Шоу-бизнес
13.03.2009

Сенатор Пугачёв и PR-"бл.дство"

Сенатор Пугачёв и PR-"бл.дство"
Сколько стоит PR-блок на негативные материалы в "Коммерсанте"

Дело Пугачева: о заказухе, блоках, "кто и сколько за них дает и берет"

 

О пользе выяснения отношений. В истории "как поссорились Антон Борисович с Демьяном Борисовичем" много деталей интересных не только историкам российской журналистики, но также психологам и наркологам.

Из области безотчётного: классическое делегирование ответственности за свои поступки родителям и педагогам — "меня так воспитали". то есть, это не сам человек сделал нравственный выбор не разбалтывать чужие секреты, а это научили так не делать. много били линейкой по рукам и приговаривали "мелочь тырить по карманам — нехорошо, кошек вешать — дурно, стучать на ближнего своего — а-та-та!", так что ли? жаль таким способом не прививается великодушие. но какое там к чёрту великодушие, когда речь заходит о высоком?! например, о заказухе и кто и сколько за неё даёт и берёт.

Нам же, конечно, более сумм интересны детали медиа-технологий, о которых рассказывают два воротилы информационного бизнеса. например, А.Б. говорит: "оказалось, что православный банкир успел нанять агентство чёрного PR "Тёмный соратник", которое обошло все сколько-нибудь заметные бумажные и интернетовские сми с пачками денег, и оплатило на несколько месяцев вперёд блоки на любое упоминание своего клиента. поэтому информацию, которую вы прочитаете в этом посте, не могут опубликовать больше нигде. я в жизни своей не встречал такого плотного эмбарго".

О чём это он? А вот о чём: в практике СМИ существует такая доходная статья как "блок на любое упоминание" (раньше А.Б. трактовал эту опцию как блокирование негативной информации в отношении того или иного лица и компании), а также о том, что bfm.ru и lenta.ru уже взяли денег и блокируют во имя вышеупомянутого клиента.

Попытка Д.Б. отстоять честь газеты "Коммерсант(ъ)" вызывает лишь ностальгическую улыбку по временам, когда руководитель отдел происшествий этой газеты несколько лет жил на заносы криминальных группировок, которые посредством коммерсантовской полосы сливали друг друга прокуратуре и другим заинтересованным органам. (Мы в этой истории только не знаем ничего о чистоте помыслов того, кто наконец уволил редактора.) А также по тем временам, когда нужную заметку на экономическую тематику можно было поставить на выбор через корреспондента, редактора отдела или одного из выпускающих редакторов.

Да и и ещё интересная (скорее психологическая, чем фактическая, как мне кажется) деталь, внезапно открывшаяся мне — личная ненависть Аркадия Воложа к Антону Носику. Ибо никакого другого вывода из пересказанного Кудрявцевым частного разговора с Носиком сделать нельзя: Антон отказался отвечать по существу, и сказал, что это очевидная практика газеты, ведь еще в 2001 году Ъ взял денег у Яндекса, посредством компании "Михайлов и Партнеры", за то, чтобы "мочить" Антона, как президента Рамблера.

 

kirill, Mar. 13th, 2009
Вот кстати, я вообще откровенно в шоке от откровений господина из коммерса насчет кристальной честности этой газеты
как-то даже не анекдот

corsika, Mar. 13th, 2009
Тут происходит куда более шокирующее действие: раскрытие информации, которую... э-э... не столь экзальтированные люди огласке не предают

kirill, Mar. 13th, 2009
Про это я даже не говорю, это вобще очень странный ход, наверное все же да, вещества истончают нервную систему.

 

 Рубен Макаров

 

****

 

Случай с банкиром

 

Антон Носик, главный редактор BFM.ru: Мои друзья-пиарщики нарыли сюжет о тёмном прошлом православного банкира Пугачёва. Если кто забыл, этот человек на заре путинской эпохи выдавал себя за президентскую кассу. После того, как известны стали имена Ковальчуков и Тимченко, он аккуратно слился в тень. Но не забыл, по примеру предшествующих поколений российской олигархии, организовать себе кресло в сенате. Помимо всего прочего, такое кресло означает депутатскую неприкосновенность. Можно успеть добежать до канадской границы, если кто-нибудь захочет против тебя дело возбудить.

