатор готовился к отставке, у «Звезды» не стало хватать средств на перелеты и даже зарплаты футболистам. Некоторым, говорят, даже якобы пришлось зарабатывать на стороне — ставить на собственные игры в букмекерских конторах.

Но, безусловно, не только от размера бюджета зависит место команды в турнирной таблице. Тот же московский «Спортакадемклуб», руководимый Константином Сарсанией, перед началом сезона располагал неплохим по меркам первой лиги бюджетом — примерно 10 млн долларов. Однако он спасся от вылета только в последних турах: и в первой лиге мяч — круглый, поле — неровное, и порой может случиться так, что аутсайдер выиграет у фаворита. И происходит это чаще всего, когда очень кому-то нужно: например, когда нужно было спасаться «Волге», и она вдруг обыграла «Кубань». Или когда неожиданно и легко уступали немотивированные «Анжи» с «Аланией» тонущему «Торпедо». Зато в следующих турах черно-белые в играх с конкурентами в борьбе за выживание набрали всего 1 очко. Или — как «Ростов» проиграл «Спортакадемклубу». Или — как «феноменально» в 6 играх подряд выигрывала скромная белгородская «Салют-Энергия», решая задачу остаться в первой лиге. Хотя для экспертов и букмекеров эти результаты почему-то неожиданностью не стали.

Как спастись от налогов?

Еще один способ заработать на клубе — налоговые схемы. Особенно это касается низших лиг, где и бюджеты меньше, и контроль слабее. Самый простой и давний способ ухода от налогов — двойные зарплаты. Они существуют практически в каждом клубе первой лиги (и, не сомневаюсь, в некоторых командах высшего дивизиона). По «белой» кассе футболист может получать 15 тысяч рублей, а по «черной» — 5 тысяч долларов. Это если речь идет о небогатой команде, у богатой цифры иные.

Генеральный директор одного из клубов первой лиги рассказал мне и о другом способе, более оригинальном. Их клуб относился как раз к третьему виду и зависел от области и спонсоров примерно в равном количестве. Так вот: все деньги из областного бюджета поступали напрямую на счет команды, зато все деньги от спонсора шли через посредника и оседали на его счетах. У клуба с этим посредником было подписано определенное соглашение, по которому фирма якобы оказывала некие услуги команде. По документам компания брала на себя и обязательства по оплате налога, хотя, как рассказал генеральный директор, никто его не платил: ограничивались «процентом» налоговикам. Затем из этой фирмы уже обналиченные и очищенные от налога деньги поступали в клуб. За вычетом, правда, небольших посреднических комиссионных, естественно, меньше налоговой ставки.

Кстати, одним из главных обвинений в уголовном деле против бывшего генерального директора ярославского «Шинника» Геннадия Шепеля является как раз неуплата налогов в то время, когда команда играла в первой лиге. И в материалах дела среди прочих фигурирует некая фирма «Промфининвест».

****
 
Откати-поле. Кто и как продает российский футбол

Часть II: куда пропадают деньги из казны клубов, как покупают и продают футболистов, какую роль играют жены в подкупах судей

Мы продолжаем исследовать скрытые законы, по которым живет российский футбол. В № 87 «Новой газеты» от 24 ноября 2008 года вышла первая часть сериала «Откати-поле», в ней мы рассказывали о том, как команды «работают» с судьями, какие методы конспирации при этом используются, каким образом клубы уходят от налогов и почему удачные выступления некоторых команд оборачиваются в конце сезона громкими уголовными делами. Сегодня — вторая часть этого почти детективного, немного криминального, а порой и чуть-чуть анекдотичного сериала. Напомним, что редакции известны все фамилии упоминаемых персонажей, и мы готовы поделиться своими знаниями с компетентными органами. Если им интересно.

