Спецслужбы
14.05.2015

Единодушный голос зэков осудил Васильеву

Единодушный голос зэков осудил Васильеву
  • Евгения Васильева. Фото "Известия"
Заключенные массово пишут письма с требованием ужесточить наказание чиновнице

Судебный приговор экс-главе департамента имущественных отношений Минобороны Евгении Васильевой совершенно неожиданным образом вызвал волнения в местах лишения свободы. Заключенные, возмущенные на их взгляд несоответствующим тяжести содеянного приговором, теперь требуют пересмотра собственных дел и обвиняют судебную власть в двойных стандартах. Как сообщают "Известия", сотни зэков уже написали обращения к правозащитникам, в Общественную палату, в организацию Gulagu.net. Люди пишут, о том, что они получили 2–3 года лишения свободы за кражу мобильного телефона или нескольких килограммов никеля, а Васильева — пять лет за хищение 0,5 млрд рублей. Представители Общественных наблюдательных комиссий (они следят за соблюдением прав в СИЗО и колониях) также сказали, что постоянно слышат от заключенных требования пересмотреть их дела, рассматривая приговор Васильевой как прецедент.

Как рассказал член Общественной палаты, член Общественной наблюдательной комиссии Москвы и член Общественного совета при ФСИН Дмитрий Галочкин, волна возмущения поднялась до того, как был объявлен приговор, — в то время, когда прокуратура настаивала, чтобы экс-чиновница получила наказание в виде 8 лет лишения свободы условно.

— Когда мы приезжали в места лишения свободы, в первую очередь нам задавали вопрос: почему мы здесь сидим за незначительные нарушения, а Васильевой хотят дать условный срок? — сказал он.

Правозащитник получил восемь обращений от заключенных по поводу амнистии, которую объявили в связи с празднованием 70-летия Победы. Люди спрашивали, каковы их шансы выйти на свободу. Двое из них также вспомнили Васильеву, приговор которой, по их мнению, получился мягким.

— Один из них, житель Магнитогорска, был осужден на 2,5 года лишения свободы за то, что украл на заводе несколько килограммов никеля, — сказал Дмитрий Галочкин. — Другой, из Нижегородской области, был приговорен к 2 годам лишения свободы за кражу одного мобильного телефона. 

Создатель правозащитной сети Gulagu.net Владимир Осечкин рассказал, что за последний год получил сотни писем и звонков от заключенных, выразивших возмущение делом Васильевой.

— История знает множество примеров, когда женщины, обвиненные в хищении гораздо меньших сумм, получали сроки в несколько раз больше, — сказал он. 

Один их таких примеров — история предпринимательницы Инны Жоголевой. В 2007 году суд приговорил ее к 12 годам заключения за хищение 2,4 млн рублей. По словам Инны, дело возбудил ОБЭП (Отдел по борьбе с экономическими преступлениями МВД, теперь переименован в Главное управление экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России). По версии следствия, строительная компания Жоголевой не выполняла договоры с клиентами, хотя брала с клиентов деньги. По мнению самой Инны, дело было возбуждено благодаря личным связям одной из клиенток, с которой у них случился конфликт. Инна — мать четверых детей, младшему из которых, когда выносили приговор, было 2 года.

— Только отсидев 4 года, я получила отсрочку. Меня выпустили до того времени, пока младшему ребенку не исполнится 14 лет. За время, проведенное в СИЗО «Печатники» (там же сейчас находится и Васильева) и Можайской колонии, я написала более 3 тыс. жалоб во все инстанции — только поэтому мне дали отсрочку. Когда я просила о ней в зале суда, судья сказала, что такая мать, как я, всё равно не может нормально воспитывать детей.

По словам Инны Жоголевой, теперь она как правозащитник помогает тем, кто находится под следствием.

