Все статьи раздела

Шоу-бизнес
21.03.2012

Ссора Игорей Ивановичей мешает бизнесвумен Ольге Шуваловой

Ссора Игорей Ивановичей мешает бизнесвумен Ольге Шуваловой
  • "Новая газета", 19.03.2012

    Игорь Шувалов. Фото "Ъ"
"... мы имеем информацию о некоторых действиях со стороны господина Шувалова в отношении компаний Усманова и Абарамовича-Швидлера"
Прошли первые аресты в рамках поствыборного этапа борьбы с коррупцией. Его базовые характеристики я описал в прошлом номере «Новой», но, на всякий случай, напомню. Фронтменом выступает вице-премьер Игорь Сечин, который собирает для Путина информацию об аффилированности менеджеров госкомпаний с их подрядными организациями и настаивает на том, чтобы сведения подобного рода засекречивались, претендуя таким образом на статус единоличного антикоррупционного института в стране. Первый вице-премьер Зубков, в свою очередь, занят ужесточением антиотмывочного законодательства и прочими мерами, которые должны сдержать отток капитала за рубеж.

Обыски в Фондсервисбанке и последовавшие аресты неизвестных широкой публике персонажей, причастных, по версии следствия, к выводу за рубеж едва ли не ста миллиардов рублей, демонстрируют, что Сечин и Зубков, по крайней мере ситуативно, работают тандемом.

Так, Артема Сисаакяна, которого правоохранители называют организатором преступной схемы, задерживали сотрудники следственной части главного управления МВД по Центральному федеральному округу. А СЧ ГУ МВД ЦФО называют сечинским спецназом — и по уровню профессионализма, ставшего в системе дефицитом, и по деликатности задач, которые она решает (коммерческих и политических). Хотя операцию в целом курирует ГУЭБ МВД, возглавляемое молодым генералом Денисом Сугробовым.

А вот характер предполагаемой преступной деятельности относится к вотчине Зубкова — легализация преступных доходов и вывод их за рубеж с использованием финансовых и банковских схем.

Понятно, почему интересы Сечина и Зубкова здесь совпали. У первого есть силовая бригада, у второго — огромный массив информации по незаконным финансовым проводкам, который аккумулирует Росфинмониторинг (ведомство, с поста главы которого Зубков попал в свое время на премьерский пост).

Понятно также, что задержанием Сисаакяна и людей его уровня дело не закончится, и мы увидим аресты в числе топ-менеджеров и бенефициаров банковской цепочки, через которую миллиарды гнали за рубеж.

Это сильный удар, который, в сочетании с самостоятельными проблемами прибалтийских банков, выполняющих роль буфера между Россией и местами конкретного приложения незаконно нажитых капиталов, пробьет серьезную брешь в инфраструктуре коррупции. Не говоря уж о том, что заставит остальных мздоимцев стать осторожнее хотя бы на время.

Нетрудно понять, почему первыми жертвами антикоррупционной кампании стали лица и структуры, связанные с Фондсервисбанком. «Новая» неоднократно рассказывала о том, что за ним стояли высокие чины МВД, которые с тех пор успели стать жертвами «переаттестации», а финансовые потоки в банк, в том числе, шли из системы столичного ЖКХ (до отставки Лужкова). Налицо — отработанный материал, жертва — и вовсе уже не сакральная.

Далеко ли простираются амбиции борцов с коррупцией, мы узнаем, когда выяснится, накроют ли еще одну-две-три финансовых цепочки. Вполне вероятно, ведь это повышает маржу и обороты тех, кто не попал и не попадет под удар. Их имена могут быть известны Зубкову и Сечину.



Впрочем, результаты антикоррупционной кампании совершенно не обязательно будут связаны именно с посадками. Президент и премьер начали консультации по составу нового правительства, и наверняка в рамках этих консультаций будут читать бережно собранный компромат на претендентов. Медведев, несмотря на крайне критическую оценку обществом его публичных инициатив, окончившихся в основном ничем, в аппаратной борьбе преуспел, и фарсовая реформа МВД в реальности привела к серьезной перетряске генеральского состава. Теперь Путин может продолжить начатое, и скандал в Казани, получивший беспрецедентное освещение в федеральных СМИ, ему в помощь.

