Версия для печати
Спецслужбы
26.08.2015

Освобожденной Васильевой вернут 300 миллионов

Освобожденной Васильевой вернут 300 миллионов
  • Евгения Васильева. Фото "Ъ"
Государство защитило имущество проворовавшейся чиновнице

Как уже сообщалось, вчера главная фигурантка дела «Оборонсервиса» Евгения Васильева условно-досрочно покинула колонию (существует ряд свидетельств, что на свободе она появилась еще раньше), после того, как ее отец вернул государству 216 млн 287 тысяч 223 рубля за свою дочь и других фигурантов дела. Комментаторы тогда обратили внимание на то, что основная часть этой суммы Николай Васильев заработал на многочисленных госзаказах, которые ему начали доставаться с удивительной регулярностью сразу же после ареста дочери. Освобождение Васильевой, которой первоначально вменялось хищение на сумму около трех миллиардов рублей (в итоговом приговоре фигурировало 650 миллионов) вызвали резко отрицательную реакцию общества, которое и так считало данный приговор излишне мягким. Но что самое интересное - все годы пребывания в заключении государство бережно хранило сбережения Васильевой, для  того, чтобы вернуть их подчиненной Сердюкова в целости и сохранности. 

 

Как сообщают "Известия", у Васильевой арестовано более 300 млн рублей на различных счетах, а также драгоценности, недвижимость и имущество еще на сотни миллионов рублей. Подавать заявление о возврате средств Васильева будет уже на свободе — это известная тактика защиты от рейдеров, специализирующихся на хищении активов у фигурантов уголовных дел. Например, подобная участь постигла экс-главу ОАО «Славянка» Александра Елькина, у которого за время следствия увели фирму, на счетах которой было более 1 млрд рублей. 

 

["Ведомости", 26.08.2015, "От редакции: Послание обществу": Осужденная на пять лет лишения свободы Васильева отбыла чуть больше половины срока, значительная часть отбытого ею наказания – домашний арест, когда бывший чиновник Минобороны могла гулять по Москве и посещать любимые магазины и провела в колонии чуть больше месяца. — Врезка К.ру]


После апелляции в Мосгорсуде вступил в законную силу приговор по делу «Оборонсервиса». Теперь бывшие глава ФГУ «Северо-Западное территориальное управление имущественных отношений» Лариса Егорина, руководитель ОАО «31 ГПИСС» Юрий Грехнев, гендиректор склада Московского округа ВВС Максим Закутайло и гендиректор ООО «Паритет» Ирина Егорова отправятся отбывать свои сроки в колонию. Бывшая глава департамента имущественных отношений Минобороны Евгения Васильева уже получила условно-досрочное освобождении (УДО). Кроме того сразу после этого решения суда, Васильева и Егорова должны были получить имущество и деньги, которые ранее были арестованы Пресненским райсудом в рамках обеспечения возможных гражданских исков по делу. Ущерб по делу «Оборонсервиса» был оценен в 216 млн рублей, однако в августе его полностью покрыл отец Евгении Васильевой. Отметим, что другим осужденным фигурантам этого расследования обращаться в суд за УДО рано — они еще не отбыли половину наказания.

Адвокат Васильевой Хасан-Али Бороков не комментирует ситуацию с арестованным имуществом своей клиентки, а защитник Егоровой говорит о том, что ее деньги до сих пор находятся под арестом. 

— Пресненский райсуд Москвы в приговоре постановил возместить ущерб, и до момента исполнения этого решения оставил деньги под арестом, — рассказал адвокат Ирины Егоровой Юрий Гервис. — Ущерб покрыт, поэтому апелляционный суд или суд первой инстанции должны снять арест и направить решение судебным приставам. 

Осужденные или их представители могут потребовать в суде первой инстанции снять арест с имущества или активов, однако пока никаких обращений в Пресненском суде не получали. 

— На 24 августа никаких ходатайств о снятии ареста с имущества со стороны осужденных по делу «Оборонсервиса» не поступало, — рассказала пресс-секретарь Пресненского райсуда Нина Юркова.  