— Я сейчас помогаю девушке, которая находится под домашним арестом, — сказала она. – Для нее это совсем не то же самое, что для Евгении Васильевой. У нее маленький ребенок и мать-инвалид. Раньше она их содержала. Теперь ее коллеги (она работала в музыкальной школе) собирают деньги, чтобы ей было что покушать. Когда обычный человек находится под домашним арестом, надо, чтобы его кто-то содержал, но не у всех есть близкие и друзья, которые могут это делать. Хотя, конечно, это лучше, чем переполненная камера.

Когда Евгения Васильева была под домашним арестом, было много обращений от родственников людей, которые в это же самое время дожидались конца следствия в изоляторах, хотя совершили менее тяжкие преступления.

«Я почти 1,5 года просидел в следственном изоляторе, и на моих глазах происходил судебно-следственный беспредел, — написал на сайте Gulagu.net Денис Душнов. — Примерно треть арестантов, из находящихся в СИЗО, могли бы без ущерба для следствия находится под любой другой мерой пресечения, не связанной с заключением под стражу. У многих нет даже признаков совершенного преступления или налицо «притянутая за уши» квалификация, есть только предположение следствия, и все... Теперь посмотрим кто в России по уголовным делам находится под домашним арестом: Удальцов, Васильева, Навальный и другие фигуранты, проходящие по самым громким уголовным делам».

Глава комиссии по безопасности Общественной палаты и председатель Общественной наблюдательной комиссии Москвы Антон Цветков рассказал, что Васильева стала притчей во языцех в следственных изоляторах и колониях.

— Когда я общаюсь с родственниками людей, которые содержатся в СИЗО, постоянно возникает вопрос: почему Васильевой можно находиться дома, а тем, кто подозревается в краже существенно меньшей суммы, нельзя? — говорит он.

Член общественного совета при МВД, председатель президиума общероссийской общественной организации «Совет общественных наблюдательных комиссий» Мария Каннабих рассказала, что заключенные «очень часто обсуждают» дело Васильевой.

— Они считают, что решение суда очень мягкое, — по крайней мере те, которые мне звонили, так говорили, — сказала Мария Каннабих.

По ее словам, сейчас «самый больной, тяжелый вопрос» в колониях — это амнистия. Люди верят в то, что получат свободу, надеются, что выйдут и их товарищи, боятся, что администрация рассмотрит вопрос об их освобождении несправедливо, и, думая обо всем этом, сравнивают свое дело с делом Васильевой.

Напомним, 8 мая Пресненский райсуд Москвы вынес приговор по нашумевшему уголовному делу о хищении госсобственности через холдинг «Оборонсервис». Суд признал Евгению Васильеву и четверых других подсудимых виновными в мошенничестве по восьми эпизодам. Несмотря на предложение гособвинения назначить всем подсудимым условные сроки, суд приговорил их к реальным срокам. Васильева получила 5 лет лишения свободы в колонии общего режима. Изначально в деле было 12 эпизодов хищения активов Минобороны и его «дочек» на сумму в 3 млрд рублей, но суд счел доказанными только восемь. Сумма ущерба по делу «Оборонсервиса» в итоге была снижена в шесть раз — до 550 млн.

Суд также зачел Васильевой срок, который она провела под домашним арестом с 23 ноября 2012 года в своей элитной квартире в Молочном переулке. Если приговор устоит в вышестоящих инстанциях, то Васильева может претендовать на условно-досрочное освобождение, потому что формально она уже провела под арестом 2,5 года. 

 
****
 
Счета Васильевой попадут под раздачу долгов

 

По решению суда бывшая глава департамента имущественных отношений Минобороны Евгения Васильева должна возместить причиненный государству ущерб в размере более 77 млн рублей. Это может быть только часть выплат — у потерпевших по делу «Оборонсервиса» есть возможность подать против нее и других осужденных новые гражданские иски. Если Васильева не расплатится добровольно или кто-то за нее не покроет ущерб, деньги могут быть взысканы принудительно с арестованных у нее банковских счетов, где находилось более 300 млн рублей, а также возмещены за счет продажи имущества, в том числе драгоценностей, картин и знаменитой квартиры в центре Москвы. 