«Распил» и трансферы

В самом факте ухода от налогов для россиян, наверное, уже давно нет ничего криминального. Это выглядит даже как забота о людях и попытка сэкономить средства для клуба. Однако даже подобная экономия не всегда помогает: очень часто когда к концу года или уже в следующем сезоне обнаруживается, что клуб, так блестяще выполнивший задачу по выходу в следующий дивизион, вдруг оказывается в финансовой яме. Слишком дорого этот выход обошелся… Нечто похожее в этом году произошло с ярославским «Шинником». Следователи, разбирающиеся сейчас в его бухгалтерии, предполагают, что гендиректор клуба — Шепель — якобы мог растратить на неизвестные цели больше половины бюджета… Чуть раньше такие же проблемы возникали у элистинского «Уралана» и многих других периферийных команд…

Эксперты предполагают, что в следующем сезоне нечто подобное может случиться и с «Ростовом»: поговаривают, что спонсоры уже не в состоянии финансировать клуб в прежних объемах и область тоже не может покрыть расходы в полном объеме. Видимо, недаром, как уверяют заинтересованные наблюдатели, губернатор Ростовской области Владимир Чуб встречался с Иваном Саввиди, который несколько лет назад был президентом «Ростова», на предмет помощи клубу. Чем закончился разговор, неизвестно. Но как бы то ни было еще по ходу этого сезона футболисты «Ростова» однажды отказались выйти на тренировку, якобы по причине невыплаченных премиальных. Что будет с клубом на следующий год, учитывая то обстоятельство, что в команде собраны неплохие футболисты с большими зарплатами, пока не ясно.

Большие вопросы вызывает и материальное благополучие краснодарской «Кубани». Клубу уже пришлось расстаться с главным тренером Олегом Протасовым как раз по причине невыполняемых финансовых обязательств (речь прежде всего идет не о зарплате тренера, а о невозможности — по финансовым причинам — комплектования состава на следующий год). Руководство краснодарского клуба винит во всем мировой кризис, немного, наверное, забывая о тех жертвах — в виде несостыковки дебета с кредитом, — которые приходится платить за «решенную» задачу. И уж тем более забывая о том финансовом «наследии», которое, как правило, оставляет после себя известный специалист по выводу команды в высший дивизион — тренер Сергей Павлов, работавший в начале сезона в «Кубани» (примеры — в «Новой газете» № 29 от 24 апреля 2008 года).

Но каким же образом случаются финансовые катаклизмы с теми, кто в течение года вроде не испытывал никаких проблем? Представим некий областной клуб «Х». Администрация ставит задачу: «Выйти!» — и выделяет под это средства. Допустим, что и спонсоры находятся. И вот команда располагает необходимыми для решения задачи средствами.

Здесь — отступление: российский футбольный клуб, тем более образца первой лиги, никакой прибыли принести не может. Поэтому его содержание — это скорее трата на некий социальный проект. Области он нужен для поддержки электората, бизнесу — ради преференций от области и других краткосрочных задач. В итоге ни областная администрация, ни бизнес, не ожидая никакой прибыли, контролировать дальнейшую судьбу своих средств не будут. Им главное — выполненная задача, причем неважно какими средствами.

У клуба «Х» есть деньги, ему поставлена задача — пора собирать команду: тренера, футболистов и менеджеров, причем желательно таких, которые знают первую лигу изнутри, знают, с кем можно договориться, кому завезти деньги, на кого надавить. Бюджет этим менеджерам, естественно, надо освоить как можно быстрее (кто знает, что может случиться в следующем году?), и — с умом. Как? Представим, что менеджер клуба «Х» желает приобрести некоего игрока у менеджера из клуба «Y». Они прекрасно знакомы, может быть, когда-то играли вместе, в общем, — свои парни. Игрок реально стоит 2 млн долларов, свои парни объясняют президенту команды «Х», что заплатить надо 5. В итоге, 2 млн уходят в команду «Y», 500 тыс. — ее менеджеру и 1,5 млн — его коллеге из «Х». Довольны все: игрок забивает, электорат радуется, администрация тоже, и менеджеры не в обиде. А два неучтенных миллиона спишут на гостиницы, чартеры или следующие трансферы. (Кстати, подобная практика приводила к крупным скандалам и в премьер-лиге.)