А для Сечина открывается перспектива оставить не у дел своего давнего оппонента и тезку Игоря Ивановича Шувалова. Поговаривают, что формально раздор начался на «бытовой» почве. Якобы зашел спор о том, чей лайнер имеет право приоритетной парковки на спецполосе во «Внукове». Шувалов, как известно, не просто вице-премьер, он — первый. Но Сечин-то имеет заслуг побольше, чем иной премьер…

Впрочем, этот апокриф Путину не доложат. А расскажут, например, историю, уже хорошо знакомую читателям «Новой» и ранее опубликованную в американском издании Baron’s. О том, как одна из офшорных компаний, подконтрольных сначала Шувалову, а впоследствии его супруге Ольге, заняла другой офшорной компании, подконтрольной миллиардеру Усманову, $50 млн и получила обратно $120 млн.

****

Как жена вице-премьера делала бизнес с Усмановым и Абрамовичем. Документы

...Генеральная прокуратура получила показания по делу Игоря Шувалова. Заявление на вице-премьера подала Наталья Пелевина (на фото), проживающая в Нью-Йорке активистка-правозащитница, организовавшая в США «Комитет за демократическую Россию». Формально это заявление подано на основании публикации в американском издании Barron's информации о получении женой Игоря Шувалова $120 млн от Алишера Усманова и Евгения Швидлера, партнера Романа Абрамовича. Во вторник Наталья Пелевина принесла в Генпрокуратуру все документы, подтверждающие факт передачи денег от компаний Усманова и Швидлера на счета компании, подконтрольной жене Игоря Шувалова, Ольге Шуваловой. Опрос Пелевиной проводил лично начальник управления по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции Генпрокуратуры России Юрий Семин. Slon получил в свое распоряжение эти документы – ссылки на них можно найти ниже с разъяснительным комментарием Натальи Пелевиной.

– Наталья, вчера вы ходили в прокуратуру по делу Шувалова. Но изначально говорилось, что вы подали иск по факту публикации о финансовой связи Шувалова с Усмановым и Швидлером в издании Barron's, выходит, у вас есть какая-то дополнительная информация, которой нет в той статье?

– Да, у меня есть материалы, документы, и я их, собственно принесла в Генкпрокуратуру давно, но они были на английском языке (речь ведь идет об офшорных компаниях), и меня попросили перевести их в каком-нибудь бюро на русский язык. Сами они почему-то это сделать не в состоянии. Вот вчера принесла им все переводы, а также мои разъяснения в письменном виде.

– В чем общий смысл информации, содержащейся в этих документах?

– Там изложена схема, посредством которой $120 миллионов с помощью своеобразной «матрешки» из офшорных фирм (Ex 1 4 5 6 7 8) из первоначальной компании перешли в компанию жены Игоря Шувалова Ольги. Плюс у нас есть документы, которые подтверждают денежные переводы с обеих сторон (Ex 9 12 15). Так что материалы у нас очень серьезные, и мы надеемся на серьезное рассмотрение. Кроме того, я написала обращение к Дмитрию Медведеву, и вчера буквально мне позвонили, сообщили, что моя жалоба рассмотрена и прокуратуре поручено разобраться. Надеюсь, этот дополнительный сигнал может как-то помочь.

– По какой схеме перечислялись деньги?

– Схема выглядела так: на пустой счет компании Sevenkey, подконтрольный Шуваловой, поступили от Абрамовича $50 млн (через офшор Unicast Technologies Corp) и через две недели ушли как бы как заем Усманову (Ex 14 14 a) (на покупку Corus Group). Сначала условия займа были понятные (5% годовых), но затем они менялись несколько раз и обрастали самыми разными дополнительными оговорками. В частности, например, в одном из документов упоминается так называемый consideration payment в размере 18 с лишним миллионов долларов (Ex 11). Кроме того, по одному из пунктов заемщик обязуется выплатить кредитору 4,9% от всей своей прибыли за 2006 год, если ее размер превысит миллиард (Ex 14 стр. 4). С учетом суммы займа это как минимум 100% годовых. Зачем Усманову такой заем от непонятной офшорной фирмы, если он в любом крупном банке может взять кредит под 5%? В конечном итоге после всех выплат со стороны Усманова на счету Sevenkey осталось $119 млн. При этом Усманов уже признавал, что у него бизнес с Ольгой Шуваловой, но что за бизнес – торгуют ли они щенками, автомобилями или нефтью, он не уточнял. Затем Business fm связывался с шуваловскими людьми, которые отвечали, что в статье Barron's есть неточности, например, Игорь Иванович плохо знает Швидлера. Но ведь для того, чтобы осуществить денежный перевод от Абрамовича, Швидлеру же не обязательно хорошо знать Шувалова, правда? И вообще это странный ответ, как из анекдота про Сталина: «Так и знал, что по первому пункту возражений не будет».