Как выяснили мои друзья-пиарщики, при оформлении сенатской должности православный банкир Пугачёв довольно серьёзно нахимичил с анкетой. В частности, скрыл судимость и подсунул в Отдел кадров липовый диплом. По этому поводу есть некоторая подшивка документов, в том числе — рукописных.

Мои друзья-пиарщики, разумеется, захотели поделиться своими находками с человечеством. Тем более, что в их распоряжении оказался депутатский запрос, где все эти интересные сведения перечислены. И тут вдруг выяснилось неожиданное.

Оказалось, что православный банкир успел нанять агентство чёрного PR «Тёмный соратник», которое обошло все сколько-нибудь заметные бумажные и интернетовские СМИ с пачками денег, и оплатило на несколько месяцев вперёд блоки на любое упоминание своего клиента. Поэтому информацию, которую вы прочитаете в этом посте, не могут опубликовать больше нигде. Я в жизни своей не встречал такого плотного эмбарго. И, конечно же, Вовочке, на имени которого православный банкир в своё время сделал карьеру, такой блок не снился. Сажая и выдавливая из страны потенциальных критиков, он не сумел добиться такой зачистки информационной поляны, которую организовал за деньги лукавый еврей Лео Ляйблих из «Тёмного соратника». Клиенту аттракцион обошёлся примерно в 1 миллион долларов в месяц, Ляйблиху — тысяч в 80, но кто ж тут считает. Интересен принцип.

В мою бытность гендиректором Ленты и Рамблера, в «Коммерсанте» блок поставить было нельзя. Заказуху — запросто, через Михайлова унд Партнёры, но не блок.

А теперь у нас, оказывается, кризис. То есть людям с бабками всё можно. Лишь бы платили. За скромное финансовое вознаграждение Лео Ляйблих из агентства чёрного PR «Тёмный соратник» организовал полную потерю интереса корреспондентов «Коммерсанта» к своему клиенту. А где КоммерсантЪ, там и Газета.Ру, хотя полагаю, что конверты заносились раздельно. Не знаю, почему за эту историю не уцепились «Ведомости» с Moscow Times, но догадка моя в полной мере аналогична.

Вы поймите, дорогие коллеги. Если б такая же история произошла в странах Запада, то за информацию о банкире, подделавшем анкету в СФ, упоённо взялись бы все стрмнгеры, претендующие на гонорар. Нет варианта, чтобы Daily Telegraph или Daily Mail отказались расследовать такой случай. А у нас достаточно Ляйблиху насыпать денег, чтобы лица, принимающие решения, набрали в рот воды.

Что поделаешь, we're special, и за миллион баксов в неделю нам можно полностью поменять государственное устройство. Успехов тебе, Лёня. Я позабочусь о твоих детях, когда организованный тобою беспредел дойдёт до тебя.

Это гнусная ложь! Какая сука проболталась?!



Демьян Кудрявцев, генеральный директор ИД "Коммерсантъ":  Что-то случилось с моим другом Антоном Носиком. Он, надеюсь временно, сошел с ума.

Придется пояснять тут. Антон упрекает Коммерсант в том, что мы взяли деньги за "блок", то есть за неразмещение негативной информации о сенаторе Пугачеве на страницах изданий ИД. Это ложь и пусть она лежит на совести Антона. Опубликуй он эту дурь в своей многотиражке - я бы засудил, а так - плюну.

Но читателям стоит кое-что объяснить и рассказать. Действительно, пару недель назад, к нам обратилось некое рекламное агентство с предложением на правах рекламы опубликовать открытое письмо Дмитрию Медведеву о сенаторе Пугачеве, подписанное неким депутатом ГосДумы. Любой желающий может его прочесть, оно было опубликовано (на правах рекламы) в газете "Ведомости".