Если у Егоровой было арестовано 10 млн рублей на счетах, то у Васильевой это внушительный список активов — деньги, драгоценности, коллекция картин и недвижимость на сотни миллионов рублей. Во время обысков в ноябре 2012 года в ее квартире в центре Москвы были изъяты 1173 единицы различных драгоценностей — изделий из золота с бриллиантами, сапфирами, изумрудами, дорогостоящие часы. Эксперты оценили эти украшения в 127 млн рублей. Также была изъята коллекция картин, из которых 30 имеют художественную ценность. Это полотна Ивана Творожникова, Сергея Судейкина, Юлия Клевера и других живописцев XIX–XX веков. По мнению экспертов, полотна могут стоить от $7 тыс. до $40 тыс. В марте 2013 года следствие арестовало всю недвижимость Васильевой, включая и знаменитую квартиру в Молочном переулке.

По оценке риелторов, эта пятикомнатная квартира площадью 192 кв. м сейчас может стоить около 300 млн рублей. Под арест также попали принадлежащее Васильевой нежилое помещение на Арбате площадью 600 кв. м, особняк в Ленинградской области и две квартиры в Санкт-Петербурге. В июле 2013 года по просьбе следствия Хамовнический суд столицы наложил арест на банковские счета Васильевой: вклады на 25 млн рублей и более чем 300 млн рублей на счетах различных компаний.

 

["Ъ", 26.08.2015, "Евгения Васильева стремительно отбыла": По словам защитника, в настоящее время к ней нет неудовлетворенных исковых требований, а за службу в Минобороны госпожа Васильева была награждена еще и орденом Почета. Отдельно в ходатайстве защита госпожи Васильевой указала, что подсудимая, находясь под домашним арестом, была трудоустроена юристом в адвокатское бюро "Гриднев и партнеры" [...] и даже дистанционно выполняла некоторые поручения. Господин Бороков заверил, что Евгения Васильева до сих пор находится в штате адвокатского бюро, где продолжит свою трудовую деятельность. [...]

В судебном решении говорилось, что в течение ближайших 2 лет 2 месяцев и 28 дней, то есть до конца срока, Евгения Васильева должна быть трудоустроена, она не может менять постоянное место жительства в ТСЖ "Молочный-6" (Молочный переулок, 6) без уведомления представителей ФСИН, ей запрещено нарушать Административный кодекс, в том числе появляться в общественных местах в состоянии алкогольного опьянения или под действием наркотиков. [...]

Положительное для госпожи Васильевой решение Судогодского суда дало защите повод вчера же обратиться в Пресненский суд с ходатайством о снятии ареста с квартиры в Молочном переулке, банковских счетов и украшений освобожденной.

Отметим, что другие осужденные фигуранты дела "Оборонсервиса", даже получившие меньшие сроки,— Лариса Егорина, Ирина Егорова, Юрий Грехнев и Максим Закутайло — пока обращаться с ходатайствами об УДО не могут, в ближайшее время они будут из Москвы направлены в колонии отбывать наказание. Дело в том, что часть времени, проведенного под следствием, они находились под подпиской о невыезде. Этот срок по закону не был засчитан в счет отбывания наказания. — Врезка К.ру]

 

Согласно базе данных СПАРК, Васильева значится единоличной владелицей петербургских компаний  ООО «Вектор-СПб» и ООО «Гидрон», столичных ООО «Константа», ООО «Ваш выбор», ООО «Приоритет», ООО «Стройпартнер», ООО «Аргумент» , ООО «Результат». Всеми столичными компаниями Васильевой руководит бизнесмен Михаил Коптяев.

Профиль у большинства компаний универсальный. Например, в деятельности «Стройпартнера» заявлено строительство, оптовая торговля продуктами, потребительскими, медицинскими и косметическими товарами, полиграфия, техобслуживание автомобилей, турагентство, торговля недвижимостью, рекламная, радио- и ТВ-деятельность, производство и прокат фильмов. ООО «Результат» специализируется на производстве, ремонте и торговле ювелирными изделиями и часами, обработке алмазов.

По мнению экспертов, то, что арест с имущества Васильевой и Егоровой до сих пор не снят, может говорить о судебной проволочке или о сознательной тактике защиты.

— Вокруг экономических и коррупционных уголовных дел очень часто крутятся различные рейдеры и мошенники, которые пытаются воспользоваться моментом и похитить деньги и имущество, — рассказал адвокат Алексей Михальчик. — А некоторые уголовные дела возбуждаются с подачи конкурентов или рейдеров именно для того, чтобы завладеть активами. 

По мнению адвоката Игоря Бушманова, находящиеся под арестом активы защищены от атак рейдеров. 