Согласно решению Пресненского суда Москвы, который несколько дней назад вынес обвинительный приговор Евгении Васильевой, Ларисе Егориной, Юрию Грехневу, Максиму Закутайло и Ирине Егоровой, общий ущерб по делу «Оборонсервиса» оценивается почти в 646 млн рублей. Из них на долю Васильевой и четверых ее сообщников пришлось более 216 млн рублей. По решению суда треть этой суммы — 77 млн рублей — придется возмещать лично Васильевой.  

Процедура возмещения ущерба может начаться только после вступления приговора в законную силу. Адвокаты Васильевой уже заявили о намерении его обжаловать.  

— Решение суда передается службе судебных приставов, которые должны возбудить исполнительное производство, — рассказал адвокат Алексей Михальчик. — По сложившейся практике приставы дают должникам месяц на то, чтобы они добровольно покрыли ущерб. 

При этом неважно, кто именно покроет за Васильеву ущерб — это может сделать любой человек или организация. В случае если Васильева откажется возмещать 77 млн рублей, судебные приставы запустят механизм принудительного взыскания. В этом случае в счет погашения ущерба могут быть обращены арестованные в рамках дела деньги на банковских счетах, а также другие активы. Аккредитованные при Росимуществе экспертные компании должны оценить имущество, после чего оно может быть реализовано через торговые площадки.  

Сейчас под арестом находятся деньги, драгоценности, коллекция картин и недвижимость Васильевой на сумму в несколько сотен миллионов рублей. 

Во время обысков в ноябре 2012 года в пятикомнатной квартире Васильевой в Молочном переулке была изъята коллекция картин, из которых 30 имеют художественную ценность. Это полотна Ивана Творожникова, Сергея Судейкина, Юлия Клевера и других живописцев XIX–XX веков. Точную стоимость живописи эксперты назвать затруднились. По их мнению, картины могут стоить в среднем от $7 тыс. до $40 тыс. 

В марте 2013 года по просьбе следствия суд арестовал всю недвижимость Васильевой, включая и знаменитую квартиру в Молочном переулке. Это пятикомнатные апартаменты площадью 192 кв. м. По оценке риелторов, рыночная стоимость подобной квартиры в этом районе оценивается в 300 млн рублей. Ранее бывший владелец апартаментов Алексей Гаретовский утверждал, что продал жилье в 2010 году Васильевой за 45 млн рублей.

Среди вещдоков по делу Васильевой сейчас значатся 1173 единицы различных изделий из золота с бриллиантами, сапфирами, изумрудами, дорогостоящие часы, а также простая бижутерия с полудрагоценными камнями. Эксперты оценили эти украшения в 127 млн рублей. Между тем ранее сама Васильева неоднократно утверждала, что это всего лишь малоценная бижутерия. 

Под арест также попали принадлежащее Васильевой нежилое помещение на Арбате площадью 600 кв. м, особняк в Ленинградской области и две квартиры в Санкт-Петербурге. В одной из них, в доме № 4 на набережной Робеспьера, она была прописана до того, как перебралась в Москву.


В июле 2013 года Васильеву постигли новые неприятности. По просьбе следствия Хамовнический суд столицы наложил арест на ее банковские счета, однако тогда не сообщалось, о какой именно сумме идет речь. По данным «Известий», под арест попали вклады на 25 млн рублей и банковские счета различных компаний на сумму более чем 300 млн рублей. 

По мнению экспертов, Васильевой еще повезло, когда суд выделил ее долю из общего ущерба.

— Обычно суд присуждает выплату ущерба солидарно, — пояснил адвокат Алексей Михальчик. — В этом случае, если на арестованных счетах одного из осужденных есть достаточная сумма на покрытие всего ущерба, за всех платит он. 

Имточник: "Известия", 14.05.2015