Спецслужбы
17.08.2017

Улюкаев взял у Сечина $2 млн, но считает это провокацией

Улюкаев взял у Сечина $2 млн, но считает это провокацией
  • Алексей Улюкаев. Фото «Ведомости»
Генерал Феоктистов пытается не допустить своего вызова в суд

Бывший топ-менеджер «Роснефти» Олег Феоктистов  пытается не допустить своего допроса в суде по делу министра экономического развития Алексея Улюкаева. Последний обвиняет Феоктистова в провокации.

Ранее глава «Роснефти» Игорь Сечин заявил, что прикомандированный к компании генерал ФСБ Олег Феоктистов вернулся «на военную службу». В «Роснефти» ждали указа президента о его назначении заместителем начальника Службы экономической безопасности ФСБ. Как напоминает агентство «Руспрес», СЭБ руководит Сергей Королев,  хорошо знакомый с Феоктистовым.

Обещанной должности подчиненный Сечина не получил до сих пор. Критики утверждают, что президент недоволен слишком активным участием офицеров ФСБ в решении коммерческих вопросов «Роснефти».

Процесс по делу Улюкаева начался вчера в Замоскворецком райсуде Москвы. В суд экс-министра на «Ладе Приора» привезли сотрудники ФСИН, контролирующие отбытие им домашнего ареста. Протискиваясь сквозь толпу журналистов к входу в здание, господин Улюкаев с с удовольствием с ними пообщался. На вопрос журналистов при входе в здание суда: «Как ваши дела?», экс-министр ответил: «Все хорошо!». Перед началом заседания он рассказал, что читает собрание сочинений Чехова, а прямо сейчас — рассказ «Убийство». Бывший министр также высказался о состоянии российской экономики. «Отличная, но не безнадежная», — так оценил Улюкаев ситуацию. Он назвал вполне возможным 2% рост ВВП России в 2017 году. «Нет, не обсуждал», — ответил Улюкаев на вопрос журналистов, о том, беседовал ли он о своем аресте с Владимиром Путиным.

Попав в зал заседаний, Алексей Улюкаев заключил, что его процесс «в историческом смысле принесет пользу русскому народу». Спустя минут двадцать, когда четыре адвоката господина Улюкаева, два гособвинителя и три десятка журналистов с приставами смогли уместиться в небольшом и душном помещении, секретарь, громко проверив «наличие явки» участников разбирательства, отправилась за судьей.

Судья Лариса Семенова, открыв заседание, первым делом установила личность подсудимого. Отвечая на ее вопрос о месте работы и занимаемой должности, Алексей Улюкаев хмуро бросил: «Сейчас нигде и никем».

27 января 2016 года правительство РФ приняло решение о продаже принадлежащих государству 50,08% акций ПАО «Башнефть». 25 мая премьер-министр Дмитрий Медведев подписал распоряжение, включающее «Башнефть» в перечень АО, из уставного капитала которых государство намерено выйти в период 2014–2016 годов. При этом Алексей Улюкаев, жестко отстаивавший позицию, что госкомпании не имеют права участвовать в приватизации «Башнефти», 10 августа направил правительству доклад, требуя исключить «Роснефть» из числа претендентов на продаваемый госпакет. Однако уже 30 сентября министр радикально поменял свое мнение, согласовав покупку госпакета с «Роснефтью», а неделю спустя отослал в правительство доклад о целесообразности подобной сделки. 12 октября с госкомпанией был заключен контракт о продаже ей госпакета акций за 329 млрд руб.

Спустя несколько дней Игорь Сечин и подсудимый вместе находились в индийской Гоа — на этот курорте проводился саммит стран БРИКС. В Гоа Улюкаев якобы потребовал $2 млн за одобрение покупки «Роснефтью» компании «Башнефть». Деньги, полагают следователи, вымогались «в качестве благодарности» за положительное заключение, сделанное министерством. В случае отказа министр, считают в СКР, угрожал Сечину тем, что будет препятствовать «законной деятельности» «Роснефти» «путем дачи отрицательных заключений» по другим ее приобретениям.

В фабуле обвинения утверждается, что Игорь Сечин «реально» воспринял угрозу «со стороны члена правительства», согласившись с требованием Алексея Улюкаева, чтобы предотвратить «вредные последствия» для «Роснефти». Вернувшись из Индии, отметил гособвинитель, Сечин обратился с заявлением в ФСБ и дал согласие на участие в оперативно-разыскных мероприятиях.