– Вряд ли Усманов и Швидлер решили бы просто так подарить чете Шуваловых $120 млн, в чем был их интерес?

– Я не могу пока называть это взяткой, потому что меня за это просто могут засудить, но мы имеем информацию о некоторых действиях со стороны господина Шувалова в отношении компаний Усманова и Абарамовича-Швидлера. В частности, мы знаем, что впоследствии господин Усманов в 2009 году получил миллиард долларов госзайма (решение об этом принимал Шувалов), в разгар экономического кризиса. И консолидация российского металлургического бизнеса под «Евраз-групп» сильно пиарилась господином Шуваловым. С этим, правда, не совсем сложилось, но господин Шувалов внес свою серьезную лепту.

– Как вам удалось получить доступ к документам?

– Я не могу называть людей, которые пришли ко мне с этими документами, по разным причинам, не последняя из которых – это безопасность этих людей. Но так получилось, что мне на данный момент доверяют достаточно, чтобы предоставить эти бумаги, понимая, что я сделаю с ними все, что нужно.

– Как реагирует прокуратура, они всерьез хотят расследовать дело?

– Меня принимал лично господин Семин, бывший прокурор Москвы, а ныне глава антикоррупционного департамента на федеральном уровне. И, как мне сказал Алексей Навальный, – это первый вызов в прокуратуру по делу, связанному с коррупцией, не просто первый вызов к Семину, а первый вызов вообще. Самого Навального не приглашали ни разу за все это время. Так что, похоже, на этот раз за дело взялись всерьез. По какой причине – я не знаю, может быть, это внутрикремлевские разборки (надеюсь, что это не так), а может и правда попытка сделать такой показательный процесс. Могу лишь сказать, что когда я разговаривала с Семиным, он задавал очень серьезные вопросы, это были действительно вопросы по теме, и у меня возникло впечатление, что они и правда хотят во всем разобраться.



Алишер Усманов

– Фигурантов дела тоже будут допрашивать?

– Да, мне было заявлено, что фигуранты будут опрошены. Может, это просто была некая формальная фраза, которая ничего еще не значит, не знаю. Я буду внимательно следить за этим, потому что если они и правда решат пообщаться со свидетелями, это будет иллюстрировать серьезность их намерений. Во всяком случае, если они попытаются как-то формально отписаться, я буду идти до конца и доказывать, что состав преступления здесь есть, у нас еще очень много документов. За всю историю борьбы с коррупцией этот тот случай, когда у нас наибольшее количество подтверждающих материалов.

Александр Мачевский, помощник Игоря Шувалова:

– Действительно ли Игорь Шувалов имеет деловые отношения с Алишером Усмановым и Евгением Швидлером?

– Господин Шувалов не может иметь деловых отношений с господином Усмановым, так как является государственным служащим и, насколько я понимаю, в тех документах, которые публикуются по этому делу, фамилия Игоря Шувалова не значится.

– Но значится имя его жены.


Госпожа Шувалова не является госслужащим. Вся ее деятельность указана в декларациях, которые ежегодно предоставляются ею как супругой первого вице-премьера в налоговые органы. Как мы уже отмечали в СМИ, средства семейного фонда Шуваловых управляются независимыми финансовыми институтами.

Slon обратился за комментарием в «Металлоинвест», но ответа не получил. Однако источник, близкий к Усманову, уточнил, что компания Sevenkey выступала в качестве кредитора в ценные бумаги «Корус Групп», и впоследствии компания «Галахер» предложила принять участие в новых проектах в качестве соинвестора, предоставив право Sevenkey поучаствовать в части дохода от инвестиций за 2006 год.


Роман Доброхотов

Источник: Slon.ru, 14.03.2012