Спецслужбы
31.08.2017

«Бритва Суржикова»: или свидетелем по делу Шакро, или обвиняемым по делу Гагиева

«Бритва Суржикова»: или свидетелем по делу Шакро, или обвиняемым по делу Гагиева
  • Захарий Калашов. Фото BlogNews
Ушедший в криминал сотрудник МВД сдал коллегам всю «малину»

Основные показания в расследовании противоправной деятельности лидера российского воровского мира Захария Калашова (Шакро Молодого) дает бывший сотрудник правоохранительных органов Евгений Суржиков. Информация Суржикова особенно ценна, учитывая, что перед арестом он был главным телохранителем уголовного авторитета. Развязать язык бывшему коллеге следователям помогли сведения, полученные в ходе расследования другого дела — о связи правоохранителей с лидером группировки киллеров Асланом Гагиевым по кличке Джако, фигурантом которого опасается оказаться бывший силовик.

В июне 2016 года почти одновременно были задержаны два давних друга — начальник 4-й оперативно-розыскной части управления угрозыска Подмосковья Вадим Шавлохов и экс-сотрудник МВД Евгений Суржиков. Обвинения им, правда, предъявили разные. Суржикову — по делу о вымогательстве у бизнесвумен Жанны Ким, по которому обвиняемым проходит и Захарий Калашов. А Шавлохову — в получении $300 тыс от участников банды Гагиева. За эти деньги Шавлохов передал гангстерам письмо министра внутренних дел Северной Осетии Артура Ахметханова главе МВД Владимиру Колокольцеву, в котором приводились результаты оперативно-розыскной работы в отношении банды Джако. Также Шавлохов брался обеспечить, чтобы вылетавшие в Австрию для задержания Гагиева оперативники его там не нашли.

Тот факт, что задержания прошли почти одновременно, вовсе не случаен. По версии источника «Росбалта», Суржиков попал в поле зрения оперативников и в связи с расследованием в отношении Джако. Экс-сотрудник МВД был другом Шавлохова, они одно время вместе работали и т. д. Оба проявляли активностьи в период, когда осваивались деньги группировки киллеров. Однако ничего конкретного на Суржикова не было, а Шавлохов заявлял, что стал жертвой оговора.

Перед своим арестом Суржиков фактически выполнял обязанности главы службы безопасности Шакро, поэтому знал много интересного. Но поначалу он не давал ценной информации. Тогда ему и напомнили о «деле Гагиева». В итоге весной 2017 года Суржиков согласился сотрудничать с ФСБ в рамках расследования об организации Калашовым преступного сообщества и, по слухам, рассказал контрразведчикам немало интересного. Например, о том, кто собирал деньги на взятку для сотрудников СК Ламонова, Никандрова и Максименко, кто участвовал в переговорах, как, когда и где они проходили и т. д.

После этого Суржикову была изменена мера пресечения на домашний арест. А ФСБ, основываясь на его показаниях, начала одного за другим вызывать на допросы фигурантов этой истории, в том числе миллиардера и бывшего депутата Госдумы Андрея Скоча, бывшего советника председателя Верховного суда Игоря Борисенко и т. д. Большинство из них предпочли сразу уехать из страны, на повестки следователей они не реагируют. Среди тех, о деятельности кого подробно рассказал Суржиков, оказался и заместитель начальника УСБ СК РФ Денис Богородецкий. Именно к нему в свое время обратился Суржиков с предложением организовать за взятку освобождение из СИЗО «авторитета» Андрея Кочуйкова (Итальянец). Примечательно, что и до этого времени Богородецкий, фигурировавший в расследовании в качестве свидетеля, полных «раскладов» ФСБ не давал. Показания Суржикова открыли возможность перевести Богородецкого в разряд обвиняемых, отправить в СИЗО и рассчитывать, что там он заговорит.

«Суржиков не учел одного. Богородецкий не стал говорить только о деле Шакро, но и показаний в отношении персонально Суржикова добавил. А знал он много, поскольку до прихода в СК одно время работал вместе с Суржиковым в МВД, являлся его подчиненным. Происходило это в момент сотрудничества с бандой Гагиева. В частности, Богородецкий сообщил, что Шавлохов и Суржиков фактически осуществляли прикрытие для банды Джако: оказывали ей разные услуги, делились информацией, предупреждали о намечающихся операциях. А Суржиков, который всегда еще был и „решальщиком“, брался заодно и помочь в кадровых перестановках в МВД Северной Осетии в интересах Гагиева. Это очень полные и развернутые показания, которые легко могут перерасти в новые и серьезные обвинения для Шавлохова и Суржикова», — высказал мнение собеседник агентства. По его мнению, теперь перед ФСБ стоит непростой выбор: оставить Суржикова ценным свидетелем по «делу Шакро» или сделать его интересным обвиняемым по «делу Гагиева». «В любом случае Суржик (так знакомые называли бывшего сотрудника МВД) оказался „на крючке“, с которого ему не слезть», — полагает источник агентства.

Что касается Богородецкого, то под стражей он пробыл совсем недолго. Вскоре ему изменили меру пресечения на домашний арест. Как сообщало агентство «Руспрес», следствие рассчитывает получить дополнительные данные о деятельности банды Гагиева от бывшего генерального директора ОФО «Финансовая лизинговая компания» Наиля Малютина, выданного недавно России австрийскими властями. Самого Малютина сейчас активно допрашивают на предмет выявления связей киллера с экс-министром энергетики Игорем Юсуфовым и его сыном Виталием Юсуфовым.