— В моей практике было много случаев, когда на родственников фигурантов уголовных дел выходили люди, которые выставляли различные финансовые претензии, требовали переписать на них акции, — рассказал адвокат. — Если акции или имущество находятся под арестом, тогда рейдерам до них добраться невозможно. 

Например, супруга фигуранта другого нашумевшего уголовного дела о хищении активов Минобороны — бывшего гендиректора ОАО «Славянка» Александра Елькина — утверждает, что за время, пока ее муж находился под следствием, в подконтрольной ему компании «Безопасность и связь» незаконно сменились хозяева. После этого со счетов фирмы было выведено более 1 млрд рублей. Сейчас она инициирует возбуждение уголовного дела по этому факту. 

А в мае 2015 года в столичном СИЗО была задержана группировка вымогателей, состоявшая из сотрудников тюрьмы и криминальных авторитетов. Как выяснилось, тюремщики за взятки распределяли арестованных бизнесменов и фигурантов дел о коррупции в камеры к криминальным авторитетам. Там чиновники и предприниматели становились жертвами вымогательства со стороны «братвы» — их заставляли переписывать бизнес, автомобили или активы на других людей или требовали выплатить до $500 тыс.

 

****
 
Пожелание Васильевой: ГУЛАГу - да

 

Освобождение Евгении Васильевой из колонии прошло с грубыми нарушениями, утверждают правозащитники. Они требуют, чтобы Следственный комитет и Генпрокуратура проверили ответственных чиновников ФСИН.

Правозащитник и основатель социальной сети для заключенных Gulagu.net Владимир Осечкин намерен обратиться в Следственный комитет и Генпрокуратуру с требованием провести проверку в отношении должностных лиц ФСИН России, способствовавших освобождению осужденной по делу «Оборонсервиса» Евгении Васильевой. По его мнению, принятые в таких случаях стандартные процедуры были грубо нарушены, что может свидетельствовать о наличии коррупционной составляющей.

Васильева вышла на свободу во вторник. Всего она провела в заключении 109 дней с момента взятия ее под стражу в зале суда 8 мая после приговора Хамовнического суда Москвы. Судья также учел два с лишним года, проведенные бывшей чиновницей под домашним арестом, и приговоренная к пяти годам лишения свободы Васильева получила законное право рассчитывать на условно-досрочное освобождение.

Чтобы подать на УДО, Васильева отказалась от обжалования приговора суда, признавшего ее виновной в хищении 215 млн руб. ?и легализации этих средств. Экс-чиновница полностью возместила причиненный государству ущерб, огласил суд во вторник.

 

Постой, паровоз


Приговор по делу «Оборонсервиса» вступил в силу 21 августа 2015 года после рассмотрения апелляционной жалобы подельников Васильевой Мосгорсудом, до этого момента ее не могли этапировать в колонию, объясняет Осечкин. По его словам, обычный осужденный после этого, как правило, еще месяц проводит в СИЗО. Васильева же была доставлена в колонию Владимирской области уже 23 июля, за месяц до вступления приговора в законную силу.

Минимальный срок самого этапа — две-три недели, во время которых осужденный задерживается на пересыльных пунктах, говорит правозащитник. После попадания в колонию еще 10 дней заключенный проводит в изоляции, в так называемом карантинном отряде, откуда его распределят в общий отряд. До этого ни о каком ходатайстве об условно-досрочном освобождении не может идти речи, настаивает Осечкин. Если бы Васильеву селили в колонии на общих основаниях, подать прошение об УДО она смогла бы не раньше 6 августа. Ходатайство Васильевой поступило в суд 13 августа, утверждается на сайте суда.


Комсомолка, спортсменка, красавица...


Суд принял во внимание положительную характеристику осужденной из колонии, согласно которой она «пользуется уважением у других осужденных, вежлива и тактична как по отношению к сотрудникам колонии, так и к другим лицам, отбывающим наказание». В 99% случаев суды отклоняют прошения об условно-досрочном освобождении без положительной характеристики от администрации учреждения, утверждает Осечкин.

Внутренние документы ФСИН отводят руководству исправительного учреждения от трех до шести месяцев на изучение личности осужденного, говорит Осечкин. «На практике никого не освобождают до отбытия полугода наказания в колонии», — подчеркивает правозащитник. Васильева провела в колонии три недели.

