Версия для печати
Спецслужбы
08.08.2013

Шамалова и Токарева отмазали от гибели 53 человек

Шамалова и Токарева отмазали от гибели 53 человек
  • Николай Токарев. Фото «Ъ»
За утонувшую платформу «Кольская» вместо руководителей и людей из их ближнего круга, сделавших аварию неизбежной, должны сесть посторонние лица
У президента России Владимира Путина есть друг и сосед по даче – президент «Газфонда» Николай Шамалов. У него, в свою очередь, имеется родственник – отставной офицер КГБ-ФСБ Юрий Шамалов, назначенный главой компании «Газфлот», также связанной с «Газпромом». Это предприятие вместе с компаниями контролирующего «Транснефть» и «Зарубежнефть» экс-разведчика Николая Токарева ранее занималось бурением в Охотском море. В итоге потерпела крушение платформа «Кольская», погибли 53 человека. Как выясняется, не затонуть «Кольская» в силу специфики менеджмента аффилированных с «Газфлотом» компаний просто не могла.


Юрий Шамалов

Борис Лихван, один из главных фигурантов расследования трагедии, передал в ФСБ ранее неизвестные документы, касающиеся подготовки к буксировке «Кольской». Из них следует, что технические сотрудники привлеченной Шамаловым-младшим компании «Арктикморнефтегазразведка» (АМНГР) знали о возможности катастрофы. АМНГР находилась в ведении «Зарубежнефти» и через Росимущество принадлежала государству, руководивший АМНГ на момент аварии Юрий Мелехов ранее работал в "Газфлоте" и "Газпроме". Накануне крушения из компании Мелехова уволился целый ряд основных специалистов, а руководители предприятия в срочном порядке уехали в командировки. В итоге всей операцией и спасением 67 человек, находившихся в тот момент на «Кольской», занимался испольняющий обязанности генерального директора АМНГР Борис Лихван, не прошедший аттестации и не имевший специальной подготовки и допуска.

«Известия» напоминают, что буровая платформа «Кольская» затонула 18 декабря 2011 года во время сильного шторма в Охотском море. Из 67 членов экипажа, находившихся на борту, удалось спасти только 14 человек. В непосредственной буксировке «Кольской» принимали участие буксир «Нефтегаз-55» и ледокол «Магадан». В ходе расследования трагедии выяснилось, что платформа ушла в рейс по поручению «Газфлота» неподготовленной. В носовой части буровой имелись трещины, маршрут не согласовывался и менялся по ходу движения, более того, транспортировка буровой зимой была вообще запрещена.


Платформа "Кольская"

Прекрасно зная об этом, Юрий Мелехов и его зам по флоту (он же так называемый «назначенное лицо компании», ответственное за безопасность) Василий Васецкий все равно приняли решение провести буксировку. Однако ни того, ни другого ни во время перехода буровой, ни во время спасательной операции на месте не было — Мелехов уехал в Москву, Васецкий — во Вьетнам. Последний, как следует из представленных документов, находился в командировке с 1 по 11 декабря и должен был вернуться за неделю до трагедии. Но, как оказалось, во Вьетнаме у него тогда жил сын, и Васецкий продлил себе поездку.

Рассматривая личность Васецкого, следует отметить, что этот выходец из петербургского порта ранее работал в русско-вьетнамском «Вьетсовпетро» (сейчас первым замдиректора этой компании является сын экс-директора ФСБ Николая Патрушева Андрей Патрушев). Также Васецкий трудился в «Зарубежнефти» – в период, когда эту структуру лично возглавлял нынешний руководитель «Траснефти» Николай Токарев, а с 2009 по 2011 год числился в «Газпром нефть шельфе», где отвечал за безопасность. «Зарубежнефть», председателем совета директоров которой остается Токарев, в данный момент вместо Росимущества владеет АМНГР. Поэтому многие члены совета директоров «Арктикморнефтегазразведки», несмотря на аварию, до сих пор не уволены.