За публикацию этого материала предлагалось порядка 300 000 рублей, что соответствует рекламным расценкам. Однако, по существующей процедуре, это объявление было отправлено в юридическую службу ИД для визирования. Дело в том, что по нашему законодательству СМИ отвечает не только за то, что говорит само, но и за то, что говорит ему ньюсмейкер в интервью (вспомним процессы Кадыров против Ъ, Ростехнологии против Ъ и Шварцмана), а также за то, что говорит рекламодатель в рекламном объявлении. Мы сочли содержание и тон открытого письма не соответствующими нашим стандартам, решили, что юридические риски его публикации слишком высоки и отказали. Письмо было опубликовано в других СМИ. Отказ был подписан лично мною.

В том случае, если история противостояния С.Пугачева и людей, инициировавших это письмо, перейдет в понятную фазу исков, расследований, и других новостных поводов, соответствующих представлениям редакции о формате газеты - Коммерсант об этом напишет без помощи носиковских "друзей пиарщиков". Депутатский запрос - уже давно является формой инициации пиар-войн, стоит недорого, и новостным поводом является разве что для Компромата.ру, это знает любой журналист. Впрочем, это на усмотрение редакции, которая удивлена сообщением Антона, что она о чем-то не пишет за деньги. Историю наших публикаций о Пугачеве, как и о любом другом, легко проследить на нашем сайте, если в задачу входит установление истины.

1. Когда берешь информацию у друзей-пиарщиков, на основании которой ложно кого-то обвиняешь, этих друзей пиарщиков не худо бы называть. Как и тех, кто им эту работу заказал.

2. Когда кого-то бездоказательно обвиняешь, неплохо бы задать вопросы.

3. Когда ты этого не делаешь, ты сам становишься стороной в чужой пиар-войне, и сам рискуешь нарваться на обвинения в проплаченности и ангажированности.

Суммирую. Коммерсантъ не берет денег за публикацию материалов и за непубликацию материалов. Никогда. Если это делают конкретные сотрудники и попадаются на этом, они наказываются, минимально, увольнением. В данном случае и этот вариант исключен, потому что тема могла пройти по трем отделам, десяткам людей, с которым отдельно договориться невозможно. Не хватит денег и сил, в том числе - сохранить это втайне от нашей службы безопасности. Такая договоренность, может быть реализована теоретически, только через главного редактор, шеф-редактора и генерального директора. Антон написал гнусность не только о лучшей (на мой взгляд) газете страны (что ладно) но и о Азере Мурсалиеве, Андрее Васильеве, и обо мне, при том, что каждого он знает лично по много лет.

Пока я писал этот пост, мне перезвонил Антон. И я спросил, с чего он взял, что Ъ взял денег за блок. Антон отказался отвечать по существу, и сказал, что это очевидная практика газеты, ведь еще в 2001 году Ъ взял денег у Яндекса, посредством компании "Михайлов и партнеры", за то, чтобы "мочить" Антона, как президента Рамблера. В частности - недостоверным материалом под заголовком "Антона Носика уволили из Рамблера".

1. Я не вижу никакой связи.
2. Долгая память Антона меня поражает и радует.
3. Я убежден, что материал 2001 года не был "проплачен", но он был неверен, Носика действительно не увольняли из Рамблера, хотя стоило бы.
4. Никакая личная обида и никакие события 2001 года не дают права Антону и кому-либо другому, писать непроверенные гадости.
5. Легкость, с которой Антон в одном высказывании попытался дискредитировать уже не только Коммерсантъ, но и Яндекс - меня лично очень расстроила.

Так что мы ждем доказательств или извинений.

"Мои текущие наниматели тебя уничтожат. У них неограниченная квота размещения чёрного пиара в Коммерсанте"


Ответ Антона Носика, главного редактора BFM.ru: По поводу размещения заказухи в газете «КоммерсантЪ» буду краток. Человек, утверждающий, что текст «Антон Носик уволен из Рамблера» появился на первой полосе Ъ случайно, без чьего-либо умысла, просто не отвечает за свои слова. Что совершенно нормально для Дёмы, поскольку он поэт. А во времена этой публикации был ещё и невъездной в Россию, так что обстоятельств дела не знает, и знать не может. Зато их знаю я, досконально. Я знаю в каком отделе, в какой PR-компании, за эту публикацию выставили счёт клиенту. Знаю и другие публикации в Ъ, за которые та же самая PR-компания выставляла счета другим клиентам.

