Спецслужбы
25.09.2017

Великий немой Максименко

Великий немой Максименко
  • Михаил Максименко. Фото "Ъ"
Коррумпированные генералы Бастрыкина наперегонки спешат дать показания друг на друга

В сети появились первые сообщения о том, что очередной генерал Следственного комитета, арестованный по делу о взятке за освобождение уголовного авторитета Сергея Кочуйкова по прозвищу «Итальянец», начал давать показания. Речь идет о бывшем главе Управления собственной безопасности Следственного комитета (УСБ СК) РФ Александре Ламонове, который агентством «Руспрес»  назывался посредником в передаче $500 тыс от Евгения Суржикова и Дениса Богородецкого еше одному генералу — Михаилу Максименко.  Если такая информация подтвердится, Максименко останется единственным «важняком» СК РФ, который до этого времени не пошел на сделку со следствием.


«После того как заговорили Денис Никандров и заместитель Ламонова Денис Богородецкий,  у самого Ламонова остался небольшой выбор. Либо пойти в суд как получателю взятки вместе с Максименко. Либо начать все рассказывать и стать посредником при передаче взятки Максименко, что довольно верно отображает его роль в этой истории», — сообщает «Росбалт»  со ссылкой на источник, знакомый с ситуацией. По его словам, именно после изменения позиции Ламонова Максименко решил прекратить любое общение с представителями ФСБ, ссылаясь на статью 51 Конституции РФ. Во-первых, после показаний двух некогда приближенных к нему лиц полное отрицание факта взятки потеряло смысл. Во-вторых, таким образом можно избежать очных ставок.


Теперь не исключено, что Ламонову будет изменено обвинение со статьи 290 УК РФ (получение взятки в особо крупном размере) на статью 291.1 (посредничество при передаче взятки). Правда, от уголовной ответственности он, в отличие от Богородецкого, освобожден не будет, поскольку не добровольно сообщил о взятке, а сделал это вынужденно после показаний других фигурантов дела.


По версии ФСБ, в одном из ресторанов на Тверской улице московский ресторатор Олег Шейхаметов (близкий друг Кочуйкова) передал коробку с $500 тыс бывшему сотруднику МВД РФ Евгению Суржикову. Тот отдал деньги приятелю Денису Богородецкому, занимавшему пост замначальника УСБ СКР. Богородецкий вручил коробку своему начальнику Ламонову, а тот — Михаилу Максименко. Последний отсчитал от суммы $100 тыс и вернул их Ламонову. Это была плата всем посредникам за их услуги.


Одновременно Максименко вел переговоры с замначальника Главного следственного управления (ГСУ) СКР по Москве Денисом Никандровым о том, какие действия надо предпринять для освобождения Кочуйкова из-под стражи. Никандров долгое время отрицал вину, но, как ранее сообщал потом «заговорил»,  после чего на дело наложили гриф секретности. Он рассказал сотрудникам ФСБ, что действительно совершил ряд шагов для освобождения Итальянца, но делал это не за деньги, а по указанию Максименко, от которого зависела дальнейшая карьера Никандрова. Последний, по словам источников также неоднократно упоминал в своих показаниях главу ГСУ СК по Москве Александра Дрыманова.  Причем озвученные сведения касались не только «дела Итальянца». В результате сейчас ФСБ активно допрашивает бывших следователей ГСУ СК по Москве, которые были уволены за то, что отказывались выполнять распоряжения руководства по ряду дел, считая их сомнительными. Ранее у Дрыманова был проведен обыск.


Из нынешней картины уголовного дела следует, что взятку получил только один Максименко. Суржиков, Богородецкий и Ламонов были лишь посредниками. А Никандров действовал бесплатно, боясь отказать Максименко. В связи с этим Никандрову тоже могут быть изменены обвинения со взяточничества на какую-то другую статью УК РФ — превышение или злоупотребление полномочиями.


В отношении Шейхаметова, Суржикова и Богородецкого уголовное преследование прекращено, поскольку они добровольно сообщили о даче взятки.


Что касается Максименко, то для него это станет далеко не единственным эпизодом получения взятки. По некоторым сведениям, Максименко давно находился под наблюдением ФСБ, почти все его разговоры (не только телефонные) записывались. В ходе этой работы были зафиксированы беседы о том, что генерал получал за нужные решения СК РФ деньги и ценные подарки от депутата Госдумы Андрея Скоча, бывшего советника зампредседателя ВС РФ Игоря Борисенко, бизнесмена Дмитрия Смычковского  и Евгения Суржикова. Переговоры о получении денег от последнего велись как раз в момент, когда контрразведчики наблюдали за Максименко. В результате под наблюдение был взят и Суржиков, его встречи с неким Олегом, просившим об освобождении Итальянца, фиксировались. Правда, личность Олега поначалу установить не удалось. Гораздо позже выяснилось, что этим человеком являлся Олег Шейхаметов, который добровольно сообщил о факте передачи взятки.


Смычковский также подал заявление о даче взятки Максименко, его уголовное преследование прекращено. Скоч и Борисенко пока подобных заявлений не сделали.
Что касается еще одного эпизода получения взятки Максименко — от бизнесмена Бадри Шенгелия, то источники говорят, что последний не фигурировал в записях. Шенгелия, узнав об аресте Максименко, решил сам рассказать о передаче ему денег.

Ранее агентство «Руспрес» сообщало о том, что Олег Шейхахметов является деловым партнером Андрея Скоча  — они в частности являются совладельцами сети ресторанов «Якитория».