Васильева прошла программу коррекции личности, говорится в характеристике руководства колонии. Администрация также отметила, что вероятность совершения Васильевой повторного преступления невелика. Коррекция личности — это система взысканий и поощрений в учреждениях ФСИН, введенная бывшим руководителем службы Александром Реймером (ныне фигурантом дела о краже денег из бюджета ФСИН - Руспрес), объясняет член СПЧ Андрей Бабушкин. «То, что Васильева за такой короткий срок пребывания в колонии сумела добиться столь выдающихся характеристик, беспрецедентный акт гуманизма, не имеющий аналогов в современной истории», — говорит Бабушкин.


Подкорректированная личность


Вызывало вопросы у правозащитников и постановление судьи Ильи Галагана освободить Васильеву из колонии, не дожидаясь вступления в законную силу самого решения об освобождении. Суд всегда оставляет 10 рабочих дней, в течение которых прокуратура или потерпевшие могут обжаловать УДО, объясняет Осечкин. «Освобождать по УДО немедленно перестали после истории с [экс-сотрудником ФСБ, сослуживцем Литвиненко, осужденным за незаконное хранение оружия Михаилом] Трепашкиным. Его сначала освободили, а потом в апелляции отменили и вернули», — согласен с Осечкиным член СПЧ руководитель правозащитной ассоциации «Агора» Павел Чиков.

 

[ТАСС, 25.08.2015, "ФСИН не против досрочного освобождения Васильевой": ФСИН не против досрочного освобождения экс-главы департамента имущественных отношений Минобороны РФ Евгении Васильевой, осужденной на 5 лет заключения за многомиллионные хищения при продаже имущества ведомства. Об этом сообщил судья Судогодского районного суда Владимирской области, где рассматривается ходатайство об УДО экс-чиновницы.

"Ведомство не против удовлетворения ходатайства защитников осужденной", — отметил судья. Прокуратура и исправительная колония в поселке Головино, где содержится Васильева, также не возражают против ее УДО. [...]

Экс-чиновница получила положительную характеристику от руководства колонии. Как сообщил судья Илья Галаган, оглашая характеристику, Васильева в колонии работает подсобным рабочим.

В документе отмечается, что "Васильева содержится в колонии на общих условиях, трудоустроена подсобным рабочим, со своими обязанностями справляется, не нарушает режим, опрятна, ни взысканий, ни поощрений не имеет".

Кроме того, в колонии она прошла "индивидуальную психологическую программу коррекции личности", согласно которой "прогноз благоприятный, вероятность возможного рецидива невелика".

Представитель колонии Нина Азовская отметила в суде, что "Васильева проявляет интерес к культурно-массовым мероприятия в колонии, участвует в них, посещает лекции". — Врезка К.ру]


По словам Бабушкина, посещавшего Васильеву в колонии на прошлой неделе, в этом учреждении с начала года подали на УДО 48 человек. «Администрация колонии поддержала менее 20 из них, но на свободу в итоге вышли 35 человек. Это показывает, что обычному человеку приходится провести длительное время в колонии и не иметь взысканий, чтобы мочь выйти по УДО», — объясняет Бабушкин.

ФСИН отказалась комментировать освобождение Васильевой. Ее адвокат также отказался от общения с журналистами.

 

Источник: РБК, 26.08.2015

 

****

"Раскаялась, возместила, аккуратно заправляла постель и пользовалась авторитетом у товарок по зоне"

Государство задолжало Васильевой 10 дней несвободы

 

Адвокат Владислав Лапинский, председатель президиума коллегии адвокатов «Юристы — за конституционные права граждан», находится в некотором недоумении от правовых коллизий, возникших как при водворении Евгении Васильевой в колонию, так и при её освобождении. Он выражает восхищение оперативностью работы судебной системы и службы исполнения наказаний, а также полным согласием между прокуратурой и защитой осужденной в деле её освобождения, но не может не удивиться несколько свободным обращением с правовыми нормами.

 

Странность первая — невиновная в колонии


Приговор, согласно которому Евгении Васильевой было назначено наказание в виде 5 лет лишения свободы, был оглашен Пресненским судом Москвы 8 мая. 15 мая Васильева обжаловала приговор, апелляционные жалобы поступили также и от всех других подсудимых, проходивших по этому делу. Таким образом, приговор в законную силу через десять дней после оглашения в силу не вступил, необходимо было дождаться решения суда второй инстанции.