Андрей Васильев (шеф-редактор издательского дома "Коммерсант", на фото ниже) мне на это сказал "Ну ты ж понимаешь, что счета можно выставить и за публикацию, которая не была заказной, если она отвечает интересам твоего клиента". Он совершенно прав, это норма жизни в мире PR-услуг. Не все публикации, за которые клиент платит своему пиарщику, были этим пиарщиком заказаны. Некоторые возникли самотёком, но их отмониторили, и счёт за них выставился обычным порядком. Так случилось со статьёй про 40-минутное отключение «БиЛайна», которую КоммерсантЪ поставил главной новостью дня, когда дружественная PR-компания держала бюджет МТС. Но про заголовок «Антон Носик уволен из Рамблера», увы, Андрей ничего не знает, как и Дёма. А знать-то там особенно нечего. Я пытался увести из дружественной Коммерсанту PR-компании одного талантливого менеджера, с которым лично знаком больше 30 лет, и который первую работу пиарщика получил у меня в Ленте.Ру. У него в компании была зарплата 700, я предложил 1500 и пост PR-директора Рамблера. Ему тут же повысили зарплату на текущей работе до 2500, и я из тендера вышел.

Пока мы с PR-компанией боролись за этого сотрудника, он мне совершенно честно говорил: Антон, мои текущие наниматели тебя уничтожат. У них неограниченная квота размещения чёрного пиара в Коммерсанте.

Я в ответ лишь весело смеялся, поскольку КоммерсантЪ представлялся мне бастионом свободы слова и единственным СМИ, где не берут заказухи. Тем более, против меня. Но после публикации на обложке этой газеты заголовка «Антон Носик уволен из Рамблера» (ведущего на стр. 19, где о моём увольнении нет ни строчки) я утратил иллюзии. И понял, что мой друг знал порядки размещения в Коммерсе сильно лучше меня. Как я теперь понимаю, он знал их лучше и Дёмы, и Васильева.

Разумеется, и Дёма, и Андрей при упоминании этого эпизода врубают дурочку и говорят "Мы не знаем, как это туда попало". Но эта отмазка убедительна только для них самих. В реальности дихотомия очень простая. Либо опровержение лжи в том же месте, где она была напечатана, и служебное расследование об обстоятельствах заказа, либо вы, друзья мои, соучастники бизнеса по размещалову.

Дёма настаивает на том, что он — соучастник. Потому что он не знает обстоятельств, но отказывается их выяснить. Вася говорит "Я хуй его знаю". В результате имеем очень простую ситуацию.

В 2001 году я очень хотел судиться с ИД КоммерсантЪ за эту клевету. Но пожалел своих друзей и бастион свободы слова, так что судиться не стал. В 2009 году у моего ЖЖ больше читателей, чем у Ъ на бумаге, и эти читатели более влиятельны (некоторые из них, в частности, возглавляют государство и правительство, другие решают, кому дать кредиты ВТБ и ВЭБ). Поэтому по факту упоминания Ъ в моём посте про Пугачёва Дёма закатил ту постыдную истерику, которую закатил.

Меня в этой истерике не устраивает ровно одно. Упоминания компаний «МиП» и «Яндекс». Это публичный пересказ приватного телефонного разговора между двумя старинными друзьями. Это примерно как я сейчас начну в ЖЖ публиковать всё, что я про Дёму знаю. Но я не начну, не так воспитан, расслабься, любимый. И убери нахуй две этих компании из своего поста. Я тебе давал всего лишь clues для служебного расследования, которое ты отказываешься провести. Если ты не готов отвечать за свой базар, то не лезь, пожалуйста, в залупу. Пост был не про ваше блядство, а про Лео Ляйблиха, который берёт с клиента миллион в месяц, доносит до площадок двадцать тыщ, а на остальное покупает квартиры, машины и дачи. Я этот бизнес хочу уничтожить, а не ИД КоммерсантЪ со всем его размещаловом, при упоминании которого вы с Васей так неуклюже врубаете дурочку.