Ространснадзор, проводивший свое расследование, пришел к выводу, что ответственность за гибель людей должны нести семь человек: четыре руководителя компании АМНГР: Юрий Мелехов, Василий Васецкий, Борис Лихван, Михаил Терсин (погиб на «Кольской»), а также капитан самой буровой Сергей Данилов (тоже погиб), капитан ледокола «Магадан», тянувшего «Кольскую», Роман Могилян и представитель судовладельца ледокола Владимир Корчанов. Однако СКР предъявил обвинения лишь двоим — и.о. заместителя гендиректора АМНГР Борису Лихвану и и.о. главного инженера Леониду Бордзиловскому. Оба были назначены на эти должности буквально накануне транспортировки «Кольской», причем Лихван ни до прихода в АМНГР, ни во время работы там не имел ни должной подготовки, ни аттестации, чтобы отвечать за безопасность мореплавания, его даже не ознакомили с должностными инструкциями и по закону не имели права назначать и.о. гендиректора.


В полном размере изображение здесь

Как следует из документов, переданных в ФСБ, спецподготовка и аттестация были в АМНГР лишь у двух человек — отвечавшего за буксировку Михаила Терсина и заместителя гендиректора Василия Васецкого. Впрочем, после трагедии с буровой Васецкий проходил переаттестацию и сумел ответить лишь на один вопрос из семи. В итоге Ространснадзор признал, что он не соответствует занимаемой должности.



— Именно Васецкий и гендиректор Мелехов готовили всю транспортировку и несли за нее ответственность, — рассказал Борис Лихван. — Однако в момент трагедии ни тот, ни другой не стали принимать решение по спасению людей, их просто не было на месте. Васецкий был в это время в командировке во Вьетнаме, из биллинга видно, что в Россию он регулярно звонил — не звонил только на саму буровую и на службу эксплуатации флота. Мелехов уехал в Москву и тоже самоустранился. Хотя именно они должны были возглавить штаб по спасению и руководить всей операцией.


В полном размере изображение здесь

Как следует из судового журнала, найденного на «Кольской», с самой буровой Васецкому в эти дни регулярно звонили, но он не отвечал на звонки. По словам Лихвана, он передал документы в ФСБ, потому что Дальневосточное управление СКР необъективно ведет расследование и пытается переложить ответственность за гибель 53 человек с руководства «Газфлота» и «Арктикморнефтегазразведки» на руководителей «среднего звена».

— Грандиозные планы в отношении «Кольской» были настолько сумасбродны, а техническое состояние самой буровой таким плачевным, что знающие люди стали разбегаться еще задолго до трагедии, — рассказывает дочь погибшего Михаила Терсина. — Перед самым рейсом никто из капитанов не соглашался идти в этот рейс. Дошло до того, что перед буксировкой сам капитан «Кольской» Козлов пытался несколько раз уволиться и списаться на берег. А несколько ведущих специалистов АМНГР уволились незадолго до ухода «Кольской» из Мурманска как раз потому, что с их профессиональным мнением в компании не хотели считаться.



Один из уволившихся, бывший главный инженер АМНГР Олег Гончаров рассказал, что лично готовил и отбирал машинную команду, в итоге на «Кольской» оказались лучшие. Он не сомневается, что «Кольскую», вышедшую в море по распоряжению «Газфлота», погубила некомпетентность руководства и его жадность.

— Однозначно, при буксировке с платформы надо было снимать людей, оставляя двух-трех ремонтников, если они были там нужны, а саму «Кольскую» вести на трех буксирах, не меньше — ни ледокол «Магадан», ни буксир «Нефтегаз-55» с этой задачей при той штормовой погоде изначально не справились бы, — считает он.



Олег Гончаров говорит, что уволился из АМНГР потому, что не сомневался, что с «Кольской» при буксировке будут проблемы технического характера.

— Трещины в буровой обнаружили еще в Мурманске, там требовались сварочные работы высокой квалификации, но делались они наспех, поскольку каждые сутки простоя оборачивались крупными штрафами, — вспоминает Гончаров. — «Кольская» зашла в Лос-Пальмос (Испания) пополнить запасы продовольствия, но испанские власти ее не выпустили в море из-за технического состояния крепления буровой. На ремонте настаивала компания-страховщик, в итоге трещины заваривали еще два месяца.