Или, скажем, менеджер клуба «Х» желает взять футболиста из «Z» в аренду. По правилам это означает, что «Х» ничего «Z» не платит, а только берет на себя обязательства по зарплате игрока. Такая схема очень удобна, если речь идет о молодом перспективном таланте из дубля серьезных клубов: парень попробует себя во взрослом футболе, а у большого клуба «Z» есть надежда, что после выступления в первой лиге игрок начнет прогрессировать (через эту школу, кстати, проходили Дмитрий Торбинский и Денис Глушаков — молодые лидеры московского «Локомотива», Александр Павленко — талантливый полузащитник «Спартака»). Только вот этой идиллии могут помешать детали: скромные менеджерские договоренности, которые в конце года приводят к существенным дырам в бюджете. Пример: спортивный директор из «Z» готов отпустить игрока в клуб первой лиги «Х», но при условии отката. Где-то — 50 тыс. долларов, если по-скромному. Генеральный директор из «Х» идет к своему президенту, по дороге нечаянно удваивая сумму. Президент согласен, футболист переходит, а менеджеры делят деньги пополам.

Находка эта на самом деле не российская. Подобная практика широко используется и Восточной Европе (несколько лет назад по этой же примерно схеме в российский клуб переходил один молодой защитник, ныне выступающий в ведущей команде английской премьер-лиги), и в Латинской Америке. В частности, в Аргентине (недаром в России еще недавно был бум на игроков из этой страны), где, кстати, осело много выходцев из стран бывшего СССР, имеющих отношение к футболу. С ними тоже всегда можно договориться, что и делали некоторые менеджеры некоторых клубов премьер-лиги.

Эксперты почему-то до сих пор задают много вопросов по трансферам Фернандо Кавенаги в московский «Спартак», которым занимался технический директор Евгений Смоленцев, и Пабло Барриентоса, которого привез в «Москву» генеральный директор Юрий Белоус. Может быть, правда, эксперты чего-то не знают.

Неучтенные расходы

Трансферы — это только один из способов освоения средств. Есть и много других. Напомним: для спонсора главное — результат, а судьба денег — вторична. Потому менеджеры, или, как их еще принято называть, околофутбольные лоббисты, перестраховываются: подкупают судей, игроков команд-соперниц, покупают очки… Деньги, естественно, — только наличными.

Для несговорчивых иногда придумывают оригинальные схемы. Об одной из них мне рассказал «разведенный» арбитр. Вечер, квартира молодого судьи, жена дома одна. Звонок в дверь. На пороге представительные люди с небольшим кейсом: «Здравствуйте, это просили передать вашему мужу», — говорят они, мило улыбаясь, отдают кейс жене и уходят.

В кейсе — 100 тыс. долларов. Муж возвращается домой, жена радостно сообщает ему о привалившем счастье. Мужу радоваться нечему: раз деньги здесь, то не выполнить «задание» уже нельзя — не по понятиям.

Вообще-то 100 тысяч — это мелочь. Чтобы вы понимали объемы неучтенки, назову, наверное, рекордную в этом сезоне сумму за три очка. Матч между командой, которая борется за выживание, и клубом, уже вышедшим в премьер-лигу, обошелся первым в 400 тыс. долларов. Правда, в следующей игре с не столь маститым соперником для «ценного клиента» сделали скидку — там легкая победа на выезде обошлась в 300 тыс. В итоге — задача выполнена.

Как мог договариваться тренер этой спасшейся от вылета команды, можно себе представить: он ведь по совместительству и уважаемый агент, сотрудничающий со множеством футболистов, некоторые из которых играют в первой лиге и порой готовы помочь своему «хозяину». За определенное вознаграждение, естественно.

Роман Анин

Источник: "Новая газета", 01.12.2008