14 ноября 2016 года Игорь Сечин и Алексей Улюкаев по телефону договорились о встрече в офисе «Роснефти» в 17 часов. Время звонка в материалах дела было зафиксировано с точностью до минуты — 12:41, причем во время разговора, как отметил прокурор, экс-министр подтвердил «свои ранее высказанные намерения получить взятку». Приехав в офис госкомпании на Софийскую набережную, Алексей Улюкаев «в период с 17:00 до 17:25 лично получил» от гражданина Сечина, «действующего в рамках оперативно-разыскных мероприятий», $2 млн наличными, говорилось в обвинительной фабуле. Затем сотрудники ФСБ изъяли сумку с деньгами из багажника служебного автомобиля господина Улюкаева, а его самого задержали.

15 ноября чиновник был помещен судом под домашний арест по месту проживания на Минской улице в Москве. В тот же день президент России Владимир Путин уволил Улюкаева. Через две недели, 29 ноября 2016 года суд наложил обеспечительный арест на десять земельных участков и жилой дом экс-министра в Смоленской области. 14 декабря были арестованы принадлежащие подозреваемому денежные средства и монеты из драгоценных металлов на общую сумму в 500 млн рублей, и его счета в российских банках на общую сумму в $1 млн и 280 млн рублей. 8 августа 2017 года суд продлил домашний арест Улюкаева до 27 января 2018 года.

Едва дождавшись окончания выступления гособвинителя, Алексей Улюкаев, резко встав, заявил, что намерен немедленно выразить свое отношение к услышанному.«В отношении меня Федеральной службой безопасности была совершена провокация взятки, организованная на основании ложного доноса главного исполнительного директора «Роснефти» Сечина и осуществленная начальником службы безопасности Феоктистовым», — заявил он. И затем подчеркнул, что данная провокация послужила необоснованным основанием для возбуждения в его отношении уголовного дела.

Экс-министр рассказал, что ФСБ несколько недель готовилась и ждала, пока он приедет, но он не приезжал. «Не дождавшись, пока я приеду, чтобы получить деньги, Сечин лично позвонил мне и уговорил приехать», — уточнил Улюкаев. Он отметил, что обвинение против него сфабриковано. «Следствие не только намеренно игнорировало очевидные доказательства ложности показаний Сечина, но не предпринимало необходимых действий для получения доказательств по делу», — сказал Улюкаев. По его словам, которые приводит «Ъ», «простое здравомыслие» не позволило бы ему требовать взятку у Игоря Сечина ввиду несоразмерности их «политического влияния и веса».

В то же время сам факт получения фигурирующей в обвинении суммы не отрицался. Как несколько раз повторил господин Улюкаев, деньги передавались в сумках, при этом он не стал уточнять, каким образом они затем оказались в багажнике его автомобиля.

Когда Алексей Улюкаев закончил, его адвокат потребовала вернуть материалы дела в Генпрокуратуру, настаивая, что обвинительное заключение, зачитанное в суде, кардинально отличается от предъявленного ее подзащитному. Трое ее коллег поддержали это ходатайство. Однако гособвинитель напомнил защитникам, что УПК не требует повторять обвинительное заключение «слово в слово» и у обвинения есть право ограничиться выжимкой из него.

После короткого совещания судья согласилась, что обвинительное заключение было «изложено в понятной форме» без искажения фабулы дела и нарушений требований УПК. Следующее заседание пройдет 1 сентября, на нем планируется начать допрос свидетелей обвинения, среди которых заявлен Игорь Сечин. Далее будут изучены письменные доказательства обвинения, допрошены свидетели защиты и изучены их доказательства. Допрос обвиняемого планируется провести в последнюю очередь.

Пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев отметил, что компания не будет комментировать высказывания экс-министра Улюкаева. «Суду представлены исчерпывающие материалы, доказывающие факт преступления», — подчеркнул господин Леонтьев. Из этих материалов, отметил представитель «Роснефти», следует, что господин Улюкаев сам требовал незаконное вознаграждение за исполнение своих прямых служебных обязанностей. Сам за ним приехал в офис «Роснефти» и сам пытался уехать с деньгами. По версии Леонтьева, высказывания Алексея Улюкаева являются косвенным, если не прямым признанием факта преступления.

Если дело дошло до суда, приговор будет обвинительным, уверен адвокат Владимир Жеребенков, слова которого приводят «Ведомости». Но к чиновникам суды подходят достаточно благожелательно. Дела о получении взятки часто переквалифицируются – обычно на мошенничество, если удается доказать, что реальными полномочиями исполнить обещанное чиновник не обладал, рассуждает адвокат. А там и наказание ниже, и срок можно назначить условный.