Даже после того, как в июле Васильева жалобу отозвала, она всё равно юридически считалась невиновной, так как не были рассмотрены жалобы остальных участников процесса, а значит, считает Владислав Лапинский, не могла начать отбывать наказание. Тем не менее Федеральная служба исполнения наказаний на своем сайте 4 августа официально сообщила, что Васильева «отбывает назначенное ей судом наказание» в «одном из исправительных учреждений уголовно-исполнительной системы». 7 августа осужденная благосклонно согласилась на разглашение места своего пребывания, и сайт УФСИН Владимирской области раскрыл интригу: женская исправительная колония № 1 в поселке Головино.

 

Странность вторая — сверхоперативность


О том, что защита Васильевой подала ходатайство об её условно-досрочном освобождении, пресс-служба Владимирского областного суда рассказала 17 августа. Разумеется, никто не мог запретить Васильевой подать ходатайство еще до заседания апелляционной инстанции, то есть пока с точки зрения закона невиновной. Неразрешимое противоречие возникло, когда суд назначил дату рассмотрения ходатайства — 21 августа. Тот самый день, когда должны были быть рассмотрены апелляционные жалобы. Получается, что суд рассматривал бы ходатайство об условно-досрочном освобождении раскаявшейся, но юридически невиновной Васильевой, что есть нонсенс.

Очень удачно оказалось, что один из адвокатов осужденной мошенницы, Хасан Али Бороков, был занят в другом процессе, а второй — Дмитрий Харитонов – убыл в срочную командировку. Заседание перенесли на 25 августа. 21 августа Московский городской суд утвердил приговор первой инстанции, и перед Судогодским районным судом 25 августа предстала уже официально виновная, но очень раскаявшаяся и исправившаяся Евгения Васильева.

Для того, чтобы это произошло, объясняет адвокат Лапинский, необходима сверхоперативная и четкая работа уголовно-исполнительной системы. Он глубоко удовлетворен, что наконец-то, судя по действиям администрации колонии, эта система стала воистину гуманной.

Решение о рекомендации осужденной к условно-досрочному освобождению принимает специальная административная комиссия исправительного учреждения. Разумеется, комиссия не может принять решение об освобождении невиновного человека, а значит, заседание по поводу Васильевой не могло состояться ранее 22 августа. Но и 22, и 23 августа — выходные дни. Значит, в распоряжении комиссии оставался единственный день 24 августа, и должностные лица колонии нашли время собраться и обсудить поведение осужденной Васильевой, которая уже четвертый день как официально и законно отбывала наказание. Единодушно решили — УДО достойна.

Владислав Лапинский надеется, что передовой опыт головинской колонии будет распространен на все российские лагеря, и его подзащитным, так же, как и Васильевой, не придется отныне ждать по несколько месяцев рассмотрения своих ходатайств.

 

Странность третья — про Уголовно-исполнительный кодекс забыли


Суд выслушал администрацию колонии, потерпевших, прокурора и адвокатов. Против единодушия не пойдешь — суд согласился с общим мнением, что Васильева раскаялась, возместила, аккуратно заправляла постель и пользовалась авторитетом у товарок по зоне. Значит, достойна досрочной свободы. Судебный акт был направлен в колонию немедленно, что не возбраняется.

Администрация колонии выпустила осужденную на свободу. По мнению адвоката Лапинского, наплевав на федеральный закон, который он цитирует.

Статья 173 Уголовно-исполнительного кодекса России, который имеет ранг федерального закона, прямо и недвусмысленно определяет действия лагерной администрации при получении постановления суда об УДО: «Досрочное освобождение от отбывания наказания производится в день поступления соответствующих постановления суда, определения суда, акта суда ... а в случае поступления указанных документов после окончания рабочего дня – утром следующего дня».

Было бы все правильно, если бы не уточнение в следующем предложении: «Если поступившее постановление суда не вступило в законную силу и не было обжаловано, освобождение от отбывания наказания производится утром дня, следующего за днем истечения срока обжалования указанного постановления в кассационном порядке».

Так что Евгения Васильева недосидела 10 дней, считает Владислав Лапинский.

Возникает очередная коллизия, считает юрист. Вопрос: надо ли в соответствии с законом возвращать Васильеву на 10 дней за проволоку, или, если УДО не будет обжаловано, она простит колонии этот срок, на который имеет право?

Денис Коротков

 

Источникfontanka.ru, 25.08.2015

Материалы по теме