Бывший капитан «Кольской» Шамиль Абдуллин считает, что заваренные швы могли снова разойтись во время бурения в Охотском море.

— Когда платформа встает на опоры, у корпуса появляется прогиб, отсюда и разрыв недавно заваренных швов. По нормативным документам и должностным обязанностям следить за состоянием буровой должен был Васецкий, — объясняет Абдулин. — Есть еще важный момент: когда «Кольская» поднимает опоры, в балластных танках и отсеках у нее остается лишних 900 т воды, что дает дополнительные 30 см осадки. В старой инструкции было написано, что эта вода должна сливаться, но на самой буровой могли этого и не знать.

Владимир Грудев, экс-замдиректора АМНГР, говорит, что уволился из компании, потому что там «не считались с мнением профессионалов по морской тематике».

— Чем хуже погодные условия — а в случае с «Кольской» был сильный шторм, — тем выше должна быть ответственность руководства. В документации завода-изготовителя по «Кольской» сказано однозначно — в зимнее время буксировка морем запрещена, — рассказывает Грудев. — Лихвана назначили виновным — это очевидно. На самом деле его вина ничтожна. Я и все, кто знаком с предысторией этой катастрофы, знаем: к этой катастрофе причастны в первую очередь генеральный директор Мелехов и его заместитель (по флоту) Васецкий, который во время буксировки был в командировке во Вьетнаме. Со всей ответственностью говорю: в это время не могло быть более важной и ответственной задачи, как буксировка СПБУ «Кольская». И организация подготовки к ней, контроль за ходом буксировки, анализ метеопрогнозов и выдача рекомендаций начальнику каравана — это прямая обязанность заместителя директора по флоту. Васецкий (как назначенное лицо компании), а тем более гендиректор Мелехов обладали всей полнотой власти и необходимыми ресурсами, чтобы принять любые решения — вплоть до отмены буксировки, тогда как Лихван такими полномочиями не обладал.

Источник в спецслужбах утверждает, что на самой «Кольской» из-за невозможности связаться с руководством компании царил полный хаос.

— На «Кольской» одновременно оказались два капитана — Терсин, ответственный от АМНГР за буксировку, и непосредственно капитан Данилов — и у каждого из них было свое мнение о том, что делать, — рассказывает собеседник, хорошо знакомый с ситуацией. — В соответствии с Кодексом торгового мореплавания за морскую буксировку отвечает капитан буксирующего судна, то есть капитан Могилян с ледокола «Магадан», или, если есть письменное соглашение, капитан буксируемого судна, то есть Данилов, но никак не Терсин. Спасательную операцию тоже начали с задержкой — не сразу нашли вертолеты, которые вылетели в Охотское море.

Юрий Мелехов и Василий Васецкий больше года назад уволились из АМНГР. Васецкий для комментариев не доступен. Мелехов в разговоре с «Известиями» сказал, что не заинтересован сейчас ничего говорить и отвечать на вопросы, потому что «продолжается следствие». Между тем, согласно Международному кодексу по управлению безопасной эксплуатацией судов и предотвращением загрязнения (МКУБ), во всех компаниях-судовладельцах должно быть так называемое «назначенное лицо компании», ответственное за безопасность и имеющее прямой доступ к руководству на самом высоком уровне. Таким «назначенным лицом» в АМНГР, как выяснилось из представленных в ФСБ документов, с 18 мая 2011 года был Василий Васецкий.

Источник в Дальневосточном управлении СКР сообщил, что следователи уже в курсе новых документов, переданных в ФСБ.

— В любом случае расследование еще не закончено, и круг обвиняемых — исходя из новой информации — может быть расширен, — объяснил он. В 2012 году «Газфлот» был оштрафован за нарушения, которые допустил в ходе бурения скважины с помощью платформы «Кольская», однако Юрий Шамалов и Николай Токарев даже не были допрошены.

Материалы по теме