Но вряд ли Сечину, который сейчас воюет на двух фронтах («Роснефть» одновременно пытается взыскать 170 млрд рублей с прежнего владельца «Башнефти» – АФК «Система». – «Ведомости»), удастся одержать победу везде, предупреждает политолог Николай Петров. Такая демонстрация всемогущества Сечина вряд ли нужна Кремля в канун выборов. Необходимость для него явиться в суд — уже факт публичного унижения, санкционировать которое мог только лично президент, уверен эксперт.

[lenta.ru, 16.08.2017, "Два лимона, нефть, Гоа": Еще бывший министр рассказал, что за восемь месяцев, проведенных под домашним арестом, похудел на 14 килограммов. «Большое спасибо нашему правосудию за это», — ядовито добавил подследственный.

По условиям домашнего ареста, Улюкаев может гулять два часа в день. Его адвокат месяц назад просил суд увеличить время прогулок, но следователь категорически выступил против этого.

«Мы бы хотели попросить увеличить продолжительность прогулки до трех часов, а также не привязывать их к строгому расписанию, потому что ему не очень удобно общаться с детьми при режиме прогулок строго с семи до девяти утра», — сказал РИА Новости защитник Тимофей Гриднев.

«Время было выбрано с целью, чтобы Улюкаев не смог встретить свидетелей и других заинтересованных по делу лиц», — заявил в ответ сотрудник СК — врезка Руспрес.]

 

****
 
"На основе заведомо ложного доноса"

 

Виновным себя не признаю полностью. В отношении меня Федеральной службой безопасности совершена провокация взятки, организованная на основе заведомо ложного доноса главного исполнительного директора «Роснефти» Сечина и начальника службы безопасности «Роснефти» Феоктистова.

Данная провокация послужила основанием к необоснованному возбуждению в отношении меня данного уголовного дела.

В процессе расследования данного дела следственные органы не только намеренно игнорировали очевидные доказательства ложности показаний Сечина, но и умышленно не предпринимали необходимых действий, направленных на получение доказательств этой ложности. В конце концов в отношении меня в отсутствие каких-либо объективных доказательств было сфабриковано обвинение, которое основывается исключительно на показаниях Сечина о том, что я якобы вымогал у него взятку за положительное заключение за возможность участия компании «Роснефть» по ликвидации «Башнефти».

Понимая надуманность этих утверждения, в связи с тем, что указанные заключения были даны по указанию правительства Российской Федерации задолго до вымышленных Сечиным событий, последний заявил, что я также угрожал ему в случае отказа выплатить требуемую сумму совершить действия, направленные на воспрепятствование деятельности компании «Роснефть».

Думаю, что простого здравомыслия было бы более чем достаточно для понимания ложности и абсурдности данных заявлений не только ввиду моей служебной компетенции, которая не позволяет влиять на коммерческие структуры вообще, а компанию «Роснефть», которая не подведомственна Росимуществу и Министерству экономического развития - в особенности, но и ввиду очевидной неэквивалентности моего политического веса и веса господина Сечина в российском политическом истеблишменте.

Главным аргументом моей якобы виновности являлся факт получения мной от Сечина сумки, в которой находились два миллиона долларов. Именно это обстоятельства, по мнению следствия, автоматически и безоговорочно доказывает обвинение в вымогательстве взятки и является достаточным для объяснения всех очевидных пробелов расследования.В этой связи считаю нужным заявить, что передача мне этой сумки была заранее спланирована сотрудниками ФСБ, которые в течение нескольких недель, основываясь на ложных показаниях Сечина, ждали моих незаконных требований передачи взятки, естественно, не дождались таковых.

В конце концов, понимая, что их не последует, Сечин сам позвонил мне и под предлогом обсуждения важных текущих вопросов деятельности компании и желая показать мне компанию, уговорил меня приехать в компанию «Роснефть».

Обвинение полностью проигнорировало эти обстоятельства передачи Сечиным мне сумки, в котором их совокупность не оставляет сомнений в отношении совершения в отношении меня провокации. Я надеюсь на объективное и честное рассмотрение судом данного уголовного дела, я также надеюсь, что мне и моей защите будет представлена возможность не только на доказательства обвинения, которые подтверждают мою невиновность, но и получить с помощью суда доказательства, о которых мы заявляли на следствии и в получении которых нам было отказано.

Источник: полный текст выступления Алексея Улюкаева в суде, 16.08.2017