Ты хочешь не быть мне должен? Назови публично имя взявшего деньги за «Антон Носик уволен из Рамблера». Потому что имя давшего деньги я знаю. Как и название компании-посредника, и название конечного бенефициара. Они все есть в твоём истерическом посте откуда я прошу тебя эту информацию изъять, покуда она не от тебя лично исходит. А вот кто в Коммерсанте взял денег, чтобы оно на обложке появилось, я пока не услыхал.

Скажи "Никто", и будешь выглядеть слабоумным. Скажи правду, и Бог тебя простит.

"Вы с Васильевым рулите публичным домом,
где бляди отвыкли делиться"


Дёма, любимый. Я с 2001 года знаю, что КоммерсантЪ берёт заказуху. В том числе -- заказуху против меня лично. Я живу с этим знанием 8 лет. Теперь Ты приходишь и говоришь: КоммерсантЪ взяток не берёт.

Либо ты отвечаешь за свои слова, впервые в жизни, либо всё как я привык. Мне бы хотелось первого варианта. Удиви меня. Сделай так, чтобы человек, взявший денег за "Антон Носик уволен из Рамблера", вернул эти деньги. Мне похуй кому. Тебе, мне, Андрею. Я, кстати, на них не претендую.

Я, кстати, только что, твоими молитвами, час беседовал с Еленой Колмановской. Позвонившей мне сказать, что она меня в Коммерсанте не мочила за деньги. Я ей официально подтвердил её алиби. Яндекс не знал, что за его деньги мочат меня. Если б знал, остановил бы на счёт раз. Но увы. Яндекс не долистал в отчёте до той страницы. А то б Лена мне в 2001 году позвонила, не сегодня, а тогда.

Беда в том, что вы с Васильевым рулите публичным домом, где бляди отвыкли делиться. Это не моя беда. Это ваша с Андреем беда. Но вы оба слишком круты, чтоб в ней сознаться. Вам проще на меня наехать.

Самое смешное, что я твой друг детства, а не Васильева. Андрей Витальевич бе коши мевин ма шми, ве лама hу медабер ити. hу йодеа, ше любой наезд на меня ахшав рак даркеха. Аваль ахщав ты на меня сам наехал, ве мутар ло происоединиться. hу ло роце наезжать на меня лично, аваль приходится. Освободи его от этой повинности, таасе ли това. Я найду способ отблагодарить. И Яндекс давай за кадром тоже оставим, Яндекс ни в чём не виноват. Яндекс не читал отчётов МиП по размещалову в Коммерсанте и отказывается иметь хелек в этой истории.

[Врез ИА "Руспрес" - перевод последнего абзаца письма Антона Носика Демьяну Кудрявцеву с иврита на русский: "Самое смешное, что я твой друг детства, а не Васильева. Андрей Витальевич с трудом понимает "мое имя" (по смыслу: "кто я такой"), и почему он говорит со мной. Он знает, что любой наезд на меня сейчас только через тебя. Но ты на меня сам наехал, и почему бы не присоединиться. Он не хочет наезжать на меня лично, но приходится. Освободи его от этой повинности, сделай мне одолжение. Я найду способ отблагодарить. И Яндекс давай за кадром тоже оставим, Яндекс ни в чём не виноват. Яндекс не читал отчётов МиП по размещалову в Коммерсанте и отказывается иметь свою часть в этой истории".]

[Врез сorsika: Попытка (Демьяна Кудрявцева) отстоять честь газеты "Коммерсант(ъ)" вызывает лишь ностальгическую улыбку по временам, когда руководитель отдела происшествий этой газеты несколько лет жил на заносы криминальных группировок, которые посредством коммерсантовской полосы сливали друг друга прокуратуре и другим заинтересованным органам (мы в этой истории только не знаем ничего о чистоте помыслов того, кто, наконец, уволил редактора). А также по тем временам, когда нужную заметку на экономическую тематику можно было поставить на выбор через корреспондента, редактора отдела или одного из выпускающих редакторов.]